Компании США не спешат работать с активами, проданными бизнесменами из санкционных списков

Чтобы не нарушить санкции, им приходится еще тщательнее проверять компании, принадлежавшие близким к Путину бизнесменами
Владимир Путин и Аркадий Ротенберг
PhotoXPress

Борис и Аркадий Ротенберги - российские бизнесмены и друзья президента Владимира Путина - в последние месяцы продали своим сыновьям некоторые активы, включая компанию «Газпром бурение» и финский отель Langvik Congress Wellness.

Ротенберги попали в санкционный список США в марте 2014 г. Кроме того, некоторые компании, попавшие под санкции, тоже продали активы. Это затрудняет работу американских компаний, которым и так приходится следовать целому набору правил, касающихся взаимодействия с компаниями, которые связаны с Россией и Крымом и структура владения которых как правило непрозрачна.

По данным данным министерства финансов, США с марта поместили 57 организаций и 74 человека в российские и украинские санкционные списки. Некоторые из них продали активы, показывает анализ The Wall Street Journal на основании данных Dow Jones Risk & Compliance. И хотя формально компании из США вроде бы могут вести бизнес с компаниями, вышедшими из-под контроля находящихся под санкциями бизнесменов и организаций, многие осторожничают - и правильно делают, отмечают эксперты.

Правительство США не дает четких разъяснений, могут ли американские компании сотрудничать с организациями, доли в которых недавно принадлежали лицам из санкционного списка, говорит Джудит Ли, партнер юридической компании Gibson Dunn & Crutcher. Поэтому многие американские компании предпочитают не рисковать, опасаясь нарушить санкции. Однако некоторые, проведя тщательный анализ, решились вести бизнес с такими организациями, отмечает Ли.

Офис по контролю за иностранными активами (OFAC, подразделение министерства финансов США провел для частного сектора «обширную работу по разъяснению» санкций, говорит представитель OFAC. По ее словам, отдел контроля ежедневно получает 50-100 запросов по поводу санкций. OFAC советует компаниям проверять законность сделок по продаже активов и выяснять, в частности, проведены ли они по рыночным ценам и не являются ли временными.

Люди и компании из санкционного списка США владеют или потенциально контролируют тысячи компаний. Экономика России крупнее и больше интегрирована в мировую торговлю, чем, например, экономики Сирии или Ирана, также находящихся под санкциями. Это создает серьезные препятствия для американских компаний, которым запрещено вести бизнес с организациями, в которых лицам из санкционного списка принадлежит 50% и более. Министерство финансов США также посоветовало американцам и компаниям «действовать с осторожностью», даже если у их потенциальных партнеров менее 50% акций принадлежит лицам, попавшим под санкции.

Американские компании должны внимательно проверять структуру собственности потенциальных партнеров, говорят эксперты. «Если же актив был продан, [американская] компания должна провести еще более тщательную проверку, чтобы убедиться, что она на самом деле отделился от бывших владельцев», - отмечает Дэниел Карсон, председатель консалтинговой компании Kroll.

В марте, когда банк «Россия» попал в санкционный список, он сократил долю в страховой компании «Согаз», которой владел через ИК «Аброс», с 51% до 48,5%. Также находящемуся под санкциями Геннадию Тимченко принадлежит 12,5% акций «Согаза» через компанию «Кордекс». Таким образом, на тот момент Тимченко и банку «Россия» принадлежало более 50% акций компании.

В августе США ужесточили санкции, и лицам из США стало запрещено сотрудничать с организациями, в которых общая доля попавших под санкции лиц превышает 50%. Но в том же месяце «Согаз» объявил, что банк «Россия» снизил свою долю до 32,3%. Таким образом, общая доля лиц из санкционного списка в «Согазе» сократилась примерно до 45%. А в сентябре банк «Россия» вышел из капитала ИК «Аброс».

Перевел Алексей Невельский

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать