Статья опубликована в № 4118 от 18.07.2016 под заголовком: Иномарки уезжают из России

Почему сокращается выбор новых автомобилей в продаже

Ряд иномарок не поставляются в Россию из-за падения спроса

За два года российский авторынок потерял 40% модельного ряда: если в 2014 г. покупатель мог делать выбор из 500 моделей, то сейчас – из 300, подсчитал президент ассоциации «Российские автодилеры» (РОАД) Владимир Моженков.

Только с марта по июнь этого года, по данным «Автостата», с продажи сняты 16 моделей, среди них Mitsubishi Lancer, Nissan Teana и Nissan Juke, Renault Fluence, две модели Geely.

Сокращение модельного ряда будет продолжаться: производители уводят с рынка наименее продаваемые модели, чтобы не тратиться на логистику и сертификацию, объясняет Моженков. Новая сертификация автомобилей по «Глонасс» обойдется примерно в $2 млн на одну модель, отмечает президент группы компаний RTDService, дилера Renault, Андрей Петренко.

В первую очередь с рынка ушли не массовые, а нишевые модели, которые в годы относительного изобилия могли добавлять продажи, а сейчас являются существенным бременем и дополнительными затратами, соглашается представитель группы «Автомир» Татьяна Лавренова. В 2014 г. «Автомир» продавал около 290 моделей разных марок, в 2016 г. их число сократилось до 200.

Дешевле и выше

Как показал проведенный «Ведомостями» опрос дистрибуторов и производителей, в количественном выражении модельный ряд самых продаваемых в России марок почти не изменился, но качественные изменения заметны сильно.

О том, что российский рынок с 2014 г. не покинула ни одна модель, заявил только представитель Kia. Россия в числе приоритетов для Kia Motors на глобальном уровне. Наша страна – четвертый по величине рынок в мире и одна из немногих, где доля рынка Kia превысила 10%, объяснил он.

Toyota решила оставить в продаже пользующиеся наибольшим спросом в России внедорожники и кроссоверы, а также Camry, сообщил представитель компании. Видит потенциал в развитии модельного ряда в сегменте SUV и Renault. Расширяет модельный ряд внедорожников и Lexus, так, он запустил новый LX 450d с первым дизельным двигателем Lexus специально для России. Lada вышла в сегмент городских кроссоверов с Lada Xray, а также выпустила в 2014–2015 гг. внедорожную линейку Cross (у Lada Kalina и Lada Largus увеличен клиренс, добавлен защитный обвес).

Nissan в последнее время фокусируется на сегменте кроссоверов и внедорожников, в котором компания традиционно сильна, говорит представитель компании.

Hyundai вывел с рынка только одну модель – седан бизнес-класса Grandeur, пользующуюся низким спросом, говорит представитель компании.

Поскольку сейчас интерес клиентов к нишевым моделям не слишком высок, некоторое время назад Volkswagen приостановил в России продажи компактного хетчбэка Scirocco и компактного минивэна Touran, сообщил представитель марки.

Представитель Renault говорит, что компания вывела из локального модельного ряда нишевые автомобили, продажи которых не оказывали существенного влияния на долю рынка.

Но Петренко называет сокращение модельного ряда одной из основных проблем для дилеров Renault. «Мы продаем Logan, Sandero, Stepway, тот же Duster. Если наш клиент хочет пересаживаться дальше – что он делает? Ничего! Он уходит в другую марку, – констатирует Петренко. – Он уже перерос, ему этот автомобиль мал. С уходом с рынка моделей Koleos, Fluence, Megane (кроссовер, седан и хетчбэк. – «Ведомости») это становится большой проблемой». В салонах дилеров доступны Koleos 2015 года выпуска, компания также рассматривает возможность выхода на российский рынок нового Renault Koleos в первой половине 2017 г., уточняет представитель компании.

В итоге такой оптимизации, сориентированной на основной спрос, у покупателей, желающих приобрести малолитражку или, наоборот, автомобиль класса С, а также компактвэн или минивэн, будут серьезные проблемы с выбором, свидетельствуют данные «Автостата».

Если до кризиса класс А был представлен десятком моделей, то сейчас их осталось всего три: производящийся в Узбекистане Daewoo Matiz, корейская Kia Picanto и собираемая в Черкесске китайская малолитражка Lifan Smily.

Chevrolet Spark, Suzuki Splash, Peugeot 107 и Citroen C1, Chery Kimo и Faw V2 покидают рынок. Их производители объясняют это падением спроса: если в 2013 г. автомобили класса А занимали около 6%, то в мае 2016 г. – только 0,3%.

В классе полноразмерных минивэнов сейчас в России осталось всего две модели – Toyota Alphard и Chrysler Grand Voyager.

Большие потери за последние два года понес сегмент С, на который теперь приходится лишь около 7% рынка новых автомобилей, тогда как восемь лет назад каждый четвертый проданный в России автомобиль относился к гольф-классу, а его представитель Ford Focus был самой продаваемой иномаркой в стране. Сейчас он не попадает в топ-25 самых популярных моделей.

Из-за ухода GM в России прекращены продажи таких заметных представителей гольф-класса, как Chevrolet Cruze и Opel Astra, Honda остановила продажи модели Civic. В лидеры класса вышли Nissan Almera, Skoda Octavia и Kia Сeed.

Российский авторынок продолжает сужение до двух основных сегментов: бюджетные авто В-класса и кроссоверы SUV, свидетельствуют данные «Автостата». Три из четырех продающихся машин в России уже приходятся на эти два сегмента (почти 80% всех продаж). Расширение выбора на рынке произойдет только после восстановления покупательского спроса, констатирует гендиректор «Автостата» Сергей Целиков.

Дна не видно

За первые шесть месяцев 2016 г. продажи новых легковых и легких коммерческих автомобилей снизились на 14%, подсчитал комитет автопроизводителей АЕБ. И если дилеры и производители в начале года довольно уверенно говорили о надеждах на восстановление автомобильного рынка в 2017 г., то сейчас уже признают, что продажи еще на пару лет могут застыть на уровне 1,4–1,5 млн автомобилей в год. У россиян все меньше денег, а цены на автомобили растут.

С сентября 2014 к лету 2016 г. доллар подорожал к рублю на 70%, а евро – на 50%. Цены на автомобили отыграли это повышение не полностью, хотя и подошли к нему достаточно близко. Не отражать изменение курса в цене автомобилей позволяет увеличение доли автомобилей российской сборки в общем объеме продаж. Так, если в 2009 г. более 50% новых автомобилей, продаваемых в России, были импортными, то сейчас – только около 20%.

Средневзвешенная цена автомобиля за два года, по данным «Автостата», увеличилась почти на 38%. Сейчас она составляет 1,18 млн руб. против 870 000 руб. в сентябре 2014 г.

Реальные же доходы населения, по данным Росстата, последний раз увеличивались в октябре 2014 г., а с тех пор падали. К апрелю 2016 г. падение достигло 9% и, по данным статистического ведомства, продолжается.

Если в 2014 г., чтобы купить новый бюджетный автомобиль класса В, средней российской семье нужно было аккумулировать доход за 69 недель, то в 2015 г. – уже за 83 недели, делают вывод авторы совместного исследования РОАД и «Автобизнес ревю». Новый автомобиль вновь стал роскошью, заключают они. Для сравнения: в США для покупки новой машины хватит дохода семьи за 22–26 недель.

Кроме того что подорожали машины, еще и усложнился процесс получения водительских прав. Из-за этого в 2015 г. права впервые получило почти на четверть меньше россиян, чем годом ранее, – 1,87 млн человек. До этого от года к году водителей становилось больше.

Если бы не господдержка, рынок бы рухнул, делают вывод участники РОАД: в 2015 г. по программам продавался каждый третий автомобиль, в I квартале 2016 г. – 40%.

Скорее всего, автомобили продолжат дорожать: производители будут постепенно сокращать субсидирование продаж на российском рынке, сокращать скидки и акции в уверенности, что покупатели привыкли к курсу рубля и нестабильности экономики, считает исполнительный директор «Автостата» Сергей Удалов. Но рост будет нерезкий, уверен он: производители, способные «закрывать» отсутствие доходов на российском рынке, продолжат это делать. Финансовых результатов деятельности российских представительств самых продаваемых иностранных марок за 2015 г. еще нет, но их отчетность по РСБУ за 2014 г. показывает: компании в лучшем случае резко снижали прибыль, в худшем – резко росли их убытки (см. инфографику).

Даже марки, фактически купившие в 2015 г. себе долю рынка за счет сдерживания цен, – в первую очередь Kia и Hyundai – постепенно эти цены повышают. Сейчас явно демпингующих марок нет, говорит Лавренова из «Автомира».

Зато такого затоваривания, как в кризис 2008–2009 гг., у дилеров нет: и они, и производители на этот раз осторожно подходили к планированию, говорит Удалов. Переизбыток автомобилей можно будет ощутить разве что к концу года: импортеры, для того чтобы отчитаться перед штаб-квартирами по продажам, зачастую заставляют дилеров выкупать машины с запасом, полагает Моженков.

Ситуация со стоками очень неровная: самых популярных моделей не хватает, говорит представитель группы «Рольф». Например, как показал обзвон московских автоцентров, многие модели Lexus можно купить только под заказ, а чтобы приобрести BMW X6, придется ждать до осени или даже до начала 2017 г. – в зависимости от модели, тогда как X1 и X3 можно выбрать на складе практически в любой комплектации.

Популярную Audi Q7 можно получить для продажи, только взяв в нагрузку медленно продающиеся сейчас Audi А7 и Audi А8, пожаловались два крупных дилера.

В расчетах производителей и дилеров ничего не изменилось, но производители ужесточили финансовую дисциплину, говорит Моженков. Тем, кто платит вовремя, они предоставляют отсрочку платежа, товарный кредит. В 2009 г. было гораздо сложнее находить финансирование, чем сейчас, и приходилось просить производителей о дополнительной отсрочке, говорит Лавренова.

Что происходит с дилерами

Согласно анализу агентства ASE, в 2015 г. доля дилерских центров, работающих с убытками, составила 22% – на 6 процентных пунктов ниже, чем в 2014 г. Ситуация улучшилась благодаря отсутствию демпинга и готовности компаний к кризисному падению спроса, отмечают аналитики компании.

Все крупные компании провели серьезную реструктуризацию бизнеса, убрав лишние расходы и сделав ставку на получение прибыли с услуг, сопутствующих продаже новых автомобилей, а также на продажу автомобилей с пробегом.

Сама по себе реструктуризация способна сэкономить приличные деньги. Так, крупнейший по выручке в 2015 г. российский дилер «Рольф», сократив количество юридических лиц, входящих в группу, с 27 до 4, экономит на налоге на прибыль 1,2 млрд руб. в год, рассказывала руководитель розничного подразделения группы Татьяна Луковецкая. В целом же по итогам прошлого года розничное подразделение «Рольфа» увеличило чистую прибыль по МСФО почти на 29% до 4,69 млрд руб., несмотря на снижение выручки на 13% до 114 млрд руб.

В 2014 и 2015 гг. все ждали массового закрытия дилеров, но этого не случилось – автобизнес оказался достаточно живучим, говорит Лавренова.

В 2014 г. дилерская сеть насчитывала 4100 предприятий. Автопроизводители ориентировались на продажу 3,3 млн автомобилей. Но в итоге сеть сократилась до 3500 предприятий – в процентном выражении это меньше, чем падение рынка, говорит Моженков. По данным «Автостата», сильнее всего пострадали сети Chevrolet и Opel. На конец марта у Opel остались только сервисные центры, а у Chevrolet – девять дилеров. Число автосалонов сократили также Great Wall, Geely, SsangYong.

«В последние полгода тенденция к закрытию усилилась: во-первых, начало сказываться сокращение гарантийного парка, а значит, и доходов от сервисных услуг, во-вторых, многие скорее всего надеялись на рост рынка, хотели пересидеть – но все это в основном касается небольших дилеров, – говорит Лавренова. – Крупные сети, с которыми мы общаемся, чувствуют себя нормально и адаптировали свой бизнес под новые объемы продаж».

Как ни странно, общая рентабельность российского бизнеса «Автомира» с 2014 г. не изменилась, продолжает Лавренова: компании удалось провести реструктуризацию и снизить затраты, адаптировав бизнес под новые объемы продаж, а также сильно увеличить продажи подержанных автомобилей – с 18% в 2014 г. до 35% в 2016 г. Торговля автомобилями превращается в продажу различных сопутствующих услуг клиентам и основной заработок дилера смещается в сторону продажи дополнительного оборудования, страховых продуктов и сервисного обслуживания, доходность от железа будет падать, как это давно произошло в Европе или Северной Америке, рассуждает она.

За прошлый год более 30 дилерских компаний вступили в процедуру банкротства, подсчитали «Автобизнес ревю» и РОАД. Банкротятся в основном небольшие дилеры, чаще всего монобрендовые, с существенной долговой нагрузкой, считает Луковецкая.

Сейчас уже никто из крупных дилеров дилерские центры не строит, они покупают или арендуют предприятия мелких дилеров, которые уходят с рынка или оптимизируют свой бизнес. Так, например, «Автомир» приобрел дилерский центр «Renault-Краснодар», а также дилерские центры «СИМ-авто» в Москве (два здания в Крылатском, бренды Kia, Mitsubishi и Nissan). Укрупнение рынка неизбежно, заключает Луковецкая. Возглавляемый ею «Рольф» в этом году завершил объединение с другой дилерской компанией – группой «Пеликан».