Топ-менеджеру «Новатэка» не удалось попасть под налоговую амнистию

Власти США считают, что Марк Джитвэй и его жена не были нерезидентами страны
По версии властей США, с 2005 по 2016 г. Джитвэй через офшоры скрыл принадлежащие ему активы, чтобы не платить налоги в США / Aaron M. Sprecher / Bloomberg via Getty Images

Заместитель председателя правления «Новатэка» Марк Джитвэй, арестованный ранее в США по делу о налоговых преступлениях, заявил, что обвинения необоснованны. 26 сентября на своей странице в Twitter Джитвэй сообщил: «В четверг меня необоснованно обвинили в неуплате налогов, что я уже урегулировал в рамках добровольной программы, и я не признаю себя виновным. Я буду упорно бороться с этими обвинениями и продолжу, как обычно, обсуждать газовые темы».

Минюст США сообщил о задержании Джитвэя 23 сентября. По версии властей США, с 2005 по 2016 г. Джитвэй через офшоры скрыл принадлежащие ему активы, чтобы не платить налоги в США. Общая стоимость этих активов на пике доходила до $93 млн, говорится в сообщении минюста. 

В материалах дела «США против Марка Э. Джитвэя», с которыми ознакомились «Ведомости», действительно содержатся данные о том, что топ-менеджер «Новатэка» прятал средства за рубежом и пытался попасть под налоговую амнистию. В частности, он с 2005 г. открывал счета в швейцарских банках через юрлица (например, белизскую Opotiki Marketing Ltd и Felicis Commercial Corp с Британских Виргинских островов). Бенефициаром компаний изначально был сам Джитвэй, а затем указывалась его супруга, говорится в обвинительном заключении. Кроме того, обвинение считает, что другая компания топ-менеджера «Новатэка» предоставляла банкам ложную информацию об Opotiki и Felicis, а также о том, что средства жены Джитвэя на счетах были якобы вознаграждением от «Новатэка» (в материалах его называют «российская газовая компания») за успешное проведение IPO, к которому она не имела никакого отношения. О доходах Джитвэя на этих счетах (в основном это выплаты от «российской газовой компании» и дивиденды по ее акциям) налоговиков США не извещали.

Чем известен Марк Джитвэй

Марк Джитвэй приехал в Россию в 1995 г., говорится на сайте «Новатэка». В 2003–2014 гг. был членом совета директоров «Новатэка» и комитета по инвестициям и стратегии, а также главным финансовым директором компании. В 2007 г. Джитвэй стал членом правления «Новатэка», с 2010 г. – заместителем председателя правления. В 2019 г. президент Владимир Путин подписал указ, которым предоставил Джитвэю российское гражданство. При этом топ-менеджер сохранил и гражданство США и Италии.

«Джитвэй получил прибыльные опционы на акции. С 2005 г. у Джитвэя был счет в швейцарском банке для хранения этих активов», – отмечалось 23 сентября в сообщении минюста США. По данным ведомства, по самой тяжелой из статей обвинения ему грозит до 20 лет лишения свободы. 

При этом в США в 2015 г. были введены режимы налоговой амнистии, которые позволяли декларировать скрытые доходы. Как поясняет управляющий партнер московского офиса коллегии адвокатов Pen & Paper Антон Именнов, первая программа – Offshore Voluntary Disclosure Program (OVDP). Согласно ее условиям налогоплательщики, даже те, которые намеренно не раскрыли информацию о зарубежных счетах и доходах, могут подать заявление на вступление в OVDP, если в отношении их еще не начато расследование.

Как следует из текста обвинительного заключения, в 2015 г. Джитвэй представил ложное заявление по второй программе – The Streamlined Foreign Offshore Procedures (SFO), основанное на так называемом статусе нерезидента (non-residency test), которому Джитвэй и его жена не соответствовали. «Таким образом, основываясь на тексте обвинения, Джитвэй не мог урегулировать данный вопрос через добровольные программы Internal Revenue Services (IRS)», – отметил юрист.

Процедура SFO, описанная в материалах суда, предполагает, что претендент на нее должен, например, находиться за пределами США 330 полных дней в течение предыдущего года. Кроме того, налоговое нарушение должно быть непреднамеренным. Власти США считают, что Джитвэй и его супруга не подпадали под условия амнистии, так как не удовлетворяли статусу нерезидента. Тем не менее в 2015 г. Джитвэй подал заявление на SFO, в котором ссылался, в частности, на непреднамеренность нарушений и сложность российских законов.

В случае с экономическими и налоговыми преступлениями главным фактором, влияющим на судьбу обвиняемого, является безусловное погашение сформировавшейся задолженности, а также ущерба, который мог быть причинен действиями обвиняемого государству и обществу, говорил ранее «Ведомостям» управляющий партнер юридической компании «Иккерт и партнеры» Павел Иккерт. Он пояснял, что судебная система в США более гибкая, чем в России, и если обвиняемый активно сотрудничает со следствием, то суровость наказания может быть существенно снижена, «в некоторых случаях в разы, в исключительных случаях обвинения могут быть сняты вовсе». 

Именнов напомнил, что в схожей ситуации с налоговыми претензиями США в отношении российского бизнесмена Олега Тинькова последний смог договориться с департаментом юстиции о судебном урегулировании налоговых претензий в форме заключения соглашения о признании вины и принятии на себя безусловных обязательств по погашению налоговой задолженности и штрафов и перед бюджетом США.

В сентябре стало известно, что Тиньков договорился об урегулировании претензий налоговиков США. В начале 2020 г. его TCS Group сообщила, что налоговая служба США инициировала судебные разбирательства из-за подозрений в уклонении от уплаты налогов на $1 млрд в отношении Тинькова, который до 2013 г. был гражданином США. Претензии касаются периода с 2013 по 2019 г., когда, по версии налоговиков, Тиньков подписал налоговую декларацию, где занижен его доход и состояние за 2013 г. Предпринимателю грозило до шести лет тюремного заключения. Бизнесмен, у которого в марте 2020 г. была диагностирована острая форма лейкемии, внес залог около $25,6 млн, чтобы находиться на свободе во время рассмотрения дела в суде Лондона.

Теперь в отношении Тинькова ожидается либо отсрочка тюремного заключения, либо – в более благоприятном случае – снятие всех претензий, о чем станет известно после утверждения условий соглашения компетентным американским судом, отмечает Именнов.

Представитель «Новатэка» заявил, что компания не имеет отношения к уголовному процессу Джитвэя и не знакома с деталями разбирательства. «Новатэк» следит за развитием ситуации и будет оказывать всю необходимую поддержку», – отметил представитель компании. Он также уточнил, что судебные разбирательства в отношении Джитвэя не повлияют на деятельность «Новатэка».

24 сентября Джитвэй был освобожден под залог в размере $80 млн. Следующее заседание по этому делу судья Дуглас Фрейзьер проведет 30 сентября.