Авто
Бесплатный
Виталий Петлевой
Статья опубликована в № 4382 от 10.08.2017 под заголовком: «Мы очень довольны альянсом с Renault»

«Мы очень довольны альянсом с Renault»

Пол Уиллкокс рассказывает, почему Nissan сокращает модельный ряд в России, когда получится увеличить экспорт из страны и какова перспектива производства электромобилей

Nissan в России пережил кризис хуже многих конкурентов: в 2016 г. продажи в стране упали на 23% (весь рынок – на 11%), по итогам первого полугодия 2017 г. – на 3% (рынок вырос на 7%). Компания собирала свои машины на четырех российских заводах – в Москве, Санкт-Петербурге, Тольятти и Ижевске – и продавала очень большое количество моделей – далеко не все из них в значительном количестве. Столкнувшись с серьезным падением продаж, компания радикально оптимизировала бизнес в России: сборка машин в Ижевске была приостановлена, продажи малопопулярных моделей были прекращены, а упор отныне делается на кроссоверы.

Nissan Motor Co., Ltd.

Автоконцерн
Акционеры: Renault S.A. (43,4%), в свободном обращении – 54,4% акций; крупнейший институциональный инвестор – японский государственный пенсионный фонд GPIF (5,16%).
Капитализация – $41,8 млрд.
Финансовые показатели (финансовый год, завершившийся 31 марта 2017 г.):
выручка – 11,7 трлн иен ($108,4 млрд),
чистая прибыль – 663,5 млрд иен ($6,1 млрд).
Продажи (2016 г.): в мире – 5,56 млн автомобилей (данные компании), в России – 93 753 автомобиля (данные АЕВ).

Основана в 1933 г. в Японии, производит автомобили под брендами Nissan, Infiniti, Datsun. С 1999 г. вместе с французской Renault входит в альянс Renault-Nissan. В 2016 г. Nissan приобрел 34% акций компании Mitsubishi Motors, которая стала третьим членом альянса. С 2009 г. работает завод Nissan в Санкт-Петербурге. В 2016 г. выручка официального представителя Nissan в России, ООО «Ниссан мэнуфэкчуринг рус», составила 96,7 млрд руб., чистый убыток – 13,8 млрд руб.

– Продажи Nissan в России прошлом году и в первом полугодии этого были хуже рынка, Infiniti и Datsun демонстрируют рост. Вас устраивают такие результаты? Все идет по плану?

– Мы вполне удовлетворены текущими результатами. Если вы посмотрите на модельный ряд Nissan в России, то увидите, что он очень большой, моделей чересчур много. Мы проводим оптимизацию модельного ряда, в результате чего хотим сконцентрировать усилия на моделях, которые продаются наиболее успешно, а менее успешные модели уводим с рынка.

Когда есть стабильность обменного курса валют, когда рынок растет, наличие большого модельного ряда оправданно с коммерческой точки зрения. Но в условиях относительной неустойчивости рубля и заметного падения рынка для нас оказалось невозможным поддерживать такое количество моделей в России. Поэтому сейчас наша стратегия в России нацелена на поддержание ключевых моделей, а это кроссоверы и внедорожники – сегмент, в котором Nissan традиционно силен. В России это Juke, Qashqai, Terrano Х-trail и Murano. Мы также намерены инвестировать в развитие производственной базы в России, а для этого надо выстроить надежные каналы поставок комплектующих. Все это обеспечит компании надлежащую прибыль, позволит получить приемлемый рост продаж. Действительно, динамика продаж наших машин пока не поспевает за ростом рынка, но мы надеемся наверстать все это в течение ближайших 2–3 лет. Поэтому можно сказать, что в настоящее время мы находимся в переходном периоде.

– Какие новые модели вы собираетесь выпускать или возобновлять выпуск в России?

– У нас есть план вывода на рынок новых моделей, но мы никогда не раскрываем планы заранее. В ближайшие годы такая программа обновления модельного ряда будет реализовываться. Как я уже сказал, мы идем к тому, чтобы сократить модельную линейку и сконцентрироваться на определенных, наиболее успешных, моделях. В этом мы опираемся на поддержку «АвтоВАЗа», которую получаем в различных секторах, где активен Nissan, и эта работа отличается достаточной стабильностью.

То же самое относительно бренда Infiniti: мы занимаемся реструктуризацией модельного ряда.

Поэтому, рассматривая объемы продаж, надо учитывать, что мы снимаем с предложения некоторые модели и это отражается на объемах.

– Как планируете развивать автозавод в Петербурге?

– На заводе в Санкт-Петербурге мы производим только автомобили марки Nissan. Сейчас мы набираем дополнительный персонал на сборочный конвейер – до сентября планируем нанять около 450 человек и в ближайшее время увеличить объем выпускаемой продукции более чем на 20%, так что можно сказать, что мы готовимся к росту.

Пол Уиллкокс
председатель управляющего комитета Nissan Europe
  • Родился в 1963 г. в Англии. Получил степень бакалавра менеджмента в Университете Ланкастера
  • 1992
    начал работу в «Nissan Великобритания» (Nissan GB), был менеджером по корпоративному планированию, директором по маркетингу Nissan GB
  • 2005
    назначен вице-президентом по маркетингу Nissan Europe, в 2008 г. вернулся в NissanGB исполнительным директором
  • 2011
    старший вице-президент по продажам и маркетингу Nissan Europe (до сентября 2013 г.)
  • 2014
    с января возглавил управляющий комитет Nissan Europe.

Мы продолжим работу на одной сборочной линии, но с октября 2017 г. вводится вторая смена, для чего дополнительно нужны сотрудники. Ожидаем, что все это создаст задел для роста в будущем. Завод располагает всеми возможностями для выпуска до 100 000 машин в год. Мы строили его с таким расчетом, еще когда рынок активно рос, но потом он обрушился приблизительно до половины того уровня, на который мы рассчитывали.

– Какие именно модели там будете выпускать?

– Сейчас в Санкт-Петербурге мы производим Qashqai, Х-trail, Murano. Кстати, у Murano есть версия с гибридным двигателем. Хороший автомобиль. Это единственный автомобиль с гибридным двигателем, производящийся в России, что очень хорошо с точки зрения технологии для страны.

– Какая предполагается глубина сборки – только прикручивать колеса или пойдете дальше?

– Очень важно как для нас, так и для других участников нашего альянса (да и для правительства России тоже) увеличивать степень локализации при производстве автомобилей. Мы продолжаем работу по усилению каналов поставок в России, чтобы машины, производимые здесь, собирались из российских комплектующих.

Возвращаясь к вашему вопросу, могу сказать, что наш завод в России – это не отверточное производство, а производство полного цикла; при этом повышение уровня локализации для обеспечения надежных каналов поставок комплектующих было и остается важной задачей.

– А что насчет других сборочных предприятий, не в Петербурге?

– У нас сборочные производства в четырех регионах. В Санкт-Петербурге пока собираются только машины Nissan, но в будущем там может быть сборка машин и других участников альянса. Terrano собирают на заводе Renault в Москве. Еще есть совместные площадки с «АвтоВАЗом»: Тольятти – там собирают Almera и Datsun – и Ижевск, где собирают Sentra. Там раньше собирали и Tiida, но мы сняли эту модель с производства по причинам, которые я уже назвал. Таким образом, мы производим наши машины на четырех заводах в России.

– А как насчет производства в России Infiniti? Раньше вы выпускали в Петербурге, но потом сняли с производства...

– Да, там было временное отверточное производство.

– Может, стоит возобновить?

– Понимаете, многое зависит от объемов производства.

– Какой объем продаж сделает производство этих машин в России экономически выгодным?

– Нет однозначного ответа на этот вопрос. Все зависит от сочетания различных факторов. Нельзя сказать – 40 000 или, например, 50 000 шт., надо просчитать эффективность и окупаемость с инвестиционной точки зрения, это главное.

Кроме того, должен восстановиться рынок. Скажем, еще несколько лет назад у нас были ожидания, что рынок вырастет до уровня 4 млн автомобилей в год. Сейчас же емкость рынка составляет 1,4–1,5 млн автомобилей. Рынок все еще довольно нестабилен и был нестабильным три последних года. Важны также и меры по поддержке отрасли.

– О государственной поддержке отрасли... Ведутся ли переговоры?

– Сейчас [для Nissan] действует программа поддержки, до 2019 г. (соглашение о промышленной сборке. – «Ведомости»).

– А специальный инвестконтракт?

– Мы находимся в постоянном контакте с российским правительством и обсуждаем эти вопросы. Позиция Nissan заключается в том, чтобы была принята абсолютно прозрачная и долгосрочная программа, утвержденная правительством РФ. Наша цель – увеличение производства автомобилей, а также развитие каналов поставок на территории России и, если все сложится, как запланировано, организация экспортных поставок продукции Nissan российского производства. Производить в России и продавать на других рынках – в этом, как мы понимаем, заключается долгосрочная стратегия правительства РФ. Поэтому, какая бы программа ни была принята после 2019 г., мы надеемся, что она будет направлена на реализацию этой цели, причем применительно не только к продукции Nissan, но и к развитию в России производства комплектующих и каналов их поставок. Все это открывает возможности для экспорта в другие страны.

В прошлом году, например, мы начали поставки из России на некоторые внешние рынки. Объемы пока невелики, но потенциал роста есть. В прошлом году экспорт составил 2% (чуть больше 4000 автомобилей) от объема нашего производства, в этом году можем выйти на 4–5%, но пока условия не слишком благоприятствуют наращиванию экспорта.

– А каков план экспорта?

– План – экспортировать так много, как мы сможем, с учетом экономической обоснованности и выгодности экспорта. Мы глобальная компания и поставляем продукцию на многие рынки, работая в условиях конкурентной среды, что означает гибкость подхода к выбору предприятия, с которого будут поставляться автомобили на тот или иной рынок. Перед нами стоит задача сделать наш завод в Петербурге настолько эффективным, чтобы иметь возможность поставлять за рубеж произведенные там автомобили.

Если мы сможем нарастить выпуск машин на заводе, то сможем увеличить и степень локализации. А бо́льшая степень локализации будет означать бо́льшую эффективность и бо́льшие возможности для экспорта.

– Какие экспортные рынки вы рассматриваете для своей продукции из России?

– Казахстан, Белоруссию, Ливан, Азербайджан. Туда мы уже экспортируем наши автомобили.

– Вы собирали на заводе в Ижевске модели Tiida и Sentra до 2017 г. Рассматриваете ли вы возможность возобновить это производство?

– Мы там производили Tiida. Выпуск этой модели в нынешнем году прекращен, и планов по возобновлению нет. Производство Sentra приостановлено. Если бы рынок вырос, скажем, до 3 млн автомобилей, можно было бы пересмотреть это решение, но мы пока наблюдаем ситуацию коллапса в некоторых сегментах. Мы никогда не говорим «никогда». Но сейчас, когда емкость рынка составляет 1,5 млн автомобилей и когда сегмент, к которому относится эта модель, находится в печальном положении, об этом думать рано.

– Планируете ли вы увеличить закупки запчастей у «АвтоВАЗа»?

– Надо понимать следующее: у нашего альянса с Renault и «АвтоВАЗом» есть общая структура, которая занимается закупкой комплектующих. Все закупки в России в интересах компании производятся через эту закупочную организацию (в силу этого отношения между участниками альянса по части закупок комплектующих предельно прозрачны). «АвтоВАЗ», Nissan и Renault вместе представляют собой самую крупную группу в российской автомобильной отрасли, и поэтому мы обладаем очень сильными позициями, когда речь идет о закупках комплектующих у поставщиков.

Мы продолжим практику кросс-закупок, и должен сказать, что российские поставщики получили уникальную возможность изучить требования нашего альянса, привести в соответствие с ними свою технологическую базу. Если вспомнить, о чем мы говорили в плане увеличения локализации, можно понять, что наши масштабы производства будут стимулировать производство комплектующих в России.

– Что вы думаете о сотрудничестве с Mitsubishi в глобальном масштабе, и в России в частности?

– Думаю, что в глобальном масштабе это будет здорово. Если посмотреть на союзы автопроизводителей в мировом автопроме, то можно найти примеры очень плодотворного сотрудничества. Что касается нас, то мы очень довольны сложившимся альянсом с компанией Renault, и я думаю, что он являет собой лучший пример синергии, приносящей разнообразную выгоду его участникам. Особо надо выделить пользу от сотрудничества в сфере технологий.

Думаю, что и Mitsubishi со временем также будет получать ощутимую выгоду от отношений внутри нашего альянса. Во-первых, Mitsubishi получит сильную поддержку, во-вторых, мы все выиграем от сотрудничества с этой компанией, обмениваясь знаниями и опытом в производственных вопросах.

Полагаю, что в среднесрочном плане выиграют Nissan и Renault, а в краткосрочном плане основным «выгодоприобретателем» окажется Mitsubishi. Пока что этот союз еще совсем молод и у нас нет четко сформулированных планов в отношении совместных действий в России или Европе, но в конце концов все три компании получат несомненную выгоду.

– Как вы оцениваете сегодняшнюю поддержку рынка со стороны государства?

– Должен сказать, что отрасль получает очень хорошую поддержку и правительство слушает, что говорит бизнес. Я много общаюсь с государственными чиновниками в разных странах мира, в частности в Европе, и хочу сказать, что далеко не все они ведут себя таким образом.

Nissan находится в постоянном контакте с российскими министерствами и ведомствами. Мы обсуждаем меры поддержки производства как всей нашей продукции, так и конкретных моделей, а также вопросы внедрения новых технологий и различные виды поддержки. Например, в будущем – не завтра, конечно, но в будущем – можно говорить о производстве электромобилей в России. Nissan – мировой лидер в этой области; компания выпускает больше электромобилей, чем любой другой автопроизводитель. Почему бы в какой-то момент в будущем не задуматься о том, чтобы привести эту технологию на российский рынок? И мы начали обсуждение этого вопроса с государством. Конечно, для этого должны возникнуть благоприятные условия.

– Какие?

– Российское правительство сейчас разрабатывает стратегию промышленного развития на период 2020–2025 гг., которая, как ожидается, будет направлена на поддержку производственного сектора и отличаться предсказуемостью, стабильностью подходов и политики. Это придаст уверенность инвесторам и позволит им строить долгосрочные планы. Полагаю, что в следующем году работа над этой программой будет идти полным ходом.

И в качестве наблюдения: мы будем приветствовать прозрачные в смысле подходов и долговременные в смысле сроков реализации решения правительства, хотя у нас, несомненно, вызывает удовлетворение и то, что можно назвать мерами оперативной поддержки отрасли.

– На производственной площадке Renault пока производится только одна модель Nissan. Есть ли планы расширить модельный ряд?

– Пока ни о каких планах подобного рода официальных заявлений не сделано, но все возможно.

Приведу пример, не относящийся к российскому рынку: модель Micra, которую мы продаем в Западной Европе уже более 30 лет, недавно стал выпускать в Париже завод Renault. Такое перекрестное сотрудничество заводов будет развиваться. По мере того как в наших с Renault производственных цепочках будет возникать все больше общих платформ, мы все чаще будем видеть, как те или иные модели различных производителей, вступивших в альянс, будут производиться на заводах Nissan, Renault и также «АвтоВАЗа». Конечно, прежде чем это случится, инженерам придется немало потрудиться над созданием таких общих платформ, так что пока еще рано делать какие-то объявления.

– Какие у Nissan виды на российский рынок? Планируете увеличивать долю присутствия?

– Да, мы видим возможность для роста.

– Как вы думаете развивать дилерскую сеть в России, в Москве в частности? Потенциальные партнеры? С кем-то ведете переговоры?

– Существующая сегодня сеть в общем смысле устойчивая, и мы вместе с дилерами сфокусированы на увеличении ее эффективности. На данный момент продажи восстанавливаются по всем брендам, которые мы продаем. Комментировать частные переговоры мы не будем.

Сейчас автомобили Nissan продаются в 139 дилерских центрах по всей России. Текущая ситуация на рынке для всех дилеров без исключения тяжелая. Мы очень тесно работаем с партнерами, очень плотно мониторим финансовое состояние торговых точек и сосредоточены на их рентабельности.

– Планируете ли вы внедрять онлайн-шоурумы, как это сделал ваш партнер по альянсу Renault?

– Nissan – за инновации во всех сферах. Наша новая концепция для дилерских шоурумов это доказывает. Мы сейчас наблюдаем за текущими проектами в электронной коммерции. В рамках европейской инициативы мы изучаем программу электронной коммерции для наших корпоративных и дилерских сетей. Наш нынешний сайт абсолютно новый, он позволяет клиентам подсчитать стоимость покупки, дает возможность рассчитать индивидуальные финансовые услуги.

Расширенная версия.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать