Бизнес
Бесплатный
Александр Воробьев
Статья опубликована в № 4329 от 26.05.2017 под заголовком: SSJ100 простаивает

Почему простаивают самолеты Sukhoi SuperJet

Их средний налет в России – лишь 3–3,7 часа в сутки

Средний налет самолетов Sukhoi SuperJet 100 (SSJ100) у российских эксплуатантов в 2016 г. составил 3–3,7 ч в сутки на списочную машину, рассказали три человека, близких к Минтрансу. Окончательно данные еще не подсчитаны, это статистика авиакомпаний, которую они предоставляют Росавиации, уточнил один из собеседников.

У крупнейшего иностранного эксплуатанта SSJ100 – мексиканской Interjet (22 самолета в парке) налет составляет 5–7 ч в сутки, говорят два собеседника. Четыре часа в сутки составил в прошлом году средний налет всего мирового парка SSJ100 (73 машины), включая Interjet, ирландскую Citijet (было три самолета, сейчас – пять) и Королевские военно-воздушные силы Таиланда (два судна), говорит человек, близкий к Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК, владеет компанией «Гражданские самолеты «Сухого» (ГСС), которая производит SSJ100). Средний налет иностранных самолетов у российских авиакомпаний (без учета малой и бизнес-авиации) в 2016 г. был 9 ч в сутки, говорится в презентации профессора ГосНИИ гражданской авиации Александра Фридлянда для форума «Авиационный лизинг». Девять часов в сутки – это хороший показатель для авиации, 10–11 ч – очень хороший, а 13 ч и выше достигают только эффективные лоукостеры, рассказывали менеджеры нескольких авиакомпаний.

SSJ100 – первый гражданский самолет, разработанный в России. Относится к семейству региональных судов, дальность полета базовой версии – 4400 км, вместимость – 98 пассажиров. Его производство началось в 2011 г. На начало апреля выпущено 122 SSJ100, по данным журнала «Авиатранспортное обозрение»: 65 из них – у российских эксплуатантов (в том числе 30 у «Аэрофлота»), 30 – у зарубежных, 19 – на хранении или готовятся к передаче эксплуатантам, 7 – у самой ГСС для испытаний, один разбился в Индонезии в 2012 г.

Крупнейший эксплуатант SSJ100 – «Аэрофлот» налетал на них в прошлом году по три с небольшим часа в сутки, лучше всех сработала «Якутия» (четыре в парке) – по 6,5 ч, говорит человек, близкий к ОАК. Налет у второго крупнейшего эксплуатанта в России – «Газпромавиа» (10 судов) составил 2,1 ч в сутки, говорит человек, близкий к компании.

Цена рекорда

Налет SSJ100 в парке Red Wings в 2015 г. достигал 8–9 ч в сутки. У Red Wings один из SSJ100 обычно не летал и компоненты с него ставились на летающие суда в случае поломки и параллельно заказывались новые – так удалось достичь рекордного налета, рассказывал человек, близкий к авиакомпании. Весной 2016 г. ГСС забрала у нее все пять судов за неплатежи по лизингу.

Среди причин низкого налета – дороговизна и сложности с получением запчастей, объясняют собеседники «Ведомостей». Проблемы с запчастями возникают потому, что самолетов такого типа производится мало и сторонним поставщикам делать комплектующие неинтересно – их выпускают только заводы ОАК, объясняет человек, близкий к корпорации. Но ОАК также выполняет гособоронзаказ и он всегда в приоритете, поэтому необходимые для SSJ100 запчасти нужно ждать, говорит собеседник «Ведомостей». Это подтвердил еще один человек, близкий к ОАК. Он также рассказывает об обширном документообороте, которым по закону сопровождается обмен запчастей для самолета, включенного в российский реестр, – это тоже замедляет процесс. ГСС сама делает пульную программу оборота компонентов для SSJ100 (право авиакомпании передать провайдеру сломавшуюся запчасть в обмен на исправную), но Гражданский кодекс запрещает бартер, поэтому такую передачу необходимо оформлять как куплю-продажу, рассказывает источник, близкий к ОАК. Кроме этого, Росавиация требует паспорт каждого компонента с указанием, где, у кого и как долго он стоял, – в мире такой практики не существует, продолжает собеседник.

Представитель ГСС в течение двух дней не ответил на запрос «Ведомостей». Представители Росавиации и ОАК на запросы тоже не ответили.

Представитель «Аэрофлота» от комментариев отказался. Постоянно не летает примерно половина SSJ100, находящихся в парке «Аэрофлота», рассказывали прежде два человека, близких к группе. «Аэрофлот» даже маршрутную сеть строит, исходя из этого, уточнял один из собеседников. У «Газпромавиа» SSJ100 используются как корпоративные самолеты, в том числе для перевозок на Севере, поэтому налет не может быть высоким, как у гражданской авиации, говорит человек, близкий к компании.

«Аэрофлот» – крупный заказчик, за простои SSJ100 по причине поломки ему причитаются компенсации: он может позволить себе не летать на SSJ100, у небольших авиакомпаний таких условий в контрактах нет, они себе этого позволить не могут, говорит человек, близкий к ОАК.

«Выход европейского Airbus в 1990-е гг. на североамериканский и бразильского Embraer в 2000-е гг. на европейский рынки – классические примеры. В соответствующих логистических центрах и аэропортах были созданы стоки запчастей, разработана система и логистика поставок авиакомпаниям в разные аэропорты и т. д. Все это потребовало сотни миллионов долларов инвестиций. Правда, такие вложения имеют смысл при продажах и производстве значительного количества самолетов, например от 70–80 до 100 в год», – говорит директор Horizon BizJet Leasing Сергей Колтович. В 2016 г. ГСС произвела 22 самолета, в 2015 г. – 19, в 2017–2019 гг. планируется производить по 34–36 в год, говорил в марте президент ОАК Юрий Слюсарь.