Поддержка онкобольных государством привела к росту их собственных затрат на лекарства

В 2020 году больные потратили на онкопрепараты более 5 млрд рублей
Онкобольные в рамках ОМС получают только те виды помощи, которые заказывают городские администрации, например лучевую терапию и томографические исследования /Андрей Гордеев / Ведомости

Несмотря на увеличение финансирования закупок онкопрепаратов со стороны государства, затраты, которые несут на эти лекарства сами жители России, выросли за последние два года более чем вдвое. По итогам 2020 г. продажи противоопухолевых препаратов в аптеках, где их могут приобрести пациенты, составили 5,2 млрд руб., тогда как в 2018 г. этот показатель был на уровне 2,2 млрд руб.

Об этом говорится в исследовании отраслевого издания «Фармацевтический вестник» и AlphaRM, с которым ознакомились «Ведомости». Резкий всплеск продаж таких лекарств пришелся на 2019 г., когда показатель подскочил до 4,1 млрд руб.

Как раз в этот год началась реализация в стране национального проекта «Здравоохранение», в рамках которого правительство стало выделять дополнительное финансирование на закупку онкопрепаратов, чтобы пациенты могли получать их бесплатно. Согласно исследованию, в 2019 г. на эти цели было выделено 150,9 млрд руб. против 81,1 млрд руб. годом ранее, а в 2020 г. власти закупили таких лекарств уже на 188,8 млрд руб.

Нацпроект «Здравоохранение» предполагает снижение к 2024 г. смертности от злокачественных новообразований до 185 случаев на 100 000 человек, организацию и переоснащение центров амбулаторной онкологической помощи и онкодиспансеров, создание 18 референс-центров. Общий бюджет этого направления составляет 969 млрд руб.

При этом из анализа «Фармвестника» и AlphaRM следует, что на госзакупках предпочтение отдается российским препаратам, тогда как сами пациенты предпочитают приобретать зарубежные. С этим, очевидно, и связан рост расходов людей на такие лекарства на фоне также увеличившегося финансирования их закупок со стороны государства. Во всяком случае, согласно исследованию, в числе компаний, поставивших больше всего брендов на госзакупках, российская Biocad, а в аптеках среди самых закупаемых препараты швейцарской Roche. Данные «Фармвестника» и AlphaRM подтверждают и в DSM Group. Там отмечают, что в натуральном выражении в закупках на долю российских лекарств приходится 63,7%, импортных – 36,3%, в аптеках пропорция противоположная – 26 и 74% соответственно. 

Представители Biocad и Roche комментариев не предоставили. Запрос «Ведомостей» в Минздрав остался без ответа.

Госзаказчики приобретают препараты по профильному 44-ФЗ о контрактной системе в сфере закупок товаров для государственных нужд, в рамках которой они обязаны заключать договоры с теми компаниями, которые предлагают наиболее низкую цену, напоминает президент фонда поддержки противораковых организаций «Вместе против рака» Баходур Камолов. В итоге власти закупают преимущественно российские дженерики, так как они дешевле на 10-15%. Плюс к тому торги проходят по принципу «третий лишний», то есть иностранные препараты выпадают из торгов при наличии хотя бы двух отечественных аналогов.

При этом по качеству такие лекарства зачастую уступают оригинальным иностранным препаратам или дженерикам зарубежного производства, говорит Камолов. Российские компании используют индийские и китайские субстанции, производители которых, в свою очередь, нацелены на массовый выпуск, а не на качество. «В моей практике был далеко не один случай, когда после лечения оригинальным препаратом пациент стал получать российский дженерик, и у него случался рецидив», — рассказывает Камолов.

После того, как человек возвращался к оригинальному лекарству, он шел на поправку. Врачи-онкологи неоднократно поднимали тему качества российских дженериков, напоминает он. В частности, в конце 2019 г. специалисты НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина пожаловались в Минздрав на качество таких препаратов для противоопухолевой и сопроводительной терапии детей. Врачей не устраивала низкая активность препаратов и серьезные побочные эффекты. Однако дальнейшего развития эта тема не получила, отмечает Камолов. Лечение онкологии уже давно превратилось в бизнес, отмечает он.

Ранее ситуация облегчалась тем, что оказывать помощь онкобольным в рамках ОМС могли частные клиники. Они закупали для пациентов препараты, руководствуясь их реальной эффективностью, а не ценой. Но последние годы власти стали почти открыто вытеснять частников с рынка ОМС, поэтому качественная лекарственная терапия уходит с рынка. Все это приводит к тому, что те пациенты, у которых есть возможность, предпочитают самостоятельно покупать более качественные иностранные препараты в аптеках, резюмирует он.

С 2021 г. изменился перечень услуг, которые частные клиники могут оказывать онкобольным в рамках ОМС, подтверждает гендиректор Европейского медицинского центра Андрей Яновский. Теперь, говорит он, возможно оказание только тех видов помощи, которые заказывает непосредственно администрация города, например лучевой терапии и томографических исследований. А с января 2022 г. вступят в силу новые поправки в правила оказания онкологической помощи, которые еще больше ограничат возможность частных клиник лечить таких пациентов через ОМС, добавляет заместитель медицинского директора ГК «Медси» Ксения Шеховцова.