Статья опубликована в № 2936 от 12.09.2011 под заголовком: «Японские бизнесмены не хотят инвестировать в Японии», - Осаму Масуко, президент Mitsubishi Motors Corporation

Японские бизнесмены не хотят инвестировать в Японии

О светлом будущем российского авторынка, будущих проблемах рынка в Китае и причинах, по которым японские компании предпочитают вкладывать средства за рубежом, рассказывает президент Mitsubishi Сorporation Осаму Масуко
М.Стулов
2002

генеральный директор моторного подразделения А

2003

старший вице-президент группы машинного оборудования Mitsubishi

2004

руководитель международных операций Mitsubishi Motors

2005

президент и операционный директор Mitsubishi Motors

Полвека до электромобиля

Первые эксперименты по созданию электромобилей Mitsubishi Motors начала еще в 1960-х гг., а в 1971 г. компания по заказу японской электроэнергетической компании Tepco создала свой первый электромобиль E12. В 1990-х гг. компания перешла на использование в автомобилях этого типа более совершенных литий-ионных батарей, а в 2005 г. объявила о том, что создаст серийный автомобиль к 2010 г. Mitsubishi i-MiEV увидел свет на год раньше и стал первым серийным электромобилем в мире. К настоящему моменту, по словам Осаму Масуко, во всем мире продано более 5000 i-MiEV, из них около 4000 – в странах Европы, где действуют программы поддержки и популяризации электромобилей. Mitsubishi Motors направила 88 своих электромобилей спасательным и муниципальным службам, работавшим в провинции Тохоку над ликвидацией последствий землетрясения и цунами, и спасатели оценили это – ведь в зоне бедствия сложился дефицит топлива, обычным автомобилям просто не хватало бензина. Сам президент Mitsubishi также пропагандирует автомобиль нового поколения: в то время как главы других корпораций в качестве рабочих автомобилей выбирают представительские машины, Масуко перемещается по служебным делам на i-MiEV – правда, с водителем.

Mitsubishi Motors

автопроизводитель. Финансовые показатели (Japan GAAP, финансовый год, закончившийся 31.03.2011): выручка – 1,8 трлн иен ($21,2 млрд), чистая прибыль – 15,6 млрд иен ($183,5 млн). Акционеры: Mitsubishi Group (Mitsubishi Heavy Industries, Mitsubishi Corporation, Bank of Tokyo-Mitsubishi) принадлежит 34% акций, остальные бумаги в свободном обращении. Капитализация – $7,1 млрд. Продает автомобили в 160 странах мира. В компанию входит пять заводов по сборке автомобилей и восемь – по производству автокомплектующих.

С оглядкой на Россию

В конце августа Mitsubishi Motors представила на российском рынке новое поколение внедорожника Pajero, выдержанного в традиционном для этого автомобиля стиле. «Так больше нравится российским клиентам, мнение которых компания учитывает при проектировании автомобилей», – отмечает Масуко. Ведь Россия для Mitsubishi ключевой рынок, и компании важно подстраиваться под предпочтения россиян.

В начале года Mitsubishi Motors приняла среднесрочный план на 2011–2013 гг. В течение этого времени компания рассчитывает на умеренный рост – ее продажи должны вырасти на 37% в 2013 г. по сравнению с 2010 г., в основном за счет развивающихся стран, в том числе и России, которая в мае стала крупнейшим зарубежным рынком для компании. Перспективы нашей страны впечатляющие, считает Осаму Масуко: уже в следующем году продажи должны вернуться на докризисный уровень – около 100 000 автомобилей в год, а через несколько лет могут достигнуть и 150 000–200 000 в год. Mitsubishi делает ставку на электромобили и гибриды – всего за ближайшие пять лет она представит восемь моделей, и Масуко уверен, что такие автомобили все-таки найдут спрос и в России. В сентябре российский дистрибутор Mitsubishi, «Рольф импорт», начнет продавать первую модель – электромобиль i-MiEV, и на него уже есть заказы со стороны не только корпоративных клиентов, но и частных покупателей. О том, почему российским покупателям должны понравиться электромобили и что еще компания намерена продавать и производить в России, президент Mitsubishi Motors рассказал «Ведомостям».

– В этом году исполняется 20 лет с начала вашего сотрудничества с группой «Рольф». Можете ли вы сказать, как будут развиваться ваши отношения с компанией в последующие пусть не 20, но хотя бы 10 лет?

– Мы успешно работали с нашим российским партнером в течение этих 20 лет, до кризиса уровень наших продаж доходил до 100 000 автомобилей Mitsubishi в год. Мы планируем, что вскоре вернемся к докризисным показателям. Но наши задачи на более долгий срок более масштабны. Российский рынок быстро восстанавливается и растет, будут расти и наши продажи, и мы надеемся, что через 5–10 лет мы сможем продавать в России 150 000 и, может быть, даже 200 000 автомобилей в год.

– Насколько мне известно, ваш план на этот год – продать 75 000 автомобилей. За счет чего вы планируете достигнуть этих показателей?

– У нас очень сбалансированная и конкурентоспособная линейка внедорожников, кроссоверов и пикапов. 150 000 – это лишь в два раза больше, чем план на этот год, и достичь такого объема вполне реально. К тому же мы уже продавали более 100 000 автомобилей, т. е. наши машины пользуются спросом, и у нас есть возможности для роста.

– За счет каких моделей это будет происходить?

– Мы в первую очередь предлагаем на российском рынке автомобили класса SUV, такие как Pajero, Outlander XL и ASX, они пользуются здесь очень хорошим спросом, и мы намерены удерживать хорошие позиции в этом сегменте. Но, разумеется, наша линейка была бы неполной без легковых автомобилей, таких как Lancer, так что мы будем предлагать российским клиентам и эти машины.

– В вашем среднесрочном плане говорится, что вы намерены собирать в России еще одну модель класса SUV. Можете ли раскрыть, что это будет за автомобиль и когда он будет выпускаться?

– Завод «ПСМА рус» – наше совместное предприятие с PSA Peugeot Citroen – сейчас занимается крупноузловой сборкой автомобилей, в том числе и Mitsubishi Outlander XL. Накануне я побывал на этом заводе и убедился, что наши российские рабочие обладают очень хорошей квалификацией и очень качественно собирают автомобили. Поэтому «ПСМА рус» в 2012 г. переходит на технологию сборки полного цикла. Разумеется, нам нужно думать о расширении производства и модельного ряда, и мы ведем сейчас на этот счет переговоры с нашими французскими партнерами. Пока они не завершены, рано говорить о том, какую новую модель мы будем там собирать и каковы будут объемы.

– Может ли это быть Mitsubishi ASX, на которую в России уже появился большой спрос и на которую компания возлагает большие надежды?

– Эта модель собирается в Японии, и пока речи о ее производстве на территории России не идет.

– Согласно вашей стратегии вы планируете серьезную локализацию своего производства в России. Можете ли сказать, насколько глубокой она будет и производство каких компонентов вы будете налаживать здесь?

– Если бы была такая возможность, мы бы все компоненты для своих автомобилей закупали в России. Но это невозможно, и сейчас мы начали обсуждать, как именно мы будем проводить локализацию производства. Это было бы сложно сделать без участия наших французских партнеров, поэтому мы обсуждаем, как добиться этого совместными силами. Конечно, нельзя обойтись и без участия японских производителей компонентов, и с ними мы тоже ведем переговоры. Мы хотели бы закупать и российские комплектующие, но сейчас у нас есть серьезные вопросы по качеству компонентов и объемам, которые нам могут предложить.

– В этом году правительство России подписывало соглашения о промсборке по новым правилам, которые позволяют продлить период действия льготных импортных пошлин на автокомпоненты, но при этом включают обязательства по расширению производства автомобилей в России. Насколько мне известно, «ПСМА рус» вела переговоры о подписании этого соглашения, но в конце концов отказалась. Почему? Ведь при ваших планах роста продаж вы вместе с Peugeot-Citroen могли бы удовлетворять новым требованиям.

– Здесь дело не в объемах продаж. Просто у нас уже есть соглашение с правительством России о промышленной сборке, которое предусматривает определенные объемы производства и локализации, и мы будем придерживаться ранее достигнутых договоренностей.

– Mitsubishi Motors согласно ее стратегическому плану делает ставку на электромобили, которые должны к 2020 г. занимать около 20% продаж, а до 2015 г. вы намерены разработать восемь таких моделей. Почему вы так оптимистично смотрите на этот рынок?

– Это очень хороший вопрос, и я сам регулярно думаю над этим. Автомобили с бензиновыми и дизельными двигателями ездят благодаря использованию традиционных видов топлива, запасы которого постепенно сокращаются, и, согласно нынешним прогнозам, через 40–50 лет мы можем остаться вовсе без нефти. Кроме того, есть вопросы экологии, так что технологии производства автомобилей даже с традиционными двигателями будут меняться. Но в более далекой перспективе встает вопрос – чем можно было бы заменить нефть? Есть несколько источников энергии – атомная, ветровая, солнечная, геотермальная энергетика, есть возможность использовать топливные батареи. Часть из этих источников возобновляемые – за ними будущее. Так что через несколько десятков лет электромобили неизбежно станут основным транспортным средством, использующим эти источники, и, начиная работу над электромобилями сейчас, мы готовимся к этому будущему и разрабатываем инновационные технологии, которые будут пользоваться спросом через несколько лет.

– Вы первыми из автомобильных компаний начали поставлять в Россию электромобили, хотя существует общее мнение, что в России на них спроса не будет, в том числе и из-за очень высокой цены. Почему вы решились на это, даже не заручившись поддержкой государства, как в других странах?

– Вы, наверное, знаете, что Mitsubishi Motors стала первым автопроизводителем, который начал серийно выпускать электромобили – в 2009 г. начались продажи Mitsubishi i-MiEV. Теперь эта модель появилась и в России, текущим летом начались ее ограниченные тестовые продажи. Да, наверное, сейчас эти машины относительно дороги и для них еще не создана инфраструктура, но мы здесь опять же работаем на будущее – когда-то эти автомобили будут востребованы, а у нас уже будет большой задел, ведь мы первыми пришли на этот рынок. Основная причина высокой цены электромобиля объясняется в первую очередь очень высокой стоимостью их батарей – более половины от цены всего автомобиля. Но когда мы начинали продавать i-MiEV два года назад, батареи стоили в два раза дороже, чем сейчас. Видите, цены уже очень быстро снижаются, и мы рассчитываем, что через год батарея будет стоить две трети от нынешней цены – а значит, подешевеет и автомобиль в целом. Я думаю, что уже через несколько лет электромобили по цене будут сравнимы с автомобилями, работающими на традиционном топливе.

– Обращались ли вы к государству, чтобы получить от него какие-то меры поддержки для электромобилей?

– Этим вопросом скорее занимаются наши партнеры из компании «Рольф импорт», они ведут такие переговоры. Да, конечно, мы хотели бы получить от правительства такую поддержку, как получаем ее в Японии и других странах. Например, для того, чтобы наши покупатели могли пользоваться электромобилями, нужно построить соответствующую инфраструктуру, а мы, как автопроизводители, просто не сможем это сделать. Но пока рано говорить о каких-то конкретных мерах государственной поддержки.

– В марте этого года в Японии случилось очень сильное землетрясение, из-за которого были вынуждены остановиться многие компании, в том числе и автопроизводители. Как это повлияло на Mitsubishi?

– Это действительно очень страшное природное бедствие, в результате которого погибло и пропало без вести более 20 000 человек. Жители России нас поддерживали в это непростое время, и я им искренне благодарен за это. По счастью, заводы Mitsubishi Motors расположены в западной части Японии, в то время как землетрясение произошло в восточной части, так что наши заводы не пострадали. Но многие из наших поставщиков имеют производства в провинции Тохоку, которая пострадала больше всех, и мы, как и все остальные, были вынуждены остановить сборку наших автомобилей на какое-то время. Но сейчас все наладилось, и последствия этой катастрофы уже никак не ощущаются.

– Сейчас многие японские компании, в том числе и автопроизводители, из-за сильно выросшего курса иены раздумывают над тем, чтобы переносить свое производство из Японии в другие страны. Каковы планы Mitsubishi на этот счет?

– Курс иены действительно аномально завышен. Это плохо сказывается на бизнесе японских компаний, но я бы сказал, что сейчас японские бизнесмены обсуждают не перенос производства – просто они из-за этого не хотят инвестировать в Японии, а хотят больше вкладываться за рубеж. Среднесрочный план Mitsubishi Motors также предполагает, что мы будем наращивать производство за рубежом, в первую очередь на так называемых новых рынках, в развивающихся странах. В том числе и в России, и мы ведем об этом переговоры с нашими партнерами в PSA Peugeot-Citroen.

– Экономисты предрекают наступление нового экономического кризиса. На ваш взгляд, действительно стоит его ждать? И как он может повлиять на автомобильную промышленность?

– Первый кризис начался в 2008 г., и он был вызван проблемами с кредитованием. Правительства многих стран активно боролись с ним и, похоже, применили избыточные меры, из-за чего развиваются проблемы в экономике сейчас. Так что это не новый кризис, а продолжение кризиса трехлетней давности. Мне бы, конечно, очень не хотелось, чтобы мы опять оказались в той же ситуации, что и три года назад, – тогда, как и всем, нам пришлось очень тяжело. И я надеюсь, что на этот раз ситуация будет лучше и стабильнее.

– В мае этого года Россия стала для Mitsubishi крупнейшим зарубежным рынком, хотя для многих глобальных автопроизводителей им стал Китай. Рассчитываете ли вы, что это положение будет сохраняться и дальше?

– Россия стала для нас крупнейшим партнером только в мае, и насколько ваша страна сможет удерживаться в этом качестве – очень сильно зависит от того, как хорошо будет работать наш стратегический партнер: компания «Рольф импорт». Мне бы хотелось, чтобы у них все получилось. Но что касается Китая – мы, как и многие японские компании, несколько отстали в освоении этого рынка, но мы возлагаем на него большие надежды.

– Насколько, на ваш взгляд, велик потенциал Китая? Долго ли он еще будет двигать автопром?

– За последние 10 лет продажи автомобилей в Китае выросли в разы, и сейчас это крупнейший рынок в мире. Но, конечно, в следующие 10 лет рост будет значительно меньше. И здесь очень важно не упустить момент, когда стоит остановиться в освоении этого рынка. Потому что, когда он рос, выигрывали все – росли продажи, строились новые заводы. Но как только он замедлится, появятся и проигравшие, потому что в Китае начнется сильная конкуренция. Чтобы не быть в числе проигравших, нам нужно оптимизировать свой бизнес в этой стране и осторожно принимать решения об инвестициях.

– Насколько мне известно, у Mitsubishi Motors есть опцион на выкуп доли в «Рольф импорте», 40% которого в 2009 г. было куплено Mitsubishi Corporation. Намерены ли вы его исполнить и не планируете ли увеличить долю в этой компании?

– «Рольф импорт» является совместным предприятием группы компаний «Рольф» Сергея Петрова и Mitsubishi Corporation. Долю, о которой вы говорите, Mitsubishi Corporation купила во время кризиса, чтобы поддержать компанию. Насколько мы знаем, сейчас дела у наших партнеров идут хорошо. У нас есть опцион на выкуп доли, и мы смотрим, будем ли мы его исполнять, но пока таких планов нет.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать