Бизнес
Бесплатный
Антон Трифонов| Татьяна Воронова|Александра Терентьева
Статья опубликована в № 3233 от 19.11.2012 под заголовком: Опасность репо

Почему Стивен Дженнингс продал «Ренессанс»

Главный вопрос в сделке Стивена Дженнингса с «Онэксимом» – почему совладелец «Ренессанса» вообще на нее пошел. «Ведомостям» удалось установить наиболее вероятную причину поступка Дженнингса
Стивен Дженнингс
М. Стулов / Ведомости
«Ренессанс капитал»

Инвестиционный банк. Акционеры: группа «Онэксим» (50% минус 1/2 акции) и сотрудники во главе со Стивеном Дженнингсом (50% плюс 1/2 акции). Финансовые показатели (МСФО, 2011 г.): капитал – $915 млн, доходы – $277 млн, активы – $5,3 млрд, убыток – $94 млн.

Сообщение о сделке с «Онэксимом» появилось 14 ноября, а переговоры начались примерно за неделю до того, рассказывали источники «Ведомостей». Положение «Ренессанс капитала» было устойчивым, сообщает человек, знакомый с ходом сделки, но 6 ноября Moody's сообщило банку, что планирует понизить ему рейтинг (и понизило его 9 ноября), и Дженнингс вступил в переговоры.

Как считает менеджер госбанка, условием сделок репо мог быть определенный рейтинг «Ренессанс капитала»; при его снижении бумаги могли быть предъявлены к досрочному погашению. Это же не просто несколько букв, поддерживает идею топ-менеджер крупного брокера: чем ниже рейтинг – тем меньше линия на репо, она может автоматически уменьшиться до нескольких миллионов долларов. Денег на погашение не было, продолжает менеджер госбанка, а сделок репо у «Ренессанса» – на сотни миллионов долларов.

Человек, близкий к «Онэксиму», объясняет: «Сделки репо «Ренессанса» не завязаны на рейтинг, но они периодически требуют продления, и рейтинг мог на них повлиять». Кроме того, у «Ренессанса» была опасность кассовых разрывов в ноябре-декабре, продолжает он, банку нужна была наличность, а ее у Дженнингса не было.

Как говорят три человека, знакомые с ходом переговоров, Дженнингс обратился за деньгами к партнеру – группе «Онэксим». Один из них убежден, что Дженнингс хотел напугать «Онэксим» снижением рейтинга, чтобы получить «денежную подушку».

Но «Онэксим» отказал, говорят двое знакомых Дженнингса и менеджер госбанка. Причина очень проста, считают знакомые Дженнингса: «Онэксим» был недоволен тем, что, по сути, финансирует убыточную компанию, но никак не участвует в оперативном управлении ею. Инвестбанк был убыточен и в 2010–2011 гг., и в первом полугодии этого.

«Мы были готовы помочь, но на рыночных условиях и с соблюдением всех процедур, а также с нормальным залогом по кредиту», – говорит человек, близкий к «Онэксиму». Но Дженнингс с предправления «Ренессанс кредита» Алексеем Левченко отправились в ЦБ, говорят несколько собеседников «Ведомостей». По словам человека, близкого к «Онэксиму», и бывшего менеджера «Ренессанса», регулятор был готов помочь, но не сразу. Два знакомых Дженнингса это опровергают: ЦБ отказался, заявив, что один из акционеров «Ренессанса» обладает значительной ликвидностью, и предложил акционерам разобраться между собой.

Дженнингс, по словам его знакомого и менеджера госбанка, заявил ЦБ, что у него сложная ситуация с репо, это может плохо отразиться на рынке, и предупредил, что крах «Ренессанса» станет имиджевой потерей для ЦБ, но тот посчитал иначе: для рынка это будет некритично.

Представитель ЦБ отказался от комментариев.

Один из знакомых Дженнингса утверждает, что тот хотел найти в ЦБ деньги на выкуп доли «Онэксима»: между партнерами была договоренность, что один из них должен выкупить бизнес, если дела пойдут не лучшим образом.

После похода Дженнингса в ЦБ ситуация стала развиваться стремительно, сделалось понятно, что кто-то должен выйти из «Ренессанса», говорит человек, близкий к руководству банка, а еще появилась опасность, что госбанки, не разобравшись, начнут закрывать «Ренессансу» репо.

9 ноября утром на рынок начали просачиваться слухи о снижении рейтинга. Пошли и слухи о том, что Дженнингс ищет финансирование, помнит человек, близкий к руководству «Ренессанса». Но Дженнингс не хотел выходить из бизнеса, продолжает он, и даже предупредил, что банкротство «Ренессанса» приведет к потере средств всеми. Позже ему стало понятно, что банкротство – слишком большая головная боль, вспоминает человек, близкий к руководству «Ренессанса».

Идея отдать долю «Онэксиму» тоже была его, говорит топ-менеджер госбанка – и цитирует Дженнингса: или вы забираете компанию, или теряете деньги.

Дженнингс рисковал оказаться в дефолте и, не найдя поддержки на стороне, предпочел продать нам, чтобы мы разбирались, заключает человек, близкий к «Онэксиму».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать