«Норникель» и «Русская платина» инвестируют $15 млрд в производство платиноидов

Их совместное предприятие на Таймыре станет одним из крупнейших производителей в мире
Черногорское месторождение /Русская платина

«Норникель» (34,6% принадлежат структурам «Интерроса» Владимира Потанина) и «Русская платина» Мусы Бажаева в 2024 г. начнут на Таймыре открытую добычу на одном из крупнейших в мире месторождений платиноидов, меди и никеля. 18 ноября «Норникель» рассказал об этом инвесторам, а Бажаев – президенту Владимиру Путину.

Будущее совместное предприятие – «Арктик палладий» – было зарегистрировано летом 2018 г., сейчас оно принадлежит «Норникелю». Предполагается, что «Норникель» внесет в капитал этой компании лицензию на право разработки Масловского месторождения, а «Русская платина» – Черногорского месторождения и «Норильск-1». Компания будет принадлежать партнерам на паритетной основе. Сейчас они ожидают одобрения Федеральной антимонопольной службы.

О том, что «Норникель» и «Русская платина» будут вместе разрабатывать месторождения на Таймыре, стало известно в феврале 2018 г. Их союзу предшествовал шестилетний спор за «Норильск-1». Конкурс на право его разработки выиграла «Русская платина». Но появилось препятствие – компания не работала в Норильском промышленном районе, и, ссылаясь на это, «Норникель» несколько лет безуспешно оспаривал решение Роснедр. «Русская платина» в ответ обвиняла «Норникель» в том, что он не дает ей доступ к инфраструктуре.

Ежегодно на Черногорском месторождении будет добываться 7 млн т руды, сообщил «Норникель», а на всех трех месторождениях – 21 млн т, когда актив выйдет на проектную мощность в 2030 г. Всего запасы «Арктик палладия» оцениваются в 770 млн т, срок жизни проекта превышает 50 лет. 

Инвестиции в первый этап проекта в 2019–2024 гг. составят $2,8–3,2 млрд. А всего – $15 млрд, сказал Бажаев Путину. Ежегодно «Арктик палладий» будет производить около 120 т платиноидов, выручка в год составит $7 млрд, цитирует Бажаева сайт Кремля. Чистая прибыль проекта составит $3,7 млрд ежегодно, таким образом, он полностью окупится за четыре года.

Окупаемость проекта за четыре года возможна только после его выхода на полную мощность (более 100 т платиноидов в год), говорит аналитик Raiffeisenbank Ирина Ализаровская. А «Арктик палладий» в 2024 г. только планирует начать добывать руду, минимум 8–9 месяцев займут пусконаладочные работы. Среднесрочный прогноз цен на палладий – позитивный, но что будет с рынком в 2030 г., когда проект должен выйти на полную мощность, прогнозировать невозможно, указывает Ализаровская.

Бажаев сообщил Путину, что «Русская платина» совместно с РФПИ и ВТБ ищет ближневосточных партнеров в проект. Компания, по словам ее представителя, работает и с другими возможными иностранными партнерами. Его коллега в «Норникеле» привлечение сторонних инвесторов комментировать не стал. Представитель РФПИ подтвердил факт переговоров с ближневосточными партнерами. ВТБ готов предоставить проектное финансирование «Арктик палладию», условия прорабатываются, цитирует пресс-служба банка первого заместителя президента – председателя правления ВТБ Юрия Соловьева, банк также «видит значительный интерес со стороны ближневосточных инвесторов». 

ВТБ в 2017 г. получил 3% в структуре «Русской платины», которая разрабатывает месторождения на Таймыре, а также опцион на 20%. Банк может получить долю и в «Арктик палладии» и даже увеличить ее, это предмет переговоров, говорил ранее Бажаев.

Финансирование может быть предоставлено и через ВЭБ.РФ, отмечает представитель «Русской платины» и подтверждает его коллега в госкорпорации.

«Норникель» – крупнейший производитель палладия в мире. В 2018 г. компания произвела 2,7 млн тройских унций – 40% мирового производства. Одним из ключевых пунктов стратегии «Норникеля» до 2030 г. является увеличение производства цветных металлов и металлов платиновой группы. Так, производство платиноидов может вырасти со 105 т в 2018 г. до 160–205 т к 2030 г., говорится в материалах для инвесторов, до 26% этого прироста будет обеспечено за счет разработки «Арктик палладия».

Мировой рынок палладия уже давно дефицитный. В 2011 г. дефицит составлял 0,2 млн унций, в 2016 г. достигал 1,2 млн, а в 2020 г., по оценкам «Норникеля», составит 0,5 млн. Цены на этот металл растут уже два года, осенью 2017 г. палладий впервые за 16 лет обогнал по стоимости платину. Сейчас его цена достигает $1700 за тройскую унцию. Эксперты сходятся во мнении, что цены будут только расти. В краткосрочной перспективе – минимум на 10%, подчеркивает руководитель практики по предоставлению услуг предприятиям металлургической и горнодобывающей отрасли PwC в России Михаил Бучнев.

Палладий используется в автопроме для производства автомобильных катализаторов, поэтому росту цены на металл будет способствовать экономический рост в отдельных регионах, например в Юго-Восточной Азии, замечает Бучнев. Более 70% потребления металлов платиновой группы определяется спросом на автомобили с бензиновыми двигателями, который растет, и спросом на ювелирные украшения, который падает, замечает заместитель руководителя центра социально-экономических исследований Центра стратегических разработок Дмитрий Касаткин. Цена будет сохраняться на уровне $1500–2000 за унцию до 2025 г., пока будут действовать нынешние экологические стандарты для автопроизводителей, уверен он. Однако до 2030 г. спрос на палладий будет стагнировать, а затем и вовсе падать из-за сокращения производства традиционных автомобилей. Тогда стоимость тройской унции палладия может упасть до $500–1000, предостерегает Касаткин.