Статья опубликована в № 4691 от 08.11.2018 под заголовком: «Северсталь» инвестирует в сырье

«Северсталь» раскрыла новую стратегию на ближайшие пять лет

Компания обещает удвоить инвестпрограмму до $1,4 млрд без снижения дивидендов и больших заимствований
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В ноябре 2017 г. «Северсталь» представила стратегию развития, которая, как ожидалось, будет стабильно работать следующие пять лет. Но уже в мае 2018 г. компания решила ее обновить и заявила, что в течение следующих пяти лет планирует увеличивать показатель EBITDA на 10–15% ежегодно. В 2018 г. «Северсталь» рассчитывает достичь EBITDA около $2,927 млрд (+$350 млн к показателю 2017 г.). «Это амбициозные планы. При этом важно, что они не абстрактные, они все подкреплены конкретными действиями, конкретными проектами, конкретными инициативами», – рассказал «Ведомостям» генеральный директор «Северстали» Александр Шевелев.

«Мир вокруг быстро меняется, потребности клиентов меняются – они хотят получать от партнеров не просто продукт, а решение их бизнес-задачи, причем с предоставлением дополнительных возможностей, – пояснил он изменение стратегии. – Мы видим изменение технологий. Мы видим возникновение новых и успешных бизнес-моделей, которые могут и должны быть использованы в традиционных отраслях, таких как производство стали. Все эти факторы привели нас к пониманию того, что стратегия компании «Северсталь» нуждается в модернизации». В числе основных стратегических задач, которые заявлены в стратегии, – снижение издержек.

«Северсталь» рассчитывает снизить себестоимость производства основных продуктов по сравнению с конкурентами минимум на 10%, говорит Шевелев. Помочь в этом должны инвестиции в развитие первого передела: «50% себестоимости зависит от эффективности предприятия в сырье». Оптимизировать этот этап производства должны строительство и реконструкция коксовой батареи, что позволит расходовать меньше кокса, строительство новой доменной печи повысит качество чугуна одновременно с увеличением его производства. Все проекты являются экономически эффективными для компании: их внутренняя доходность – не менее 20%, подчеркивает топ-менеджер.

Снизить операционные издержки в долгосрочной перспективе компания рассчитывает за счет почти двукратного роста капитальных затрат в краткосрочной. Начиная с 2012 г. (ранее не раскрывалась. – «Ведомости») инвестиционная программа «Северстали» держалась на уровне около $700 млн в год. В 2019 г. капитальные затраты составят $1,4 млрд и на этом уровне сохранятся до 2021 г. включительно, следует из новой стратегии. В 2022 г. компания рассчитывает снизить их до уровня около $900 млн в год, а с 2023 г. – вернуться к привычному уровню инвестиций $700–800 млн в год. «Финансовые возможности компании позволяют реализовать намеченную программу в полном объеме и без значительного привлечения заемных средств и инструментов», – подчеркнул Шевелев в разговоре с «Ведомостями».

Было ожидаемо, что компания снова войдет в некоторую фазу роста, говорит директор по металлургии и горной добыче Prosperity Capital Management Николай Сосновский: «Представить себе индустриальные компании, которые на развивающемся рынке не развивают свои мощности, сложно». Большинство представленных «Северсталью» проектов имеют хорошую отдачу, а значит, их можно будет финансировать в долг – без снижения дивидендов, чего всегда так боятся инвесторы, добавляет Сосновский.

Гендиректор «Северстали» Александр Шевелев: инвестиции – способ обезопасить бизнес

– На ваши планы влияет нестабильность рубля, общая напряженность как на российском, так и на международных рынках?
– Безусловно. Нестабильность, волатильность, протекционизм – все это не может не оказывать влияния. Рынки становятся более закрытыми, и мы видим, что конкуренция на них не получает нового этапа развития. Страдает от этого прежде всего потребитель. Например, на рынке США, где развито автомобилестроение и машиностроение, из-за роста цен на стальной прокат сильно пострадали эти отрасли и потребители их продукции.


– Не боитесь, что амбициозная программа может отпугнуть инвесторов?
– Я считаю, нет. Наоборот. Мы хеджируем риски наших инвесторов через то, что, вопреки волатильности рынков, мы ставим перед собой амбициозные цели и достигаем их. Причем не только с помощью традиционных, подтвержденных временем, методов ведения дел, но и с помощью дополнительных рычагов воздействия на эффективность компании. Я говорю и о новых рынках, и о работе с клиентами, и о реализации инвестиционных проектов. Капитальные затраты компании будут расти в связи с реализацией крупных инвестиционных проектов. Но IRR этих проектов будет очень высокий, более 20%. Совокупность этих факторов является хеджем для наших инвесторов. Если рынок будет расти и дальше и цены останутся высокими, то мы в ближайшие пять лет удвоим показатель EBITDA. Если же цены будут снижаться, а на рынках будут возникать новые протекционистские меры, то наши инвестиции обезопасят бизнес, позволят компании остаться эффективной, генерировать денежный поток и защищать интересы инвесторов.


– Нет опасений, что с такими планами попадете в очередной «список Белоусова»?
– Таких опасений нет по нескольким причинам. Я думаю, что все – и государство прежде всего, и бизнес – заинтересованы в эффективной экономике. Под эффективной экономикой я понимаю наличие в этой экономике эффективно действующих бизнесов, предприятий. Уверен, что администрация президента и госаппарат понимают экономику точно так же. Это означает, что чем более эффективно будет работать бизнес, тем лучше будет всем, и государству в том числе. Цели, которые преследуются сегодня государством, – это повышение инвестиционной привлекательности российской экономики, с одной стороны, и рост инвестиций – с другой.
Наша стратегия, наша инвестиционная программа полностью совпадают с направлениями национальных проектов, которые обозначил президент: это экология, это диджитализация, это развитие несырьевого экспорта, это повышение конкурентоспособности и производительности труда.
В рамках обсуждения предложения Белоусова мы представили проектов более чем на $1 млрд по перечисленным направлениям. И из тех обсуждений, которые происходят в рамках рабочей группы, для нас становится очевидно, что мы будем фокусироваться на реализации прежде всего наших инвестиционных проектов.


– Рост инвестиционной программы повлияет на дивидендную политику?
– Дивидендная политика – на выплаты акционерам может быть направлено 100% свободного денежного потока и более – сохранится. Это для нас принципиальный вопрос. При расчете дивидендных выплат будем исключать капитальные затраты, превышающие традиционный размер. Базовый уровень – $800 млн в год. Все, что выше, не будет учитываться при расчете free cash flow, акционеры не пострадают.

СвернутьПрочитать полный текст

Чуть более 30% продукции «Северсталь» поставляет на внешние рынки, 66% в структуре экспорта приходится на Европу. В середине июля Европейский союз ввел ограничения на импорт 23 категорий стальной продукции, что стало ответной мерой на ввод тарифов американскими властями. Это способ защитить европейский рынок от возможного притока стальной продукции, ранее предназначавшейся для рынка США, сообщала Еврокомиссия. Квота установлена для каждого вида стальной продукции по принципу «первый пришел – первый получил», поставки сверх нее облагаются дополнительной 25%-ной пошлиной. Ограничение было введено на 200-дневный срок, но квоты на сегодняшний момент выбраны в среднем лишь наполовину, говорит Шевелев, поэтому поставки «Северстали» на основной для нее экспортный рынок ничем не ограничены. «Кроме того, «Северсталь» получила минимальную пошлину – $17 за тонну. Такие условия позволяют нам эффективно продавать», – подчеркивает он.

В таких условиях желание увеличить инвестиции вполне понятно, полагает аналитик «Атона» Андрей Лобазов. «Тем более что отсутствие долговой нагрузки позволяет компании «убить двух зайцев одним выстрелом» – продолжать платить высокие дивиденды и увеличивать инвестиции», – подчеркивает он. Рост инвестиций на $600 млн в год – весьма небольшой и баланс компании позволит не думать о рисках для дивидендных выплат как минимум еще 3–4 года, поясняет Лобазов.

Старший аналитик BCS Global Markets Олег Петропавловский сомневается, что «Северсталь» выполнит заявленный план по инвестициям. «Возможно, компания увеличивает инвестиции в ответ на «список Белоусова», – говорит он. Инвестиции в сталелитейный сектор сейчас в принципе рискованны, так как цены на сталь будут снижаться, считает Петропавловский.

Шевелев в разговоре с «Ведомостями» подчеркнул, что в контексте обсуждения инициативы помощника президента Андрея Белоусова «Северсталь» сосредоточится на реализации собственных проектов – они соответствуют приоритетным направлениям развития экономики, обозначенным президентом. При этом перспективы спроса на сталь компания уже пересмотрела и в новой стратегии учла, говорит он. «В первой половине года мы были настроены более оптимистично: считали, что рост потребления составит 1,5%. Всемирная организация стали – World Steel Assosiation до сих пор прогнозирует рост потребления стали в России на 1,4%. Мы по итогам девяти месяцев уже видим, что и этого не произойдет», – констатирует Шевелев. В дальнейшем внутрироссийский рост спроса на сталь должна подтолкнуть реализация инфраструктурных проектов, считает топ-менеджер. В 2019 г. потребление стали в России вырастет на 1,4%, вслед за мировым, в Европе – увеличится на 2%, ожидает он.-

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more