Статья опубликована в № 3927 от 29.09.2015 под заголовком: Нефтяники разделят бремя

Правительство передумало повышать налоговую нагрузку на нефтяников

Их вклад в покрытие дефицита бюджета может составить лишь 200 млрд рублей

Премьер Дмитрий Медведев решил не повышать НДПИ для нефтяных компаний, вместо этого будут рассмотрены варианты более медленного, чем планировалось, снижения экспортной пошлины. Об этом в понедельник пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова сообщила после совещания Медведева с членами кабинета правительства. Кроме этого планируется корректировка других источников, добавила Тимакова.

Налоговый маневр для нефтяной отрасли предусматривает повышение нефтяного НДПИ и снижение экспортной пошлины в течение трех лет. В следующем году пошлина должна была сократиться с 42 до 36%. Но теперь, возможно, от снижения придется отказаться или снизить ставку на 2–3 п. п., уточнил министр экономического развития Алексей Улюкаев. Более медленное снижение экспортной пошлины принесет бюджету 200 млрд руб. поступлений от нефтяных компаний, рассказали два чиновника финансово-экономического блока и сотрудник нефтяной компании. Помимо этого 100 млрд руб. Минфин намерен взять с газовой отрасли, говорят они. Еще 12 млрд руб. планируется взять с «Норникеля», сказали чиновники (см. врез). «Минфин обсуждает дополнительную нагрузку не только на нефтяников, но цветных и черных металлургов и производителей удобрений», – знает сотрудник нефтяной компании.

Представители «Роснефти», «Лукойла», «Сургутнефтегаза» и «Газпром нефти» отказались от комментариев.

Что взять с «Норникеля»

«Норникель» почти 90% продукции экспортирует. В первом полугодии, несмотря на падение цен на никель (дает 43% выручки) и медь (23%), EBITDA компании выросла на 8% до $2,7 млрд. Себестоимость продаж компании за полгода сократилась на 30% до $1,8 млрд.

«Роснефть» в 2014 г. экспортировала половину добытой нефти (102,4 млн т), «Газпром нефть» – 14% (9,6 млн т н. э.), «Лукойл» – 30,5% (29,8 млн т), «Сургутнефтегаз» – 42% (25,8 млн т), «Башнефть» – 33% (5,8 млн т). Каждый процент снижения нефтяной пошлин – это 37 млрд руб., привел Улюкаев оценки компаний. Исходя из этого 200 млрд руб. – это 5,4 п. п. пошлин, а значит, пошлины снизятся лишь на 0,6 п. п. до 41,4%. Если с нефтяников возьмут только 100 млрд руб., пошлины будут снижены до 39,3%. При цене $50 за баррель изъятие 200 млрд руб. увеличит налоговую нагрузку на нефтяную отрасль примерно на 580 руб. на тонну (около 20–30% от среднегодовой величины удельных капитальных вложений сектора), оценивает директор нефтегазового центра EY Денис Борисов. Первый вариант Минфина предполагал изъятие 597 млрд руб. за счет повышения нефтяного НДПИ.

200 млрд руб. – это не финальное решение, цифра все еще обсуждается, говорит сотрудник нефтяной компании. Вероятнее всего, у нефтяников заберут 100–150 млрд руб., говорит высокопоставленный чиновник. Повышение налоговой нагрузки и, по сути, перенос сроков налогового маневра на год сохранит маржу переработки, но серьезно ударит по добыче, объясняет он. С 2009 г. добыча растет на 1–2% год, чтобы выдержать этот темп, капзатраты должны расти на 15%, а если изъять 200 млрд руб., компании начнут сокращать вложения и добыча будет снижаться, соглашается чиновник, близкий к Минэнерго. Реализация первого сценария Минфина могла бы привести к снижению инвестиций на 2 трлн руб. в 2016–2018 гг., писали руководители семи нефтяных компаний президенту Владимиру Путину. В среднем инвестиции в нефтегазовую отрасль – 1,3 трлн руб. в год, рассказывал в интервью «России 24» министр энергетики Александр Новак. Из них 1 трлн руб. – в добычу. По словам Новака, такие же вложения ожидаются в этом году.

Если инициатива о более медленном понижении пошлин будет работать лишь в течение года, кардинального пересмотра инвестпрограмм не будет, считает Борисов. У многих компаний нормальный свободный денежный поток, которого хватит и на уплату новых налогов, согласен аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук: острая необходимость в деньгах только у «Роснефти», чистый долг которой – $56,6 млрд (с учетом китайской предоплаты), или 1,7 EBITDA.

Компании могут сдвинуть сроки выхода на пик добычи отдельных проектов с высокой себестоимостью, полагает Полищук. «Инвестиции можно было бы поддержать кредитными средствами, но в условиях санкций дешевых денег нет», – возражает сотрудник нефтяной компании. «В целом постоянные изменения налоговых условий работы порождают неопределенность – это может привести к отказу от реализации наиболее сложных и затратных проектов», – предупреждает Борисов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать