Авто
Бесплатный
Владимир Штанов

Стивен Маттин: "Машина должна излучать уверенность"

Директор по дизайну «АвтоВАЗа» Стив Маттин о том, как будет выстроена работа дизайн-студии в Москве, об отношениях с альянсом Renault-Nissan и уверенности, которую должны излучать машины Lada
Д.Абрамов / Ведомости

На прошлой неделе «АвтоВАЗ» показал журналистам недавно открывшуюся дизайн-студию в Москве. Она расположена в трехэтажном историческом здании площадью 370 кв. м в Гороховском переулке. Студия станет подразделением центра дизайна компании, расположенного в Тольятти, но московская площадка будет мозговым центром, подчеркивает директор по дизайну «АвтоВАЗа» Стивен Маттин. За его плечами опыт работы в DaimlerChrysler (главный менеджер по дизайну) и Volvo (первый вице-президент и директор по дизайну). Сейчас от Маттина требуется сделать узнаваемым внешний вид автомобилей Lada. Первые результаты его работы предприятие продемонстрирует в августе. На Московском автосалоне будет выставлен концепт кроссовера, который дорабатывал Маттин. В серию эта машина должна пойти в 2015 г.

- Дизайн-студия была условием Вашего перехода на «АвтоВАЗ»?

- Не скажу, что это было обязательное решение, тем не менее я был в курсе того, что идет процесс создания студии технической эстетики, студии дизайна. Процесс был начат до меня, но в любом случае полностью поддерживаю эту идею: создание такого филиала, вспомогательной студии — серьезный шаг, это будет влиять на весь процесс.

Москва — большой город, столица. Иметь такой вот противовес между столицей и местом основного производства - очень важно. Я считаю, что это отличная возможность не только для меня, но и для всей компании. Создается некий мозговой центр. Расположение студии в Москве позволит наиболее эффективно привлекать одаренных специалистов.

Когда я нахожусь в Тольятти, то у меня там очень жесткий график — встречи, мероприятия, нет даже пяти минут, чтобы просто сесть и о чем-то подумать. Здесь я тоже, конечно, не буду простаивать, и тоже может не найтись пяти минут свободного времени. Тем не менее тут хорошая атмосфера для того, чтобы переключаться с различных видов деятельности [административных], есть необходимое количество людей, которые это переключение мне обеспечат.

Взаимодействие между основным КБ в Тольятти и филиалом в Москве не похоже на аналогичные структуры в других компаниях. В других компаниях главный конструктор, главный дизайнер посещает вспомогательные студии раз в два месяца, раз в полгода. А здесь есть возможность делать это еженедельно.

Людей у нас пока немного, а предполагается значительно больше (в штате студии будут работать шесть дизайнеров, шесть 3D-модельщиков и два инженера – "Ведомости"), но эта обстановка позволяет собираться каждую неделю и регулярно вести общение, что очень помогает.

- Что вас не устраивает во внешнем виде автомобилей Lada, и что бы вы хотели изменить? Каким вы видите автомобили этой марки — с агрессивными формами, или, наоборот, спокойными?

- Не совсем корректно было бы мне отвечать, что мне не нравится. Почему? Автомобили создавались давно и в свое время были в порядке. Сейчас нужно, скорее, смотреть в будущее. Раньше я работал в Mercedes-Benz. Компания с большим прошлым - это довлеет, и нужно искать какие-то гибкие решения, чтобы соответствовать постоянно меняющимся требованиям заказчика. Мои функции состоят в том, чтобы менять стандартные подходы, этим я занимаюсь более 10 лет, и все фирмы, в которых я работал, как раз меня приглашали за этим. И тут дело не в том, чтобы создать машину агрессивную или «приклеить» ей иное лицо. Тут нужно сделать эффективным сам товарный знак. Создать нечто уверенное, нечто, что будет гораздо более эмоциональным.

- Что вы имеете в виду?

- Это, вроде как стоит на улице машина и всем своим видом показывает: «Смотри, ты должен гордиться, что у тебя есть машина по имени Lada». Так же как при публичном выступлении — если человек нервничает, дергается, отвлекается, он выглядит неубедительно. То же самое и с машиной. Она должна излучать уверенность.

Бренд Lada (дизайн автомобилей) создавался, когда на внутреннем рынке была мало конкурентов. А сейчас среда изменилась — сюда приходят японцы, европейцы, китайцы. Рынок гигантский, и он растет, все хотят в этом процессе поучаствовать. Получается — задача усложняется: нам нужно не просто конкурировать с этими производителями, а сделать так, чтобы те, кто покупал наши автомобили, оставались с нами, и при этом привлечь новых покупателей. Поэтому тут важны не отдельные элементы - как то сугубо дизайн или сам по себе продукт, - важна их взаимосвязь.

- Какие отличительные черты появятся у новых моделей Lada?

- Вопрос на грани фола — отвечая на него, мне придется выдать часть конфиденциальной информации.

- Ну, хотя бы на таком уровне - округлые, угловатые, квадратные, треугольные формы?

- Ну, четыре колеса у нее будет, и даже больше, если понадобится (смеется). Для меня основная задача — сделать торговой марке новую внешность. И не думайте, что они [автомобили Lada] будут выглядеть так, какими вы их видите сегодня. Будет совокупность: уверенность, экспрессивность, динамика, восторг, уникальность, - список можно продолжать. Тем не менее оговорюсь, что довольно сложно изменить существующий бренд. Это не простая задача. Это вызов.

- Но что-нибудь останется от прежней Lada во внешнем облике?

- Задача двоякая: с одной стороны, придерживаться современных течений и ориентироваться на установки, с другой стороны, нужно сделать так, как я уже говорил, чтобы люди оставались с нами и приходили новые. Поэтому нужно сохранять баланс.

- Есть ли модели, которым вы уделяете больше личного внимания или полностью их курируете, оставляя остальные своим коллегам?

- Нет, тут я стараюсь охватить все. Я не собираюсь что-то упускать: если речь идет о дизайне, то нужно отслеживать все. За всем, конечно, не уследишь. Но нужно держать руку на пульсе и быть во главе всех изменений. Для меня важно передать опыт, а чтобы это делать, нужно во все вникать.

- Тем не менее, как мне рассказали, вы тоже много рисуете?

- Конечно, да. Времени мало. Если ты уж дизайнер по призванию, то это процесс постоянный. Смысл моей работы в том, чтобы набросать за пять минут какой-то рисунок, отдать его в работу дизайнеру. Именно так я, наверное, буду работать. Плюс я буду брать рисунки своих специалистов и дорабатывать. Словом, процесс будет обоюдным. Я в этой индустрии уже четверть века, и на улицах можно встретить много машин, к которым приложил руку. Многие были сделаны в высоком ценовом сегменте, тем не менее я исхожу из того, что если и дорогая машина, то аналогичные вещи можно применить и в более дешевых моделях.

Моя задача с Томасом [Бигвудом, координатором организации московской студии дизайна Lada] — не столько озадачивать, сколько подталкивать дизайнеров к тем или иным вещам. У кого-то опыта не хватает, кто-то молодой слишком, кто-то путешествовал много, кто-то меньше.

- Вы говорили, что будете, прежде всего, привлекать российских дизайнеров. Потому что они дешевле, чем зарубежные коллеги?

- Мы будем стараться выращивать таланты внутри компании. Конечно, ситуация в России и Европе отличается и по уровню зарплаты, и по стоимости жизни. Наша задача заключается в том, чтобы привлекать правильных людей. Двери у нас открыты. Мы даем рекламу в интернете, взаимодействуем с учебными заведениями, участвуем в зарубежных автосалонах. Если кто-то решит переехать из-за рубежа и работать у нас — почему нет? Мы договоримся об условиях, если человек нам подойдет. Но, конечно, привлечь людей из Российской Федерации проще: это ближе, в чем-то экономичнее, но при этом они понимают специфику страны и видят будущее фирмы. Оптимальный вариант — привлекать российских дизайнеров, но имеющих опыт работы в зарубежных компаниях.

- С «АвтоВАЗом» тесно сотрудничает альянс Renault-Nissan, в перспективе через СП с «Ростехнологиями» альянс будет контролировать «АвтоВАЗ». Вы уже участвуете в разработке моделей, которые будет выпускать в России Renault-Nissan?

- Я знаю ситуацию в Renault и Nissan, так как работаю в этой среде. Моя задача заключается в том, чтобы напрямую не конкурировать с их моделями и не делать продукт, который ухудшит их позиции. Но тем не менее мы продаемся отдельно на российском рынке. Конечно, в любом альянсе есть сотрудничество — и в технологическом плане, и в продажах отдельных марок автомобилей. Естественно, такое есть и у нас. Самое важное то, что модели Lada будут разрабатываться именно под моим руководством. Renault и Nissan будут заниматься своими моделями. Тем не менее важно понимать, что происходит у наших коллег по альянсу, что они разрабатывают — чтобы не было перехлеста, поглощения одной марки.

- То есть облик российского Datsun (о возрождении этой марки Nissan объявил весной 2012 г.), например, который планируется выпускать на «АвтоВАЗе», вы создавать не будете?

- Renault - это Renault, Nissan - это Nissan. У нас, конечно, есть линии соприкосновения, и если им захочется узнать мое мнение, то я его озвучу. Тем не менее буду оставаться при своем. Понимаете, мы один альянс, но внутренняя конкуренция развита. Это здорово, когда мы смотрим друг на друга, пытаемся обогнать. И я буду стараться их перегнать, создать нечто лучшее. То же самое я делал в других фирмах — старался делать что-то выдающееся. Было нелегко, но это у меня получалось.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать