Статья опубликована в № 4624 от 06.08.2018 под заголовком: «Роснефть» вспомнила чужое прошлое

«Роснефть» может пойти на мировую в споре на 89 млрд рублей

Партнеры по «Сахалину-1» причинили убытки месторождению «Роснефти», пока она им еще не владела, утверждает компания

«Роснефть» предъявила претензии партнерам по консорциуму «Сахалин-1» и попросила компенсировать 89,1 млрд руб. убытка – он возник из-за перетока нефти из месторождения «Северное Чайво» (принадлежит «Роснефти») в примыкающее месторождение «Чайво» (принадлежит консорциуму). «Роснефть» просит возместить в том числе и убытки за 2005–2011 гг., когда месторождением она не владела, сказано в сообщении индийской ONGC Videsh.

Сколько составляют эти убытки – неизвестно. ONGC их не раскрывает, а представитель «Роснефти» их называть не стал. Он также не стал объяснять причину, по которой компания требует от партнеров возместить убытки за 2005–2011 гг.

Месторождение «Чайво» с 2005 г. разрабатывается консорциумом «Сахалин-1». В консорциум входят российские «дочки» американской ExxonMobil (30% в проекте), японской Sodeco (30%) и индийской ONGC Videsh (20%), а также структуры самой «Роснефти» (20%). «Сахалин-1» разрабатывает еще два месторождения – «Одопту» и «Аркутун-Даги», суммарные запасы всех трех месторождений составляют 307 млн т нефти и 485 млрд куб. м газа.

Лицензию на разведку и разработку месторождения «Северное Чайво» с запасами 16,652 млн т нефти и 9,934 млрд куб. м газа (по категориям С1 – С2) «Роснефть» выиграла на конкурсе в ноябре 2011 г. – заплатила 1,614 млрд руб.

Разрабатывать месторождение компания начала в 2013 г. с помощью расположенной на суше буровой площадки «Ястреб», которую до этого использовали партнеры по «Сахалину-1» для разработки «Чайво». Консорциум по «Сахалину-1» и «Роснефть» заключили соглашение об использовании совместной инфраструктуры для разработки «Северного Чайво» в августе 2013 г. А в сентябре 2014 г. партнеры договорились о разделе продукции в обмен на сервисные услуги консорциума, описывает ONGC в заявлении.

Требование возместить убытки за 2005–2011 гг. может касаться того перетока нефти, который мог случиться при эксплуатировании месторождения «Чайво», предполагает геолог крупной нефтегазовой компании.

В августе 2017 г. партнеры по консорциуму «Сахалин-1» и «Роснефть» заключили соглашение о балансировке перетока углеводородов, которое истекало в апреле 2018 г., пишет индийская компания. Стороны пытались договориться о продлении соглашения, но безуспешно. В результате оператор проекта «Сахалин-1» – Exxon Neftegaz в апреле подала иск в Международную торговую палату, чтобы защитить интересы консорциума. После переговоров «Роснефть» и Exxon Neftegaz подписали новое соглашение о балансировании перетока, которое действовало до 25 мая. Но соглашение продлено не было. После чего «Роснефть» и потребовала 89,1 млрд руб. у консорциума в Арбитражном суде Сахалинской области, а Exxon Neftegaz возобновила арбитражное разбирательство в торговой палате.

Нужно смотреть контракты, которые подписывали «Роснефть» и партнеры по «Сахалину-1», уверен геолог крупной нефтяной компании, изначально «Северное Чайво» продавалось на конкурсе Роснедр исходя из запасов, с учетом модели и месторождения, так что логичнее обратить претензии к Роснедрам. В Роснедра с претензиями «Роснефть» не обращалась, говорит представитель ведомства.

«Структура месторождения «Чайво» и «Северное Чайво» единая, это было известно еще при выдаче лицензии», – констатирует собеседник «Ведомостей», близкий к Роснедрам. Представитель «Роснефти» это не комментирует.

Вопрос, можно ли будет возместить убытки за 2005–2011 гг., напрямую упирается в вопрос о сроке исковой давности, считает партнер Tertychny Agabalyan Иван Тертычный. С ним согласен партнер BMS Law Firm Денис Фролов. Но Фролов полагает, что здесь дело не только в сроке давности. Истцу придется доказать, что в момент покупки лицензии на месторождение компания исходила из одних запасов, а в момент начала разработки запасы уменьшились, говорит Фролов. Срок исковой давности по таким делам – три года, напоминает он, но срок исковой давности по причиненным убыткам начинает отсчитываться не с момента нарушения (причинения убытков), а с момента, когда пострадавший узнал о причинении ущерба.

Так уже было при разбирательстве с «Башнефтью» и АФК «Система», замечает Тертычный. Причина, по которой «Роснефть» и «Башнефть» обратились в суд, – ущерб при реорганизации структуры владения «Башнефти» – возникла весной 2014 г., однако юристам «Роснефти» удалось доказать в суде, что срок исковой давности надо отсчитывать с того момента, как «Роснефть» узнала о причинении ущерба, т. е. с октября 2016 г., когда «Роснефть» купила контрольный пакет в «Башнефти», напоминает Тертычный.

Впрочем, дело может закончиться миром, прогнозирует ONGC: «Роснефть» и ее партнеры по проекту «Сахалин-1» ведут переговоры о решении спора на 89 млрд руб. в досудебном порядке, следует из сообщения участника проекта.

Стороны сейчас обсуждают возможность урегулировать претензии «Роснефти» во внесудебном порядке за сумму менее 10% годового бюджета консорциума «Сахалин-1». Годовой бюджет консорциума его участники не раскрывают. Переговоры ведет оператор проекта – Exxon Neftegaz. Бюджет оператора составляет $2–3 млрд, таким образом, речь может идти примерно о $200–300 млн, пишет «Интерфакс» со ссылкой на неназванный источник.

Представитель ExxonMobil отказался от комментариев. Не ответили на вопросы «Ведомостей» представители Sodeco и ONGC Videsh.

Читать ещё
Preloader more