Энергетическая революция в Германии создает проблемы ее соседям

Избыток энергии от солнечных и ветряных станций идет в Польшу и Чехию, перегружая их электросети

Программа энергетической революции (Energiewende) канцлера ФРГ Ангелы Меркель предполагает, что к 2022 г. Германия откажется от атомных электростанций и заменит их солнечной и ветряной энергетикой. Но страна также использует станции на газе и угле и в результате в солнечные и ветреные дни вырабатывает слишком много электроэнергии. Ее избыток идет на территорию Польши и Чехии. Но их электросети могут этого не выдержать, жалуются местные компании и власти.

Консультаций и дискуссий по этому вопросу не было, утверждает представитель чешской энергетической госкомпании CEPS Барбора Петерова. Поэтому она называет это негативным побочным эффектом «чисто политического решения правительства Германии».

Немецкие компании не отрицают, что переменчивые потоки электроэнергии создают проблему. Но настаивают, что перегрузки возникают прежде всего из-за устаревших электросетей по обе стороны границы. «Цепь прочна настолько, насколько прочно ее самое слабое звено», – отмечает Герт Шварцбах из 50Hertz Transmission, которая отвечает за линии электропередачи, пересекающие границу с Польшей и Чехией.

Усугубило проблему то, что Германия давно не может построить высоковольтные линии для передачи энергии с ветряных мельниц на севере страны к сильно нуждающимся в ней заводам на юге. Это заставляет ее использовать сети своих соседей, что перегружает их и создает угрозу отключения электричества. «У нас заполнены все интерконнекторы», – говорит Гжегож Вилински, замдиректора по стратегии в Polska Grupa Energetyczna.

Поэтому Прага и Варшава вынуждены инвестировать миллионы в высоковольтные провода, рассчитанные на более высокое напряжение, и устанавливать трансформаторы на границе, чтобы перенаправлять энергию обратно в Германию. Чешская CEPS и Polskie Sieci Elektroenergetyczne потратили около 115 млн евро на массивные трансформаторы. Также Польша инвестировала в прошлом году $300 млн в модернизацию своих электросетей и подстанций.

Немецкие операторы тоже не бездействуют. 50Hertz устанавливает трансформаторы в двух местах на немецкой стороне границы, чтобы помочь справиться с избытком энергии. Но установка одного из них была отложена на три года и издержки выросли примерно на 100 млн евро из-за судебной тяжбы, отмечает Шварцбах. «Очевидно, что перестройка нашей системы дистрибуции энергии – это долгосрочный процесс, и потребуются дальнейшие шаги», - сказал представитель министерства экономики Германии.

Тем временем покрывать издержки приходится чехам и полякам. Особенно страдают местные компании, генерирующие электроэнергию с использованием угля, так как они не могут продавать собственную электроэнергию из-за наличия немецкой. Как отмечает Владимир Будински из чешской CEZ Group, его компания не может продавать электроэнергию через границу в Польшу, где мегаватт-час стоит на 6 евро дороже, поскольку там электросети уже не могут ее принять.

Польские электростанции теперь используют ежегодно на 4 млн т угля меньше, чем до 2008 г., когда Германия начала активно развивать ветряную и солнечную энергетику, утверждает Вилински из Polska Grupa Energetyczna. Это эквивалентно закрытию одной крупной электростанции. Правительство Польши последние семь лет пыталось договориться с Берлином о компенсации, но не смогло доказать, что действия Германии создают перегрузки, говорит Валдемар Лагода из польского министерства экономики: «Порции электричества не отмечены [в сети], поэтому этот феномен не так-то просто доказать».

Что касается компаний, то по правилам Евросоюза стоимость устранения дисбаланса должна быть поровну разделена между обеими сторонами. Но более крупный урон, такой как потеря бизнеса или необходимость модернизировать оборудование, «уже считается просто частью бизнеса», говорит Вилински.

По словам Андреаса Яна, старшего научного сотрудника Regulatory Assistance Project, пока Германия не закончит модернизировать собственные линии электропередачи, у ее соседей не будет выбора, кроме как смириться с неожиданными последствиями ее энергетической революции. «Единственный альтернативный вариант – закрыть границу», - утверждает он.

Перевел Алексей Невельский