Бизнес
Бесплатный
Виталий Петлевой|Александра Терентьева
Статья опубликована в № 3979 от 11.12.2015 под заголовком: Зюзин возьмет банкиров в совет

Банкиры могут войти в совет директоров «Мечела»

Это станет одним из условий соглашений о реструктуризации долгов компании

«Мечел» 4 марта 2016 г. согласует некоторые условия реструктуризации с кредиторами, сообщил представитель компании. На этот день назначено внеочередное собрание акционеров. На нем будет переизбран совет директоров, внесены поправки в ряд корпоративных документов, в том числе в устав и положение о совете директоров. Наконец, акционерам будет предложено одобрить четыре сделки с заинтересованностью – с Газпромбанком, Сбербанком, ВТБ и синдикатом банков. Все они крупнейшие кредиторы «Мечела». Газпромбанку компания должна $2 млрд, Сбербанку – $1,4 млрд, ВТБ – $1,2 млрд, синдикату российских и зарубежных банков – $1 млрд.

«Мечел» уже договорился об условиях реструктуризации с Газпромбанком и ВТБ. Валютные долги перед банками будут конвертированы в рублевые по ставке ЦБ плюс 3–3,5%. Осталось договориться со Сбербанком и синдикатом.

Переговоры со Сбербанком о реструктуризации долга продолжаются, говорит представитель «Мечела». Компания рассчитывает завершить их до начала рассылки материалов к собранию акционеров, продолжает он. Получается, что консенсус должен быть достигнут в январе. «Финальные договоренности пока не достигнуты, но мы находимся в процессе обсуждения», – добавляет представитель Сбербанка.

«Мечелу» удалось согласовать с госбанком основные условия реструктуризации задолженности, рассказали три человека, близкие к разным участникам переговоров. Двое из них добавляют, что положение о совете директоров меняется не просто так: в него могут войти представители от банков-кредиторов. «Обсуждались различные варианты. В совет «Мечела» могут войти от одного до четырех представителей (по одному от каждого из кредиторов)», – утверждает один из собеседников «Ведомостей». Такой вариант возможен, говорит сотрудник одного из банков-кредиторов. Правда, он уточняет, что включение банкиров в совет «Мечела» зависит от договоренностей со Сбербанком.

Еще два источника знают, что полномочия правления и гендиректора «Мечела» могут быть ограничены, но как конкретно, они не говорят.

Прощание с углем

Один из ключевых этапов реструктуризации задолженности «Мечела» – продажа доли в компании «Эльгауголь». От 50 до 100% в этом активе достанется Газпромбанку и ВТБ (последний рассматривает возможность участия в сделке), а привлеченные средства пойдут на частичное погашение задолженности перед Сбербанком, рассказывали источники «Ведомостей» и предправления ВТБ Андрей Костин. Оставшаяся часть задолженности будет реструктурирована. Оценку «Эльгаугля» ни банки, ни компании не называли.

Представители «Мечела» и Сбербанка это комментировать отказались.

Согласно уставу «Мечела» в совет директоров и в правление сейчас входит по девять человек. При этом в совете пять независимых директоров. Покинут ли совет независимые директора или он будет расширен, собеседники «Ведомостей» говорить отказались.

«Мечел» далеко не первый, кто пускает в свой совет директоров представителей банков-кредиторов. Долгое время начальник управления корпоративных финансов Сбербанка Оскар Рацин занимал место в совете директоров компании UC Rusal – это стало возможным по условиям кредита алюминиевой компании, она должна была обеспечить банку место в совете. До него это кресло занимал Анатолий Тихонов из ВЭБа (до тех пор пока UC Rusal не рефинансировала кредит на покупку 27,8% «Норникеля» в Сбербанке). В советы директоров дочерних структур Evraz также входили представители ВЭБа, в совете директоров «Норникеля» заседал один представитель ВТБ, а у «Металлоинвеста» их было целых три.

По уставу «Мечела» правление без вынесения на совет директоров может принимать инвестиционные решения на сумму до $50 млн. А если сделка до $30 млн, то правление даже не обязано направлять в совет директоров отчет. Все инвестиции выше $50 млн должен одобрять совет. Сделки без заинтересованности правление может одобрять и не выносить на совет директоров, если они составляют менее 10% от балансовой стоимости активов компании.

Эти условия уже и так очень жесткие, комментирует аналитик RMG Андрей Третельников. Но, скорее всего, речь идет о полном контроле за денежным потоком компании, чего изначально и добивались банки-кредиторы, говорит эксперт. «Когда кредиторы в прошлом году настаивали на конвертации долгов в акции «Мечела», они, по сути, хотели гарантировать возврат своих средств. Им этого удастся добиться, если в совет директоров войдут их представители», – говорит Третельников.

Представитель ВТБ отказался от комментариев, а представитель Газпромбанка не ответил на вопросы «Ведомостей».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more