Статья опубликована в № 4791 от 09.04.2019 под заголовком: «Газпром» считает потери

«Газпром» оценил потери бюджета от проекта «Ямал СПГ» в $440 млн

Сама монополия недополучила более $1,3 млрд

«Газпром» подсчитал ущерб, который наносит федеральному бюджету конкуренция трубопроводного и сжиженного газа (СПГ). В 2018 г. почти 65%, или около 4,9 млн т СПГ, произведенного на «Ямал СПГ» (проект «Новатэка»), было поставлено в Европу, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на письмо зампреда правления монополии Виталия Маркелова. 80% этого объема – 3,9 млн т СПГ (около 5,3 млрд куб. м) было реализовано в Бельгии, Франции, Нидерландах и Великобритании, обращает внимание топ-менеджер. Ссылаясь на то, что «Газпром» с каждой тысячи кубометров экспортированного газа в 2018 г. отчислял в бюджет России более 5000 руб., а проект «Новатэка» от этой нагрузки освобожден, топ-менеджер оценивает недополученные государством доходы в сумму около 30 млрд руб. (около $440 млн по среднему в 2018 г.).

После запуска на полную мощность «Ямал СПГ» в декабре 2018 г. ситуация усугубилась, сообщает Маркелов. «В феврале 2019 г. «Ямал СПГ» стал крупнейшим источником поставок СПГ в Европу (в указанный регион был направлен весь произведенный на заводе СПГ), а экспорт газа «Газпрома» в этом же месяце, напротив, снизился на 13% по сравнению с февралем 2018 г.», – говорится в письме топ-менеджера (здесь и далее цитаты по «Интерфаксу»).

Представитель «Газпрома» не ответил на запрос «Ведомостей». В «Новатэке» сообщили, что заявления о вытеснении российского трубопроводного газа с рынка Северо-Западной Европы считают необоснованными. Приоритетность поставок трубопроводного газа на существующие рынки «не вызывает сомнения», сообщил представитель «Новатэка», но напомнил, что «более 96% СПГ с проекта «Ямал СПГ» законтрактовано на поставку в Азию, Испанию, а также на базисе FOB на терминалах перегрузки». В дальнейшем СПГ может направляться покупателями на другие рынки.

Несмотря на растущую конкуренцию на европейском газовом рынке, «Газпром» в 2018 г. установил абсолютный рекорд экспорта в дальнее зарубежье – 201,7 млрд куб. м. Средняя цена продажи составила $245,5 за 1000 куб. м, сообщала компания. Исходя из предположений «Газпрома», что как минимум 3,9 млн т СПГ с Ямала заместили экспорт именно российского трубопроводного газа, размер недополученной монополией валютной выручки мог составить свыше $1,3 млрд. В случае регулярных поставок СПГ «будет являться, по сути, иной формой доставки газа, отличной от трубопроводного транспорта», пишет Маркелов. В пределах действия трубопроводной инфраструктуры «Газпром» способен самостоятельно удовлетворять европейский спрос, настаивает он.

«Газпром» не первый раз апеллирует к тому, что трубопроводный экспорт приносит бюджету страны больше доходов, чем экспорт СПГ. Более того, февраль был не первым месяцем, когда весь произведенный на проекте «Новатэка» СПГ оказался регазифицирован в Европе. В ноябре 2018 г. Россия заняла второе место по объему поставок СПГ в Европу (0,94 млн т), сообщала ICIS, уступив по этому показателю только Катару. Однако столь резко на это «Газпром» не реагировал.

Фактически письмо Маркелова стало отзывом на февральское обращение ректора Санкт-Петербургского горного университета Владимира Литвиненко к президенту Владимиру Путину. Литвиненко убежден, что на базе месторождений в российской Арктике возможно создание СПГ-кластера с общей мощностью производства до 140–150 млн т в год. Для достижения этого показателя Литвиненко предложил закрепить за Ямалом, Гыданом и прилегающими к ним участками морского шельфа статус ресурсной базы для развития СПГ-кластера. Путин идеи Литвиненко не отверг и передал письмо в работу профильным министерствам, знают несколько собеседников «Ведомостей», знакомых с судьбой документа. В Минэнерго, например, предложение сделать развитие Арктики нацпроектом поддержали, говорит один из них. Несколько дней назад за идею сделать развитие СПГ-кластера целью государственного уровня выступил предправления «Новатэка» Леонид Михельсон.

Переосмысление роли месторождений Ямала и Гыдана может представлять большой риск для «Газпрома». «Разработка месторождений полуострова Ямал компенсирует естественное падение добычи в традиционных регионах добычи. Доля добычи газа на полуострове составит 26% в 2025 г. и 49% в 2035 г. от общей добычи «Газпрома» в зоне ЕСГ», – пишет Маркелов. Использование этих ресурсов для развития СПГ-производства приведет к «дефициту баланса [трубопроводного] газа» и не позволит обеспечить энергобезопасность при поставках газа потребителям, подчеркивает он.

140 млн т СПГ равны около 190 млрд куб. м газа в год. «Это гигантская цифра, почти соответствующая экспорту «Газпрома» в Европу. Закономерно, что она вызвала удивление в «Газпроме», особенно если учесть, что пока не понятно, о каких конкретно месторождениях идет речь, – считает старший директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. – Чтобы выйти на такой объем производства, понадобится запустить не менее 5–7 новых СПГ-заводов». Пока речь идет только о строительстве «Арктик СПГ – 2», напоминает эксперт. «России надо искать баланс. За развитием СПГ-отрасли будущее, и у России есть шансы занять достойную нишу. Но важно избежать каннибализации российских поставок газа в Европу. Это тоже важный канал продаж для российского газа, а с точки зрения бюджета – самый маржинальный», – резюмирует Маринченко.

С падением цен на европейских спотовых площадках конкуренция газа «Газпрома» с СПГ усиливается, согласен аналитик по газу Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Сергей Капитонов. «Но, что важно, не с российским СПГ, а с абстрактным сжиженным газом мировых рынков», – подчеркивает эксперт. Если бы на контракты «Газпрома» не давила дорогая нефть второй половины 2018 г., и цены по портфелю были бы ниже – не исключено, что никакой СПГ не пришел бы в Европу, считает Капитонов. «Сейчас сжиженный газ помогает России диверсифицировать риски в долгосрочном периоде и вокруг него нет такого градуса политизированности, как вокруг проектов «Газпрома», – отмечает он.

«В целом российским компаниям стоит выстраивать синергию в своей экспортной стратегии, а не пытаться лоббировать какие-то ограничения друг против друга ради сиюминутных выгод», – резюмирует Капитонов: вспомним пример США, где производители СПГ выступают единым фронтом и пользуются поддержкой на государственном уровне – в результате страна превращается в одного из крупнейших экспортеров СПГ в мире.

Читать ещё
Preloader more