«Газпром» почти не заметил санкций

Они мало повлияли на новые и действующие контракты, заверяет концерн

Западные санкции не оказали существенного воздействия на работу «Газпрома», в том числе в части исполнения, пролонгации действующих и заключения новых контрактов с иностранными контрагентами на поставку газа, и не имеют критического значения для текущей деятельности компании, сообщила компания по итогам заседания совета директоров, который рассмотрел вопрос их влияния на группу в 2015-2016 г. «Газпром» своевременно и оперативно оценил риски, связанные с вводом санкционных ограничений, и принял меры для минимизации негативных последствий, указано в пресс-релизе.

Одной из наиболее эффективных мер компания считает продолжение работы по импортозамещению. Сейчас доля иностранного оборудования в общем объеме закупок группы «Газпром» составляет около 5% (по трубной продукции - менее 0,1%). Компания ограничивает закупку оборудования, работ и услуг за рубежом, старается диверсифицировать закупки за счет привлечения поставщиков из стран - участников Таможенного союза, СНГ, Азиатско-Тихоокеанского региона, БРИКС и других.

В 2015 г. «Газпром» ввел новую схему работы с российскими производителями — долгосрочные договоры на серийное производство, поставку, техническое, сервисное обслуживание и ремонт импортозамещающей продукции под гарантированные объемы поставок будущих лет. «Газпром» создает условия для локализации в России производства наукоемкого оборудования, например, были заключены соглашения о намерениях с Linde, «Силовыми машинами» и «Салаватнефтемашем», напоминает концерн.

Секторальные санкции, которые западные страны ввели против нефтяной отрасли, напрямую «Газпрома» не коснулись, говорит старший аналитик «Атона» Александр Корнилов: добычу газа они не затрагивают. Исключение — проект «Сахалин-3» (включает разработку Южно-Киринского газоконденсатного месторождения), который пришлось отложить, отмечает Корнилов. Финансовых ограничений тоже не было: «Газпром» продолжал активно занимать на западных рынках - например, весной успешно разместил облигации в швейцарских франках.

Однако сложности с привлечением капитала были у «Газпром нефти» (входит в периметр «Газпрома»), напоминает аналитик. У нефтяной компании достаточно высокая долговая нагрузка, есть ограничения относительно совместных проектов с западными партнерами, указывает Корнилов. Например, у компании были планы разрабатывать трудноизвлекаемые запасы вместе с Shell.

Прямого негативного эффекта от санкций для «Газпрома» не было, согласен директор Small Letters Виталий Крюков. Но мог быть косвенный: девальвация рубля, часть импортного оборудования стала дороже, стоимость денег ненадолго выросла, политическая напряженность в отношениях с некоторыми европейскими странами, которые выступают против строительства трубопровода «Северный поток - 2».