Россия стала самым быстрорастущим рынком индейки

За 10 лет потребление этого мяса выросло вдвое до 1,8 кг на человека. Отечественные потребители заменяют ею более традиционные говядину и свинину

Среднегодовой темп прироста производства индейки за 10 лет составил 25%
/Денис Абрамов / Ведомости

Среднегодовой темп прироста производства индейки за 10 лет составил 25% – это самый высокий показатель в мире, подсчитали аналитики отраслевого агентства Agrifood Strategies. Так же активно производство росло только в Испании (23%), тогда как в крупнейших странах-производителях оно стагнировало (США, Канада) или даже сокращалось (Франция), отмечается там же.

Бурный рост производства в России президент Agrifood Strategies Альберт Давлеев объясняет эффектом низкой базы: «Индейка – сравнительно новый продукт, появился на рынке только 15 лет назад». Если 10 лет назад среднестатистический житель России съедал в год около 1 кг этого мяса, в основном импортного, то теперь – 1,8 кг, как правило, российского производства, приводит данные эксперт. По итогам 2018 г. выпуск мяса индейки в России увеличился на 12% почти до 260 000 т, по данным Agrifood Strategies. При этом в целом производство мяса птицы, где 95% приходится на курятину, выросло за этот же период лишь на 1,4% до 4,7 млн т, свидетельствуют данные Росптицесоюза. Но и этот небольшой прирост произошел исключительно благодаря индейке, замечает Андрей Дальнов, главный аналитик ГК «Черкизово».

Бизнесмены стали инвестировать в индейку, поскольку увидели свободную нишу, рассказывает Давлеев. Первым крупное промышленное производство запустил в 2003 г. ростовский бизнесмен Вадим Ванеев, чья компания «Евродон» оставалась лидером рынка вплоть до 2016 г. Однако бизнес компании подкосили вспышки птичьего гриппа и финансовые трудности – производство сократилось практически до нуля, а контроль над предприятием получил основной кредитор – ВЭБ.РФ.

Последние два года крупнейшим производителем индейки является ГК «Дамате» Наума Бабаева: в 2012 г. он запустил производство на базе недостроенного проекта из портфеля Россельхозбанка. За прошлый год ГК «Дамате», по ее данным, нарастила производство на треть до 88 000 т, а в этом году доведет его уже до 140 000 т. Также занялось промышленным производством мяса индейки ГК «Черкизово» совместно с испанской Grupo Fuertes.

Благодаря развитию производства в стране распробовали индюшатину и россияне, говорит Давлеев: частично ею заменяют более традиционные свинину и говядину, по сравнению с которыми индейка – диетическое мясо с существенно меньшим содержанием жира. Некоторые покупатели заменяют индейкой свинину, чтобы более правильно и разнообразно питаться, а также снизить калорийность рациона, подтверждает заместитель гендиректора по маркетингу крупнейшего производителя индюшатины ГК «Дамате» Дарья Лащенко. Хотя и дороже: 1 кг тушки индейки в опте стоит 236 руб., тогда как говядины – 210–235 руб., свинины – 145 руб., курицы – 123 руб., приводит январские данные руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. Чаще всего потребители сравнивают индейку с телятиной, которая дороже, указывает Лащенко.

Российский рынок мяса бройлера уже насыщен отечественной продукцией, говорит Юшин. В 2019 г. он прибавит лишь 1,2%, пишет в обзоре, посвященном России, минсельхоз США со ссылкой на Росптицесоюз. Индейку же ждет кратный рост – среднедушевое потребление может вырасти в 2,5 раза до 4–4,5 кг индейки в год к 2025 г., соответственно, ее производство – до 580 000–650 000 т, согласно Agrifood Strategies. Это сопоставимо со средним уровнем потребления индюшатины в странах Европы, констатирует Давлеев. Такой рост возможен, но при условии того, что доходы россиян будут расти, а производители станут активно вкладывать в продвижение этого вида мяса, развивать экспорт, считает Юшин. Продажи продолжат расти из-за тренда на здоровое питание, растущего спроса со стороны ритейла и переработчиков, добавляет Лащенко. С учетом того что от общего потребления мяса на индейку приходится 2,5–3%, ее потребление вполне может вырасти еще на несколько десятков тысяч тонн без ущерба для производителей других видов мяса, резюмирует Дальнов.