Бизнес
Бесплатный
The Wall Street Journal | Дэн Фицпатрик| Грегори Цукерман|Скотт Паттерсон

Лондонский кит забил тревогу за несколько месяцев до потерь

Стали известны детали переписки трейдера JPMorgan Chase Бруно Иксила, позиции которого привели банк к многомиллиардным убыткам
M.Lennihan / AP

Трейдер JPMorgan Chase Бруно Иксил, известный как Лондонский кит, пытался предупредить коллег о рисках за несколько месяцев до того, как занятые им позиции обернулись гигантским убытком для инвестбанка. Об этом свидетельствует электронная переписка Иксила, которую изучают представители JPMorgan и подкомитет по расследованиям сената США.

В письме от 30 января 2012 г. Иксил признался другому лондонскому трейдеру, Хавьеру Мартину-Артахо, что объем занятых им позиций начинает внушать ему «ужас». Он предложил главному инвестиционному отделу признать убытки, пока не поздно. Он попросил встречи с руководством подразделения, в том числе с бывшим директором по инвестициям JPMorgan Айной Дрю.

В разговоре с Дрю трейдер предупредил, что сформированный им портфель может дополнительно потерять в стоимости $100 млн и что JPMorgan, похоже, занял неверные позиции. По словам Иксила, собеседницу не слишком тронуло сообщение о возможных убытках. На звонок корреспондента WSJ с просьбой прокомментировать случившееся Дрю не ответила.

Спустя неделю после разговора с Дрю Иксил спросил у других директоров, следует ли наращивать позиции, и те ответили «да», посоветовав отслеживать прибыли и убытки. В феврале Иксил прикупил деривативов, и к концу месяца потери достигли $169 млн. В один прекрасный момент Иксил велел младшему трейдеру прекратить операции с одним из индексов, чтобы проследить за его движением. Он сообщил о решении своему непосредственному начальнику – Мартину-Артахо, но тот распорядился иначе.

Лондонский кит продолжал занимать гигантские позиции на рынке свопов кредит-дефолт (CDS) до конца марта 2012 г. В марте трейдеры заговорили о том, чтобы проинформировать “центр" об истинной стоимости некоторых позиций, чтобы поставить в известность инвесторов и других заинтересованных лиц. В последний день I квартала Мартин-Артахо велел Иксилу понизить оценку понесенных в течение дня убытков до $200 млн с $250 млн и продолжить операции, несмотря на приказ Дрю остановиться. В конце дня руководству сообщили о потерянных $138 млн.

В СМИ стали появляться тревожные сообщения о Лондонском ките, вызвавшем беспорядочные колебания индексов на рынке деривативов. The Wall Street Journal впервые написала об этом 6 апреля. Именно тогда Дрю заявила, что с убытками можно справиться. 8 апреля Иксил направил Мартину-Артахо презентацию, в которой говорилось, что дополнительные потери могут составить $500 млн, но скорее всего ограничатся более скромной суммой - от $150 до $250 млн. 10 апреля убыток стал расти, и трейдеры растерялись: по их прогнозам, потери могли составить от $5 млн до $700 млн; в итоге они заявили о $400 млн.

13 апреля гендиректор JPMorgan Chase Джеймс Даймон назвал сообщения СМИ «бурей в стакане воды». На следующей неделе банк расстался с очередными $117 млн. С 23 по 30 апреля он потерял еще $800 млн. И тогда-то Даймон засомневался в целесообразности стратегии и в способности менеджеров управлять портфелем (он пишет об этом в докладе от 16 января 2013 г.).

В мае инвестбанк сообщил, что потерял на операциях в Лондоне более $6 млрд. Как показывает переписка, Иксил сам был поражен масштабом потерь.

Еще в начале 2012 г. Иксил вместе с Мартином-Артахо заподозрили, что их коллеги из другого подразделения сообщили о позициях сторонним хедж-фондам и те стали играть против JPMorgan. Когда инвестбанк проводил внутреннее расследование, лондонские трейдеры рассказали о своих подозрениях (о возможных утечках информации на этой неделе писало агентство Reuters). По словам осведомленного источника, этим вопросом занялась Комиссия по ценным бумагам и биржам США и прокуратура Южного округа Нью-Йорка. Официальные лица от комментариев отказались.

Подкомитет сената расследует, кто виноват: JPMorgan, который не передал необходимые данные регулятору (управлению контролера денежного обращения), или же регулятор, который вовремя не потребовал у инвестбанка информацию об управлении рисками. Банк сообщил, что предоставил неверную информацию в начале 2012 г.

Перевела Анна Разинцева

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать