Статья опубликована в № 4729 от 10.01.2019 под заголовком: «Роснефть» берет у своих

«Башнефть» вернула «Роснефти» две трети потраченных на ее покупку денег

Госкомпания за два года получила от своей «дочки» почти 200 млрд рублей дивидендами, займами и через контракты
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

За два года «Башнефть» вернула «Роснефти» почти 200 млрд руб. в виде дивидендов и кредитов, следует из отчетности башкирской компании. Сумма дивидендов «Башнефти», которые пришлись на долю новой материнской компании за прошедшие два года, составила 31,5 млрд руб. Остальная часть средств была предоставлена «Роснефти» в виде займов, которые выдавала башкирская структура. Так, с III квартала 2016 г. сумма дебиторской задолженности со связанными сторонами (в том числе по договорам комиссии) выросла больше чем в 300 раз и превысила 117 млрд руб., следует из отчетности «Башнефти» за январь – сентябрь 2018 г. Кроме того, в конце 2018 г. совет директоров «Башнефти» одобрил кредит в пользу «Роснефти» – 50 млрд руб. до конца 2019 г.

С того момента как «Роснефть» приобрела контрольный пакет в «Башнефти», последняя почти год сохраняла минимальные остатки денежных средств на счетах, это происходило в рамках казначейского перераспределения денежных потоков в периметре группы, говорит Денис Перевезенцев, вице-президент Moody’s (это агентство рейтингует как «Роснефть», так и «Башнефть»).

В IV квартале 2017 г. сумма средств на счетах «Башнефти» увеличилась на 100 млрд руб. за счет выплат по мировому соглашению с «Системой», которая признала, что нанесла компании ущерб при реорганизации в 2013–2014 гг. Эти деньги «Роснефть» оставила в периметре «Башнефти».

«Операционные компании, функционирующие в структуре группы, – такие как «Башнефть» – редко обладают большой автономией в вопросах принятия инвестиционных решений и, как правило, передают излишки денежных средств материнской структуре», – говорит директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. «Это можно сделать либо выплатив дополнительные дивиденды – но тогда придется делиться с миноритариями, – либо через систему кэш-пулинга (англ. cash pooling – объединение денежных остатков. – «Ведомости»). Последняя подразумевает, что дочерняя структура открывает для материнской револьверные, или возобновляемые, кредитные линии с указанием верхних лимитов и с пониженной процентной ставкой. Остатки по таким кредитным линиям отражаются в отчетности как межгрупповые займы», – говорит эксперт.

«Роснефти» принадлежит сейчас 57,66% уставного капитала, или 69,28% обыкновенных акций, «Башнефти». Еще 25% от уставного капитала (25,79% обыкновенных акций) принадлежит министерству земельных и имущественных отношений Башкирии, остальное находится в свободном обращении либо у различных физических, юридических лиц, а также у «дочек» «Башнефти», раскрывает сама компания. При этом заимствования в пользу материнской компании никак не отражаются на способности компании платить дивиденды: согласно политике выплат акционерам «Башнефть» платит не менее 25% от чистой прибыли по МСФО. По итогам 2017 г. компания заплатила (с учетом промежуточных дивидендов) 38%, или 54,5 млрд руб.

Но дебиторская задолженность со связанными сторонами – это не только займы, которые «Башнефть» передала «Роснефти», но также и контракты, которые она заключала с госкомпанией на продажу нефти за комиссию, говорит собеседник, знакомый с менеджментом «Башнефти». За первое полугодие 2016 г. 61% поставок материалов, товаров и сырья на предприятия «Башнефти» обеспечивало ООО «Лукойл-резервнефтепродукт». Уже в 2017 г. главный поставщик сменился, теперь это «Роснефть», она обеспечивает более 80% поставок, следует из квартального отчета «Башнефти».

Одобренный в конце 2018 г. кредит на сумму до 50 млрд руб. – это стандартная сделка, говорит представитель «Роснефти»: «Речь идет о размещении временно свободных денежных средств: при необходимости дочерние общества могут привлекать займы у материнской компании, а когда у дочерних обществ есть временно свободные средства, они могут быть размещены в виде займа для материнской компании». Он утверждает, что деньги «Башнефть» предоставила на рыночных условиях, но о какой процентной ставке идет речь, не уточняет. В раскрытии компании она не указана.

«Роснефть» не первый раз прибегает к займам у дочерних предприятий. Так в 2014 г. госкомпания у только что купленной ТНК-ВР (теперь это «РН холдинг») заняла суммарно более 110 млрд руб., следует из отчетов последней.

Подобные займы – распространенная практика, говорят эксперты, дочерние структуры выдают займы материнским компаниям не только в «Роснефти». Так, например, в 2015 г. горно-металлургическая компания «Мечел» закладывала по договору займа 2,4% одной своей дочерней структуры – «Мечел-майнинга» (объединяет сырьевые активы «Мечела», главный актив тогда был Эльгинское месторождение угля в Якутии) – другой, Челябинскому металлургическому комбинату (ЧМК, крупнейшее металлургическое предприятие «Мечела»). Тогда же Челябинский меткомбинат «Мечела» изменил договор займа для «Мечела», увеличив сумму заимствований.

«Роснефти» есть куда перенаправить дополнительные займы, говорит аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук: «Эти деньги могут быть направлены на погашение долгов перед внешними кредиторами или в счет оплаты услуг, предоставленных другому юрлицу группы». По состоянию на конец III квартала 2018 г. общий долг «Роснефти» превышал 4 трлн руб.

Читать ещё
Preloader more