Статья опубликована в № 4779 от 22.03.2019 под заголовком: «Мечелу» простили пени

«Мечел» заработал 30,5 млрд рублей на реструктуризации долгов

Это позволило компании остаться в прибыли

«С таким высоким долгом компании трудно двигаться вперед», – говорил в июне 2018 г. генеральный директор «Мечела» Олег Коржов, выступая перед акционерами. Его реструктуризацию он назвал одной из основных задач компании, решение которой позволит сосредоточиться на глубокой оптимизации производства и повышении его эффективности. К концу 2018 г. «Мечел» реструктурировал 92% долга (всего 423 млрд руб. по итогам 2018 г.), следует из опубликованной компанией финансовой отчетности по МСФО. Сейчас 87% долга приходится на долю российских госбанков, 64% – на рублевые займы. Финансовые расходы «Мечела», включая штрафы и пени по просроченным кредитам и займам, по итогам 2018 г. составили 42 млрд руб. (47,6 млрд по итогам 2017 г.).

В июле 2018 г. ВТБ предоставил «Мечелу» кредитную линию в евро со сроком погашения в апреле 2022 г. Она была использована компанией для выкупа задолженности по синдицированному предэкспортному кредиту в $1 млрд, который «Мечел» привлек в 2010 г. Выкуп осуществлялся с дисконтом, уточнил представитель компании. Ранее, в декабре 2017 г., компания обсуждала реструктуризацию предэкспортного кредита с синдикатом банков. Договоренности тогда были достигнуты с 75% кредиторов.

Выкуп предэкспортного кредита позволил компании отразить прибыль в размере 13 млрд руб., сообщает «Мечел». Выполнение условий реструктуризации других долгов с участием государственных банков сделало возможным списание штрафов и пеней на сумму 17,5 млрд руб., следует из отчета компании по итогам 2018 г. Таким образом, «Мечел» заработал только на реструктуризации долгов 30,5 млрд руб. Это соответствует 9,8% выручки за 2018 г. (312,6 млрд руб.) и 242% чистой прибыли, относящейся к акционерам (12,6 млрд).

Как банки пытались обанкротить «Мечел»

В 2013 г. затраты «Мечела» на обслуживание долга составили $742 млн, а EBITDA компании – $730 млн. В 2014–2016 гг. компания стояла на грани банкротства: ВТБ, Газпромбанк и Сбербанк требовали конвертировать $9,16 млрд долга компании в акции, а также отстранить основного акционера – Игоря Зюзина и его команду от управления. Все это происходило на фоне драматического обрушения цен на уголь и падения капитализации самого «Мечела»

Отношение чистого долга к EBITDA выросло за год на 0,3 до 5,6. EBITDA компании в отчетном году снизилась на 7% (до 75,7 млрд руб.) из-за снижения продаж угольного дивизиона, вызванного дефицитом подвижного состава во втором полугодии. Добыча угля за прошлый год снизилась на 9% до 18,8 млн т, продажи коксующегося и энергетического углей суммарно снизились на 11,7% до 12,4 млн т, следует из отчета компании.

Начальник аналитического отдела BCS Global Markets Кирилл Чуйко считает, что реструктуризация долга не сильно улучшает перспективы «Мечела», так как большая часть генерируемых средств в любом случае будет направляться на выполнение обязательств перед банками. К тому же не на пользу компании идут и курсовые колебания: в 2018 г. они сильно снизили эффект от списания пеней и штрафов банками, добавляет аналитик Raiffeisenbank Ирина Ализаровская. Потери компании от курсовых разниц составили 26 млрд руб., обращает внимание она.

То, что в последние годы «Мечел» сосредоточен на реструктуризации долгов и работает в режиме экономии, негативно отражается на операционных и финансовых показателях компании, считает директор группы корпоративных рейтингов АКРА Максим Худалов. «Мечел» – одна из самых недоинвестированных компаний российского горно-металлургического сектора, подчеркивает Чуйко. При отсутствии существенных инвестиций в развитие и модернизацию производства его показатели будут неизбежно падать, считает эксперт.

Дисклеймер: В заметке исправлена информация о предэкспортном кредите «Мечела» и о финансовых расходах компании.

Читать ещё
Preloader more