Статья опубликована в № 4133 от 08.08.2016 под заголовком: «Роснефть» не продается

Правительство рискует потратить все резервы до конца года

Чиновники могут не успеть продать 19,5% акций «Роснефти»

Есть вероятность, что продать «Роснефть» в текущем году не получится, передал «Интерфакс» слова министра экономического развития Алексея Улюкаева. «Роснефть» – одна из четырех компаний, занесенных в список «большой» приватизации на этот год, которая должна пополнить бюджет на 1 трлн руб. И это львиная доля ожидаемых доходов от приватизации – за 19,5% акций «Роснефти» государство планирует получить не менее 700 млрд руб.

«Пока мы исходим из того, что «Роснефть» будет продана в этом году, но, конечно, риск переноса есть», – подтверждает высокопоставленный чиновник. Если все будет идти по графику, то сделка состоится. Но времени все меньше и это тревожит, признает чиновник. Если все же продажа не состоится, то придется увеличить дефицит бюджета, продолжает собеседник «Ведомостей». Это допустимо, говорит чиновник, дополнительный секвестр не потребуется.

План-график приватизации 19,5% «Роснефти» уже поступил в Минэкономразвития. Оценка должна быть завершена, сказал Улюкаев. Финансовый консультант правительства по продаже «Роснефти» – итальянский банк Intesa представил в правительство отчет агента № 1 еще в конце июня, но в нем не было никакой конкретики: рекомендовано продавать «Роснефть» стратегическому инвестору. К осени банк должен представить отчет агента № 2 со списком потенциальных претендентов.

Постоянно идут совещания и у первого вице-премьера Игоря Шувалова, и у вице-премьера Аркадия Дворковича, и у помощника президента Андрея Белоусова, знает другой федеральный чиновник. Интерес есть и у западных, и у российских компаний, замечает один из участников этих совещаний.

Возникает вопрос, как выбрать наиболее удачный момент для сделки, замечает инвестбанкир, участвовавший в консультациях по приватизации. Продавать в такие сжатые сроки стратегам в принципе не лучшая идея. Их позиция как покупателей более сильная. А еще накладывается одновременно продажа двух крупных нефтяных компаний – «Башнефти» и «Роснефти». Обычно в финансовом мире продажу двух активов из одной отрасли разводят по времени, напоминает собеседник «Ведомостей».

«Роснефть» еще «особый ребенок в семье», замечает федеральный чиновник: если всей остальной приватизацией занимается Росимущество – за продажей «Роснефти» приглядывает ее материнская компания, «Роснефтегаз» (через нее государство владеет 69,5% «Роснефти»). То есть по сути – главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин, который, как и любой топ-менеджер госкомпании, не очень заинтересован в форсировании приватизации, по крайней мере хочет тщательно выбрать комфортного инвестора, замечает инвестбанкир, работавший с топ-менеджером.

«Роснефтегаз» занимается подготовкой к сделке, сказал представитель Росимущества. Представитель «Роснефти» не стал комментировать процесс приватизации. Представитель Шувалова не ответил на запрос «Ведомостей».

Минфин до сих пор исходил из того, что доля в «Роснефти» будет продана, а бюджет получит деньги. Никаких предупреждений о переносе не было, указывает федеральный чиновник. Без доходов от «Роснефти» правительству придется почти полностью потратить резервный фонд. При цене нефти ниже $40 за баррель в 2016 г. планируется потратить из фонда 2,3 трлн руб., если же приватизация «Роснефти» будет перенесена, то ближе к 3 трлн, рассказывает замминистра финансов Максим Орешкин. Таким образом, при указанном сценарии исходя из данных Минфина в резервном фонде к концу года останется около 360 млрд руб.

Со среднесрочной точки зрения не так важно, когда случится продажа «Роснефти», – важно, чтобы дефицит бюджета без этих доходов устойчиво снижался, подчеркивает Орешкин: ключевая задача – изменение структурного дефицита.

Если среднегодовая цена на нефть будет $43, дефицит бюджета может оказаться даже меньше плановых 3,2% и составить 2,7% ВВП, оценивает главный экономист БКС Владимир Тихомиров, а без денег от «Роснефти» – немного выше плана. После выборов у государства руки будут уже больше развязаны, возможны дополнительные решения по сокращению расходов, полагает Тихомиров.