Статья опубликована в № 4288 от 27.03.2017 под заголовком: Санкции торговле не помеха

Как Белоруссия снабжает Россию санкционными продуктами

Союзное государство продолжает наращивать поставки продовольствия в Россию

Темной августовской ночью российские пограничники устроили засаду на недавно обнаруженной контрабандной трассе в Смоленской области в районе населенного пункта Гусино. Пятикилометровая дорога была проложена в обход пункта пропуска на белорусско-российской границе. Первая же вылазка принесла солидный улов. В ночь с 8 на 9 августа пограничники задержали девять фур со свежими яблоками, персиками, сливами и вишнями из Польши общим весом около 175 т. Весь груз был впоследствии передан Россельхознадзору для уничтожения.

Поиском контрабанды занимаются не только пограничники. Приграничные с Белоруссией территории патрулируют межведомственные мобильные группы в составе таможенников, пограничников, полицейских и инспекторов Россельхознадзора. Такие отряды начали работать в приграничных районах России в 2014 г., чтобы поставить заслон на пути продуктов, подпавших под продовольственное эмбарго. Летом 2014 г. российские власти запретили ввозить в страну рыбу, молочные, мясные продукты, овощи-фрукты из стран, присоединившихся к антироссийским санкциям, Евросоюза, США, Канады и Австралии. Но запрещенные продукты пошли в Россию через территорию Белоруссии. Ведь обе страны входят в Таможенный союз, а контроль грузов на границе отсутствовал.

Так, в январе Россельхознадзор отчитывался о задержании фуры с грузом китайской капусты и яблок. Это был типичный пример контрабанды: на первый взгляд у водителя документы на груз в порядке, по фитосанитарным сертификатам овощи и фрукты выращены в Белоруссии. Но прямо за дверью кузова на ящиках с яблоками – этикетки, свидетельствующие, что вся продукция произведена в Польше, вспоминал один из участников рейда. Груз отправили лентяи в надежде проскочить на дурачка, иронизирует он. Еще один рискованный способ ввести запрещенную продукцию на территорию России – сделать это именно с «товарами прикрытия», такими как минеральная вода, зеленый горошек, сахар, квас, обойный клей. Документы будут оформлены именно на них, но при минимальном контроле груза обман раскроется. За 10 месяцев прошлого года в пограничных с Белоруссией областях было задержано более 1544 т такой продукции, отчитывался Россельхознадзор. Эти способы были популярны в первый год после введения эмбарго, но после появления мобильных групп и введения правила об уничтожении санкционной продукции они вышли из моды. Нарушители стали хитрее, теперь доказать незаконное происхождение продуктов сложно. В Белоруссии целая индустрия работает над превращением санкционного товара в разрешенный продукт, считает собеседник «Ведомостей». За три года страна резко увеличила поставки продуктов в Россию: молока и молочных продуктов – на треть, мяса – почти в полтора раза, яблок, груш и айвы – более чем вдвое (см. иллюстрацию на стр. 21).

Белорусские власти обвинения отрицают. «Беларусь не переклеивает наклейки на санкционные продукты, а перерабатывает импортируемое сырье», – категорично заявлял в феврале президент республики Александр Лукашенко. По его мнению, продукт переработки расходится на внутреннем рынке. Лукашенко резко критиковал попытки России контролировать белорусский экспорт и даже предложил возбудить уголовное дело в отношении главы Россельхознадзора Сергея Данкверта за препятствование в нарушение норм международного права поставкам белорусского продовольствия в Россию. Случаи переклеивания и подделок накладных на санкционные продукты в Белоруссии бывают, признавал президент, но это «мизер, даже не полпроцента, это сотые процента. И мы с этим боремся». По его версии, в случающихся махинациях участвуют российские таможенники и другие должностные лица. Поинтересовавшись статистикой внешней торговли, «Ведомости» выяснили, что проблема несколько больше, чем считает президент Лукашенко.

Исчезающий импорт

Поставки растительной продукции из Белоруссии за 2016 г. резко выросли: моркови – в 2,6 раза, яблок – в полтора раза, пекинской капусты – в 3,3 раза, свидетельствует таможенная статистика. Точно узнать, чем вызван этот феномен, инспектора Россельхознадзора не могут: в феврале служба отменила запланированную инспекцию предприятий в Белоруссии. Визит как раз и должен был объяснить рост экспорта. «Подобное решение Россельхознадзор был вынужден принять в связи с существующими опасениями ряда инспекторов в возможных провокационных действиях с белорусской стороны», – говорилось в сообщении, опубликованном на сайте Россельхознадзора.

Пользуясь своими полномочиями, Россельхознадзор последние три года неоднократно приостанавливал ввоз продукции ряда белорусских предприятий, предъявляя претензии к ее качеству. Но овощи и фрукты со всей Европы, украинские сырные продукты, норвежская рыба, бельгийские груши по-прежнему едут через Белоруссию. Масштаб проблемы очень хорошо виден на примере польских яблок. Крупнейший европейский производитель – Польша до санкций лидировала по экспорту этих фруктов в Россию. Наша страна была для нее крупнейшим экспортным рынком. Например, в 2013 г. Польша, по данным Международного торгового центра ООН, обеспечивала 55% российского экспорта яблок, отгрузив в Россию 751 000 т. После введения санкций экспорт обвалился.

Польские яблоки вернулись в Россию, экспорт восстановлен практически в досанкционном объеме, написала в марте польская газета Dziennik Gazeta Prawna. Федеральная таможенная служба по понятным причинам таких объемов не регистрирует. По ее данным, экспорт яблок из Белоруссии хоть и резко вырос по сравнению с 2015 г., но все же не достиг уровня в 200 000 т. Зато поставки польских яблок в Белоруссию выросли почти вчетверо – с досанкционных 153 000 т почти до 550 000 т по итогам 2016 г. Статистические службы Белоруссии не дают точных данных о потреблении яблок, но, судя по ним, общее потребление фруктов в республике за это время резко не менялось, как и урожай.

Что же происходит? И почему контроль грузов на российской приграничной территории и угроза уничтожения обнаруженного санкционного товара перестали пугать поставщиков санкционных продуктов?

Двойной сертификат

Все более популярным становится другой способ – двойная сертификация. В 2016 г. случаи двойной сертификации продукции, поступающей в Россию, – когда на один и тот же продукт выданы сертификаты с разной страной происхождения – реальной и фиктивной – участились по сравнению с 2015 г., рассказала «Ведомостям» представитель Россельхознадзора Юлия Мелано. Овощи и фрукты – обезличенный товар, страну происхождения которого очень сложно определить даже в лабораторном исследовании, предупреждает директор по развитию ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров «Руспродсоюз» Дмитрий Востриков.

Например, год назад выяснилось, что по сертификатам Молдавии, выданным в Приднестровье, в Белоруссию могло попасть 20 000 т яблок. Правоохранительные органы страны обвинили фитосанитарную службу Молдавии в коррупционной выдаче сертификатов на продукцию, заведомо не являющуюся молдавской. В результате расследования выяснилось, что участники схемы из Приднестровья присылали сертификаты в Литву, туда же прибывали польские яблоки, а оттуда с новыми документами въезжали в Белоруссию. Стоимость сертификатов на одну фуру в 20 т составляла $800–1000. Приобретателем нескольких партий яблок значилось предприятие «Белтаможсервис», принадлежащее Государственной таможенной службе республики.

Белоруссия только в 2016 г. легализовала для поставки в Россию не менее 250 000 т яблок и груш из стран, подпавших под российское эмбарго, говорил Данкверт. И объяснял: 24 страны Африки, которые значились как поставщики этого количества яблок и груш в Белоруссию, подтвердили, что вообще не отгружали фрукты в Белоруссию, таким образом фрукты, поступившие якобы из этих стран, – это легализация санкционной продукции, заявил Данкверт «Интерфаксу». По его словам, через Белоруссию шли яблоки с поддельными фитосанитарными сертификатами Гвинеи, Мали, Буркина-Фасо, Бенина, Либерии и др. Годом ранее популярностью пользовались Марокко, Тунис, ЮАР, Израиль, Босния и Герцеговина, Македония, Сербия, Бразилия, Чили, Эквадор. Но как только Россельхознадзор ограничил число пунктов пропуска, через которые можно ввозить продукцию из этих стран, та стала поступать в Россию через Белоруссию из стран тропической Азии и Ближнего Востока – причем с настоящими сертификатами.

Белоруссия в прошлом году, по официальной статистике, ввезла 744 000 т яблок и груш, вырастила еще 140 000 т, на экспорт поставила только 210 000 т, и почти все в Россию, делился данными Данкверт. Получается, каждый житель страны, включая младенцев, за год должен был съесть более 70 кг яблок, удивлялся он. Белоруссия не раскрывает данных по потреблению яблок и груш, но, по данным статистической службы, среднедушевое потребление всех фруктов и ягод меньше этой цифры. Схема движения фруктов через Польшу в 2016 г. не изменилась, изменилось лишь документальное оформление продукции, уверен президент Национального плодоовощного союза Сергей Королев. Поставщики отправляют груз через Белоруссию, используют сербские или молдавские сертификаты. Поэтому в России все выглядит прилично.

На полках сетевых розничных магазинов польские яблоки, как и другую санкционную продукцию, не встретишь. «Дикси» с сентября по апрель продает яблоки из России и Сербии в соотношении 50/50, с апреля по август – из России и стран Южного полушария (Чили, Аргентина, ЮАР), рассказывает представитель сети. Доля российских продуктов во всех продуктовых категориях увеличилась, в яблоках – на 20%, отмечает он. В «Виктории» доля отечественных продуктов стабильно растет последние два года, отмечает представитель сети.

Яблоки в Польше дешевые, что позволяет компаниям, поставляющим продукцию из Белоруссии в Россию, дополнительно заработать. Средняя стоимость яблок, согласно данным Белстата, на внутреннем рынке в 2016 г. составила $1,74 за 1 кг. В России она даже ниже – около $1,4. Крупные польские производители отгружают яблоки по 0,2–0,4 евро за 1 кг.

Молочные реки

Белоруссия, безусловно, стала основным бенефициаром и продуктового эмбарго по молочной продукции – 85% импорта приходится на эту страну, констатирует исполнительный директор Национального союза производителей молока (Союзмолоко) Артем Белов. По его оценке, поставки молочной продукции из этой страны в Россию с 2014 по 2016 г. выросли в полтора раза до 6,5 млн т, при том что производит Белоруссия около 7,2 млн т. С белорусской и российской таможенной статистикой эти данные не совпадают, предупреждает он (действительно, по этим данным в Россию было поставлено менее 1 млн т молочных продуктов). Это выглядит так, как будто Россия скупает в Белоруссии основную часть молочной продукции, но очевидно, происходит и реэкспорт из европейских стран, уверен Белов. В Европе молоко настолько дешевле, что Белоруссии выгодно его импортировать, перерабатывать и отправлять в Россию, где молочная продукция стоит дорого, рассуждает Белов. Закупают молоко белорусские производители в Прибалтике и Польше, знает топ-менеджер российской компании.

Также активно белорусские предприятия перерабатывают и европейскую рыбу, подпавшую под российское эмбарго. Не случайно Белоруссия почти в 7 раз увеличила импорт замороженной рыбы из Норвегии. И, судя по статистике ООН, весь прирост был переработан и дальше отправлен в Россию.

Крупнейшими европейскими поставщиками рыбы в России вместо Норвегии стали не присоединившиеся к санкциям Фарерские острова и Гренландия. Но возместить ушедшие с рынка объемы норвежской рыбы они даже все вместе не в состоянии, поэтому российские компании активно наращивают свою долю рынка, рассказывает замдиректора одного из крупнейших добытчиков рыбы в стране – «Наребо» Сергей Сенников.

Продуктовое эмбарго дало ценовые преимущества российским производителям – например, яблок и груш, поскольку выросли издержки импортеров в связи с изменением налаженных логистических цепочек, однако об импортозамещении говорить преждевременно, поскольку отрасль требует длинных денег и инфраструктурной поддержки – субсидии на строительство хранилищ и проч., считает Востриков из «Руспродсоюза».

Санкции без законов

История борьбы с реэкспортом санкционного продовольствия из Белоруссии и не могла развиваться по-другому, делится с «Ведомостями» один из бывших генералов таможенной службы. После введения эмбарго законодательство страны не адаптировалось, а для эффективного противодействия нелегальному импорту необходим запрет и ответственность за оборот «санкционной продукции», установление правил торговли со странами – партнерами по Таможенному союзу, которые не поддерживают режим санкций, объясняет он.

Белоруссия реэкспортирует яблоки в Россию, но только из несанкционных стран, уверял премьер-министр республики Андрей Кобяков. «Если у Россельхознадзора потом возникают проблемы, что кто-то документы, не дай бог, подделал, то, конечно, надо обеспечивать уголовное преследование тех лиц, которые этим делом занимаются. Поверьте, подавляющее большинство этих лиц надо искать не в Республике Беларусь, а там, где потом эти продукты потребляют и продают», – говорил в ответ на обвинения Кобяков.

Может показаться, что главным итогом контрсанкций стало географическое перераспределение поставок продуктов питания – вместо одних стран пришли другие и рост цен на продовольствие, причем весьма существенный. Бума на импортозамещение контрсанкции пока не создали. Взрывного роста производства в России не наблюдается (см. график на стр. 20). Главный экономист БКС Владимир Тихомиров констатирует, что очевидным эффектом продовольственного эмбарго стал рост инфляции. Но к середине 2015 г. он уже стал незаметен и сейчас отсутствует. Он ссылается на данные Минэкономразвития, согласно которым в 2014 г. при общей продуктовой инфляции по итогам года в 15,4% на контрсанкции пришлось 3,8 процентных пункта. Гораздо больший эффект на обесценение рубля в целом оказало падение цен на нефть.

Эффект эмбарго на динамику экономики в целом Тихомиров оценивает как малозаметный с учетом незначительной доли сельского хозяйства и пищевой промышленности в ВВП России. В отчетности компаний отрасли виден приток инвестиций в модернизацию производства, а принимая во внимание тот факт, что инвестиционные процессы занимают по 3–5 лет, можно сделать вывод, что положительный эффект влияния на отрасль растянут во времени и еще до конца не реализован, добавляет он.

Профессор Высшей школы экономики Евгений Гонтмахер предостерегает, что нынешние «тепличные» условия для отечественных пищевиков и аграриев приведут к тому, что при открытии рынка они окажутся неконкурентоспособными. А механизма для повышения конкуренции сейчас нет.