Верховный суд подтвердил законность лишения Ильи Пономарева статуса депутата

Апелляционная коллегия Верховного суда России признала законным решение Госдумы о досрочном лишении мандата депутата Госдумы Ильи Пономарева. Как сообщает ТАСС, апелляционная жалоба политика оставлена без удовлетворения.

Адвокат Пономарева Мария Баст просила отменить решение о законности решения Госдумы от 10 июня 2016 г. о досрочном прекращении полномочий ее клиента. Он стал первым депутатом, которого лишили мандата за неисполнение обязанностей в течение 30 и более календарных дней на основании принятого весной 2016 г. закона. Баст объяснила, что депутат решил не возвращаться в Россию из-за границы в связи с нежеланием представать перед российским судом, что, по ее мнению, является уважительной причиной для неявок на заседания Госдумы.

В апреле 2015 г. Дума лишила Пономарева депутатской неприкосновенности, против него возбуждено уголовное дело. Следствие обвиняет его в растрате.

По версии следствия, в 2010 г. фонд «Сколково» заключил с Пономаревым договор на $750 000 на выполнение научно-исследовательских работ. Первоначальная версия соглашения предусматривала, что депутат проведет научные работы в несколько этапов, составляя по каждому этапу аналитический отчет, на который будет получена рецензия от международной научной организации. Затем старший вице-президент фонда Алексей Бельтюков подписал с Пономаревым дополнительное соглашение, которое снижало стоимость договора до $450 000, однако фактически отменяло систему поэтапных отчетов, создав условия для хищения средств, полагает следствие.

Чтобы легализовать оплату суммы в $450 000, Бельтюков изготовил под видом научно-исследовательской работы два отчета, которые не представляли никакой научной ценности и не соответствовали требованиям технического задания, и приобщил их к документам о расходовании денежных средств, заявили в СКР. Для освоения остальных $300 000 Бельтюков заключил с депутатом еще один договор, по условиям которого депутат должен был провести курс лекций и семинаров на тему «Коммерциализация новых технологий». Как считают в СКР, проверка установила, что на самом деле лекции сводились к 3-18-минутным выступлениям, не связанным с заявленной тематикой.