Статья опубликована в № 4322 от 17.05.2017 под заголовком: Государственного значения убыток

«Роснефтегаз» объяснил, почему в 2016 году получил убыток

Госкомпания отдала в бюджет деньги от приватизации 19,5% «Роснефти» в декабре 2016 года – до того, как сделка была закрыта в январе 2017 года

Прибыль «Роснефтегаза» от хозяйственных операций в 2016 г. составила 596 млрд руб., говорится в сообщении компании со ссылкой на годовой отчет по РСБУ. Сам отчет не публикуется – решение скрыть его от общественного внимания правительство приняло в прошлом году. В сообщении же «Роснефтегаза» сказано, что на чистый финансовый результат компании повлияло то, что в декабре 2016 г. она срочно уплатила в бюджет 717 млрд руб., причитавшихся за в том числе 19,5% «Роснефти», – в счет годовых дивидендов, подлежащих выплате в 2017 г.

Из уплаченных «Роснефтегазом» в бюджет в прошлом году 717 млрд руб. 24,6 млрд были промежуточными дивидендами за 9 месяцев 2016 г. Решение о их уплате принято по директиве правительства. По итогам 2017 г. компания также планирует выплатить дивиденды в соответствии с директивами правительства, сказано в пресс-релизе. Представитель «Роснефти» отказался говорить, будет ли «Роснефтегаз» платить по итогам прошлого года дивиденды, а напрямую из сообщения компании этого не следует. Связаться с представителем «Роснефтегаза» вчера не удалось.

«По сути, в сообщении компании говорится, что прибыль от операционной деятельности «Роснефтегаза» составила 596 млрд руб. по итогам года, из них компания заплатила 692,4 млрд руб., которые должна была выручить от приватизации 19,5% «Роснефти», таким образом, по итогам года и получился убыток – 96,4 млрд руб, говорит портфельный управляющий GL Asset Management Сергей Вахрамеев.

«Роснефтегаз» перечислил 692,4 млрд руб. в декабре 2016 г. Сделка с Glencore и Qatar Investment Authority закрылась в 3 января 2017 г.

Не факт, что всю вырученную сумму «Роснефтегаз» записал в прибыль по итогам 2016 г. – вероятнее, прибыль отражает разницу между ценой продажи и балансовой стоимостью проданного пакета «Роснефти», считает аналитик «Атона» Александр Корнилов.Федеральный чиновник возмущается: «Если «Роснефтегаз» пишет, что ускоренное перечисление доходов от приватизации были де-факто выплатой годовых дивидендов («в счет годовых дивидендов за 2016 г.»), то пусть сейчас перечислит те деньги, которые получила по итогам сделки приватизации, уже как промежуточные дивиденды, а не как годовые за 2017 г». Деньги и от дивидендов, и от приватизации должны прийти в бюджет целиком, считает он.

5 декабря ВТБ выдал сингапурской QHG Shares Limited кредит на 692 млрд руб. (10,2 млрд евро) под залог приобретаемых акций «Роснефти», говорится в документах владельца этого пакета – равноправного СП Glencore и QIA. Уже 22 декабря права требования по кредиту вместе с обеспечением перешли к самому «Роснефтегазу». А 3 января консорциум Glencore и QIA стал владельцем доли в «Роснефти». «Роснефтегаз» снял залог с акций, сказано в документах QHG Shares. На каких условиях ВТБ выдавал кредит и за сколько у него выкупал права требования «Роснефтегаз», в документах QHG Oil не говорится. «Связка «Роснефти» и «Роснефтегаза» очень непрозрачна, невозможно сказать, что происходит внутри нее, говорит один из инвестбанкиров, интересовавшийся приватизационной сделкой.

«Убыток не может объясняться огромными дивидендами в конце года, они никак не влияют на финансовый результат и отражают отношения компании с акционером», – говорит партнер юридической фирмы А2 Михаил Александров.

«Роснефтегаз» должен заплатить 50% от поступлений от акционерных обществ, которые входят в «Роснефтегаз», рассказывает федеральный чиновник: такая договоренность есть с руководством «Роснефтегаза», она была представлена руководству страны. Расчеты с бюджетом после продажи «Роснефти» фактически были промежуточными дивидендами, следует из пресс-релиза «Роснефтегаза». Несмотря на прибыль, из-за этих перечислений компания показала чистый убыток, объясняет другой федеральный чиновник, и сейчас вопрос, от какой базы считать: позиция Минфина – «Роснефтегаз» должен перечислить 50% от дивидендов «Газпрома» и «Роснефти», сама «Роснефть» и «Роснефтегаз» считают, что 50% должны браться от финансового результата.