Бизнес
Бесплатный
Алина Фадеева
Статья опубликована в № 4235 от 29.12.2016 под заголовком: Консолидация как тенденция

В 2016 году Россия продала акции нефтяных компаний на 1,1 трлн рублей

Но процесс консолидации отрасли только усилился

В 2016 г. государство объявило большую приватизацию, в том числе крупных нефтяных активов – 50,08% капитала «Башнефти» и 19,5% акций «Роснефти». Дело не только в деньгах, приватизация – это путь к структурным изменениям в экономике, который позволит добиться эффективного баланса госучастия и частного капитала в экономике страны, объяснял президент Владимир Путин. По данным ФАС, с 2005 по 2015 г. вклад государства и госкомпаний в ВВП вырос с 35 до 70%, в России сложился государственно-монополистический капитализм.

Контрольный пакет в «Башнефти» решили продавать в России, основными конкурентами оказались «Роснефть» и «Лукойл» в сопровождении более мелких игроков. 12 октября 60,16% обыкновенных акций «Башнефти» без аукциона купила «Роснефть» за 330 млрд руб. Это больше, чем готов был заплатить единственный серьезный соперник «Роснефти» – «Лукойл».

Среди вариантов продажи рассматривалось и размещение небольшого пакета на бирже. «Это стало бы хорошей новостью для развития фондового рынка, но мы сразу понимали, что такой вариант вряд ли будет выбран, – говорит директор Prosperity Capital Александр Бранис. – Правительству слишком нужны были деньги, и логично, что пакет «Башнефти» продали целиком». Но рынок хорошо заработал на сделке: многие инвесторы делали ставку на приватизацию компании еще в конце 2015 г. и «Роснефть», как положено, объявила оферту, говорит аналитик АКРА Василий Танурков.

Чиновников консолидация отрасли не пугает. Это глобальные тенденции развития рынков: компании укрупняются, чтобы достичь синергетического эффекта, говорил «Ведомостям» министр энергетики Александр Новак.

Другие сделки

В 2016 г. «Роснефть» купила 49% акций Essar Oil Limited, доли в договоре концессии в блоке Шорук в Египте и в совместном предприятии-операторе. В декабре «Роснефть» договорилась купить у АФК «Система» нефтесервис «Таргин».

«Роснефть» планирует сохранить большинство проектов «Башнефти» и увеличить инвестпрограмму, сообщала компания. Инвестпрограмма самой «Роснефти» в 2017 г. вырастет с учетом проектов «Башнефти» при неизменности стратегических целей и графика ввода новых проектов, говорит представитель «Роснефти».

«Роснефтегаз» продал 19,5% «Роснефти» за 10,2 млрд евро консорциуму, где равными долями владеют Катарский инвестиционный фонд (QIA) и швейцарский трейдер Glencore. 16 декабря деньги от сделки поступили в бюджет. Аналитики восприняли продажу с энтузиазмом: «Роснефть» не стала выкупать свои акции (такой вариант рассматривался), что грозило ростом долга и ослаблением контроля государства. Кроме того, «Роснефть» обещала направлять на дивиденды 35% чистой прибыли вместо 25%.

Но сделка оставила много вопросов: «Роснефть» спустя две недели все еще не раскрыла появление нового акционера, главный кредитор – Intesa Sanpaolo заявил, что еще не выделил деньги, после того как деньги поступили в бюджет. Сама «Роснефть» накануне сделки разместила бонды на 600 млрд руб. Сделка прошла очень быстро, детали ее не раскрыты для широкой общественности, говорит аналитик «Альпари» Анна Кокорева. «Это не лучший сигнал для инвесторов: кажется, что мы не можем продать нормально и понятно такой хороший актив, как «Роснефть», – объясняет она. С другой стороны, акции проданы дорого и привлечение западного инвестора в лице Glencore может дать положительный сигнал компаниям, которые опасаются сотрудничать из-за санкций, рассуждает аналитик.

На развитие нефтяной отрасли России приватизация «Роснефти» вряд ли повлияет: новые акционеры – финансовый фонд и трейдер, а не нефтяные компании и вряд ли они обладают нужными компетенциями в управлении нефтяным бизнесом, говорит Кокорева. Катарский фонд чаще всего является посредником, он покупает акции и через год-два их продает, заключает она. «Сделка вряд ли существенным образом повлияет на развитие нефтяной отрасли в России, хотя лоббистские возможности компании, вероятно, возрастут», – говорит младший директор отдела корпораций Fitch Ratings Дмитрий Маринченко.

«Роснефть» можно было продать дороже, считает аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров. Но у сделки есть политическое обременение: нужно было показать, что мы можем продавать активы реальным иностранным инвесторам и санкции их не пугают.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать