Дмитрий Каменщик: «Я не знаю, посадят меня или нет»

Председатель совета директоров аэропорта «Домодедово» объяснил, почему проверки со стороны государства пошли аэропорту на пользу

После четырехлетнего перерыва председатель совета директоров аэропорта «Домодедово» Дмитрий Каменщик провел пресс-конференцию. На нее пришло почти 100 журналистов, общение длилось три часа. «Мне вообще любое упоминание в прессе не нравится, – признался Каменщик. – Я не люблю публичных мероприятий. Не люблю всего, что связано с известностью, ни в какой форме. Мне нравится тишина, ограниченный круг лиц».

Тем не менее после 30-минутного рассказа о перспективах развития аэропортов Московского авиаузла Каменщик ответил на все вопросы, включая вопрос корреспондента «Ведомостей» – посадят его или нет.

– Я не знаю, посадят меня или нет. Я, как и все граждане Российской Федерации, нахожусь в сфере российского уголовного законодательства. Никто не знает, что случится с нами, если мы что-нибудь натворим. Если вдруг я совершу преступление, я думаю, что меня обязательно посадят. Если вы разовьете свой вопрос и спросите, совершал ли я какое-то преступление, за которое меня можно посадить, по положению на сегодняшний день – нет. Если вы спросите, ведется ли против меня лично уголовное дело, являюсь ли я фигурантом или подозреваемым в каком-то уголовном деле, – нет, таких уголовных дел нет.

Каменщик также объяснил, почему проверки со стороны государства пошли «Домодедово» на пользу.

– Во-первых, государство и должно нас проверять. За это налогоплательщик платит деньги, чтобы содержать правоохранительные органы и контрольные ведомства. Мы очень большой транспортный объект; понятно, что у нас есть соответствующие нашей деятельности риски — транспортные, уголовные, финансовые и проч. Во-вторых, проверки идут корпорации на пользу. Это приучило менеджеров, всех наших сотрудников к тому, что никакие шалости с рук не сойдут. Что все должно быть очень аккуратно. Что все бумаги должны быть в порядке. Что топор пожарный должен висеть в нужном месте. Что все журналы должны быть заполнены ручкой правильного цвета. Что налоги должны быть уплачены до последней копейки. Все должно быть четко и организованно. В конце концов, это хорошо – это наша сила и безопасность.

Наконец, Каменщик признался, почему «Домодедово», отказавшись от размещения акций на Лондонской бирже, опять решило не раскрывать конечных бенефициаров (в мае перед IPO единственным конечным бенефициаром аэропорта указывался как раз Каменщик).

– Первая причина: представляется, что жизнь корпорации несколько стабильнее в ситуации, когда конечные собственники не раскрыты. Потому что физические лица могут быть объектом рейдерской атаки. Если они неизвестны или неизвестны достоверно, то объект для атаки исчезает. Существует ли гарантия защиты от рейдерских атак в нашей реальности? Видимо, нет. Такой риск мы рассматриваем. Считаем ли мы, что он фатальный? Нет, не считаем. Это лишь вопрос экономии денег. Мы или расходуем ресурс на защиту этого человека или этих людей либо нет. В конечном счете – бизнес. Вторая причина состоит в том, что наши акционеры — это не тщеславные люди, они не любят публичной известности. Так как конечные бенефициары [«Домодедово»] были неизвестны, атаковать их было невозможно. Всегда были догадки на эту тему [кто собственник «Домодедово»]. Когда ты планируешь атаку, ты должен действовать наверняка. Если ты вдруг ошибся с человеком, то огромная операция, в которой задействовано много людей, затрачено очень много денег, провалилась, ты в смешном положении. Рейдерская атака – это тоже бизнес, хоть и незаконный.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать