Статья опубликована в № 4271 от 01.03.2017 под заголовком: Intesa не зовет российские банки

Intesa отложил синдикацию кредита, выданного на покупку 19,5% «Роснефти»

Участвовать в ней готовы 14 банков, но российских среди них нет

«Роснефть» – очень надежный партнер, поэтому мы не привлекаем другие банки [к участию в синдицированном кредите], мы спокойны», – сказал председатель совета директоров «Банка Интеза» (российская «дочка» итальянской Intesa Sanpaolo) Антонио Фаллико в кулуарах Сочинского инвестфорума. Он добавил, что «14 банков заинтересованы [в участии в синдицированном кредите]», но кто они, из каких стран – он уточнить отказался. «Из России никакой [банк не участвует]», – отметил он. Сбербанк и ВТБ не получали предложений от Intesa к участию в синдицированном кредите на 5,2 млрд евро, отмечают их представители. Представитель Газпромбанка на вопросы «Ведомостей» не ответил.

19,5% «Роснефти» обошлись нефтетрейдеру Glencore и Qatar Investment Authority (QIA) в 10,2 млрд евро, 5,2 млрд евро выдал Intesa, 2,2 млрд евро – кредит неназванных банков, 2,5 млрд евро – средства QIA, 300 млн евро – средства Glencore. В середине февраля Фаллико отмечал, что Intesa хочет привлечь 2,5–3 млрд евро в рамках синдикации кредита для покупки акций «Роснефти», передавало Reuters. Почему планы изменились – представитель Intesa не ответил. Третьего января сделка завершилась и владельцем пакета стала сингапурская структура QHG Shares (позже была переименована в QHG Oil).

Для Intesa кредитование Glencore и QIA под покупку доли в «Роснефти» крайне выгодно из-за уровня ставок, которые наверняка привязаны к уровню доходности суверенных российских еврооблигаций, говорит один из российских госбанкиров. Ставки для европейских заемщиков гораздо ниже, так что Intesa зарабатывает на сделке, сказал он. Синдицировать кредит (или продать его) европейскому банку имеет смысл, когда у него наблюдается дефицит капитала, однако у Intesa его нет, говорит госбанкир.

Синдикация кредита – это разделение не только рисков, но и доходности, отмечает один из контрагентов «Роснефти». Вполне возможно, что банк не хочет делить ее ни с европейскими, ни с российскими коллегами. Вопрос остается лишь в том, кто возьмет на себя риски и кто предоставит гарантии по кредиту, говорит источник. Между тем в среду «Роснефть» в отчете за 2016 г. сообщила, что выдала банкам поручительства на сумму до 9 млрд евро сроком до 2022 г. Цель поручительства – обеспечение условий поставок и расчетов по договорам трейдинга углеводородами, отмечает представитель «Роснефти». В декабре «Роснефть» заключила крупный контракт – о поставке в адрес трейдинговой QHG Trading LLP (совместная компания Glencore и QIA) от 22,5 млн до 55 млн т нефти начиная с 2017 г. в течение пяти лет.

Помимо этого «Роснефть» в процессе инвестиционной деятельности выдала поручительство в пользу «третьих лиц» на сумму, не превышающую в эквиваленте 103 млрд руб. по официальному курсу ЦБ на 31 декабря 2016 г. (1,6 млрд евро). Кому выдана эта гарантия – представитель компании не говорит.

«Роснефть» сохраняет инвестиционную привлекательность, считает старший аналитик «Атона» Александр Корнилов. После приватизации «Башнефти» компания аккумулировала не только дополнительные добывающие активы, но и нефтеперерабатывающие мощности. Чистый долг «Роснефти» на конец 2016 г. – 1,89 трлн руб. Долговая нагрузка невысокая, 1,5 EBITDA, что позволяет ей развиваться дальше, полагает аналитик. С этим не согласен управляющий GL Asset Management Сергей Вахрамеев, долговая нагрузка компании выше 2,5 EBITDA (включает в общий долг авансы, полученные по китайским контрактам), это большая нагрузка с учетом возможного снижения цен на нефть, говорит Вахрамеев. Если нефть снова упадет в цене ниже $30 и продержится на этом уровне, то это может стать вызовом для компании.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать