Бизнес
Бесплатный
Анастасия Корня

Свидетель рассказал о встрече Сечина, Улюкаева и Костина в Гоа

Ранее прокурор утверждал, что именно в Гоа министр потребовал взятку

Сегодня в Замоскворецком суде по делу экс-министра экономического развития Алексея Улюкаева до перерыва допросили трех свидетелей – руководителя Росимущества Дмитрия Пристанскова, гендиректора «ВТБ капитала» Алексея Яковицкого и корреспондента «Лайфа» Александра Юнашева.

Юнашев показал, что видел в индийском Гоа вместе Улюкаева, главного исполнительного директора «Роснефти» Игоря Сечина и президента ВТБ Андрея Костина. Сам Юнашев был в Гоа, поскольку освещал участие президента Владимира Путина в саммите БРИКС. По версии обвинения, именно на Гоа Улюкаев занялся вымогательством, потребовав от Сечина взятку в сумме $2 млн в качестве благодарности за положительное заключение на сделку по покупке «Башнефти».

Спор о кретинизме

Адвокат Улюкаева Тимофей Гриднев назвал необоснованным выпад Сечина, назвавшего «профессиональным кретинизмом» оглашение аудиозаписи следственного эксперимента с Улюкаевым. Если бы гособвинение его не огласило, его бы огласила защита, настаивает защитник. Более того: мы будем настаивать на прослушивании записей, так как в этом деле для нас важно все, включая интонации. «Поэтому обвинять и, даже я бы сказал, оскорблять представителей государственного обвинения в данной ситуации мне представляется совершенно необоснованным. Я считаю, что нужно извиниться», – заметил Гриднев.

Корреспондент «Лайфа» заявил, что видел Костина и Сечина в холле гостиницы, где проходили переговоры. Рядом с ними стоял Улюкаев. Возможно, другие министры тоже были, но эта троица стояла ближе всех друг к другу, уточнил свидетель. «Выхожу в холл и – чудо: вижу, что глава ВТБ Андрей Костин и глава «Роснефти» Игорь Сечин играют в бильярд, рядом с ними стоит Алексей Улюкаев. Я позвал оператора, мы поснимали издалека, подошли, спросили, на что играют. Кто-то из них ответил: «На нефтяные вышки», – рассказал корреспондент.

Юнашев признал, что не может вспомнить, разговаривал ли Улюкаев с Сечиным, «но было бы странно, если бы не разговаривали». Тут не выдержал уже судья: «Вы свидетель, говорите, что видели». «Я не слышал, чтобы Улюкаев вымогал взятку у Сечина, – продолжил корреспондент "Лайфа". – Напротив, обычно необщительный экс-министр был в хорошем, веселом настроении», – сказал свидетель. У Сечина было хорошее настроение, он шутил и кричал: «Банкиры всему голова!» – вспомнил он.

После допроса Юнашева суд объявил перерыв.

Хороший инвестор

Перед Юнашевым в суде допросили генерального директора «ВТБ капитала» Алексея Яковицкого. Он показал, что в мае 2016 г. «ВТБ капитал» был определен агентом при продаже пакета «Башнефти», должен был предложить формат продажи, нанять независимого оценщика.

«Обсуждаемая цифра «была вокруг 300 млрд руб.», – отметил он, причем изначально были два варианта: продажа на публичном рынке либо стратегическому инвестору. Второй вариант позволил бы максимизировать прибыль, сказал Яковицкий. Ограничений для потенциальных участников не предусматривалось, а окончательным покупателем стала «Роснефть». Прокурор поинтересовался, была ли «Роснефть» стратегическим инвестором и была ли сделка выгодной. На оба вопроса ответ утвердительный. «Если я правильно помню, предложенная компанией «Роснефть» цена даже превышала верхний диапазон оценки, которую предоставил оценщик», – отметил гендиректор «ВТБ капитала».

По его словам, ни правительство, ни Минэкономразвития не сообщали агенту о том, что покупка «Башнефти» компаниями с госучастием является нецелесообразной.

«Указаний не было»

Перед Яковицким в суде выступил свидетелем замминистра экономического развития, руководитель Росимущества Дмитрий Пристансков. Именно Росимущество в октябре 2016 г. продало «Роснефти» напрямую 60,16% обыкновенных акций (50,08% уставного капитала) «Башнефти».

На первый вопрос гособвинителя – когда, кем и при каких обстоятельствах была поставлена задача организовать приватизацию акций «Башнефти» – Пристансков ответил, что был назначен на должность лишь в апреле 2016 г. и уже тогда процесс шел полным ходом. Отвечая на вопрос о других потенциальных покупателях «Башнефти», Пристансков с трудом вспомнил «Татнефть» и Независимую нефтяную компанию.

По просьбе прокуроров он вспомнил и поручение вице-премьера Аркадия Дворковича проработать вопрос о целесообразности приватизации «Башнефти», исходя из возможности участия «Роснефти» в этой сделке. Поручение было дано в ответ на письмо главного исполнительного директора «Роснефти» Игоря Сечина президенту.

Пристансков повторил то, что до него говорили другие свидетели: формальных ограничений не было, так как решение о приватизации «Башнефти» принималось отдельным поручением правительства. Поэтому обычные ограничения (в приватизации не могут участвовать компании с госучастием более 25%) на него не распространялись. Однако правительство могло ввести такие ограничения отдельным распоряжением. Это и было изложено в докладе.

«Значит, препятствий для участия "Роснефти" в приватизации не было», – удовлетворенно констатировал гособвинитель. В августе было дополнительное поручение правительства проработать способы продажи, вспоминает Пристансков. Поручение исполнено – в правительство ушел еще один доклад. Предпочтительной была названа продажа стратегическому инвестору.

В сентябре организатор – ВТБ получил единственную обязывающую заявку – от «Роснефти». Впоследствии было принято решение о продаже акций «Роснефти» за 329 млрд. «Это была выгодная сделка для бюджета?» – «Считаю данную сделку выгодной, так как она принесла самый большой доход государству», – отвечает Пристансков: «Роснефть» предложила даже больше, чем назначили оценщики.

О том, какой была позиция Улюкаева по вопросу приватизации «Башнефти», Пристанскову «ничего не известно». Свидетель не получал от министра указаний по замедлению сделки, уточнил руководитель Росимущества в ответ на вопрос адвоката Виктории Бурковской.

Судья: «А были ли совещания с участием министра по вопросам продажи «Башнефти?» – «Вполне возможно», – говорит свидетель, но высказывался ли Улюкаев, он не помнит.

Затем сторона обвинения снова обратилась к показаниям Пристанскова на следствии. Тогда он рассказывал о совещании, где обсуждали дорожную карту сделки: Улюкаев высказался против участия в ней иностранных инвесторов, так как реализуется стратегический актив. Пристансков перечитал протокол допроса и признает, что такое мог сказать. И это требование отвечает критериям, установленным правительством. Однако он не помнит, чтобы Улюкаев выступал против участия «Роснефти» в сделке. «Я не получал от министра Улюкаева указаний по замедлению процесса приватизации "Башнефти", – отметил руководитель Росимущества, завершая свое выступление в суде.

Алексей Улюкаев в суде