«Северный поток – 2» частично оправдался в Европейском суде

Но перспективы отмены поправок к газовой директиве ЕС пока туманны, считают юристы
«Северный поток – 2» – экспортный газопровод, проходящий по дну Балтийского моря / John MACDOUGALL / AFP

Европейский суд юстиции (Court of Justice of the European Union) частично признал правоту компании – оператора газопровода «Северный поток – 2» Nord Stream 2 AG по иску против Еврокомиссии (ЕК), говорится в заявлении суда от 12 июля. Речь идет об иске в отношении поправок в газовую директиву ЕС о регулировании газопроводов из третьих стран.

В релизе уточняется, что суд Евросоюза общей юрисдикции совершил ошибку в своем решении от 20 мая 2020 г., отклонив иск о дискриминационном характере поправок газовой директивы для «Северного потока – 2». Таким образом, Nord Stream 2 AG, находящаяся сейчас под антироссийскими санкциями, может подать иск против директивы в Европейский суд юстиции для повторного рассмотрения.

Поправки в газовую директиву ЕС (ключевой антимонопольный документ союза по газовой отрасли) были приняты 4 апреля 2019 г. По обновленному документу антимонопольные нормы газового рынка могут распространяться на трубопроводы, идущие из третьих стран через территорию ЕС, включая его территориальные воды. Одним из главных требований, зафиксированных в директиве, было разделение поставщиков газа и компаний, транспортирующих газ. Также требовалось допускать к трубопроводам не зависимых от поставщика операторов и регулировать тарифы по прокачке.

Как строился и закрывался «Северный поток – 2»

«Северный поток – 2» – это экспортный газопровод, проходящий по дну Балтийского моря. Он пересекает территории России, Финляндии, Швеции, Дании и Германии. Проектная мощность двух ниток «Северного потока – 2» составляет 55 млрд куб. м газа в год. Точка входа газопровода в море – район Усть-Луги в Ленинградской области, выхода – район Грайфсвальда в ФРГ.
В 2017 г. проект оценивался в $9,5 млрд. В финансировании проекта, помимо «Газпрома», также участвовали французская Engie, австрийская OMV, англо-голландская Royal Dutch Shell и немецкие Uniper и Wintershall-DEA. Строительство «Северного потока – 2» было завершено в сентябре 2021 г., после чего началась процедура сертификации его оператора Nord Stream 2 AG, швейцарской «дочки» «Газпрома». Сертификация была остановлена после начала СВО России на Украине.

Чтобы соответствовать этим требованиям, «Северному потоку – 2» было необходимо резервировать порядка 50% пропускной мощности трубы для альтернативных поставщиков, а принадлежащая «Газпрому» Nord Stream 2 AG должна была быть независимой от компании – экспортера газа («Ведомости» писали об этом 26 августа 2021 г.).

Решение Европейского суда юстиции лишь отменило постановление нижестоящего звена судебной системы ЕС, которое признавало недопустимым само обращение Nord Stream 2 AG с иском об обжаловании директивы, говорит старший партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Антон Именнов. «О признании правоты оператора на данный момент речи не идет», – уточнил он.

Именнов отмечает, что сами требования ЕК по согласованию проекта «Северный поток – 2» могут быть сняты только в случае отмены оспариваемых поправок в газовую директиву. «Поскольку обеспечительные меры по данному делу не запрашивались, то и действие директивы не приостанавливалось. Уверен, что компенсацию Nord Stream 2 AG сможет получить только в случае, если будет корректно и убедительно доказано несоответствие директивы учредительным договорам ЕС», – заключает юрист.

Управляющий партнер юридической компании Enterprise Legal Solutions Юрий Федюкин считает, что Nord Stream 2 AG вряд ли удастся решить в свою пользу вопрос о снятии требований согласования с «Северного потока – 2». «Даже если компания добьется положительного или частично положительного решения, фактически все эти усилия будут тщетны, так как ЕС уже взял уверенный курс на снижение объемов потребления трубопроводного газа из России», – говорит он. Юрист не исключает, что требование компенсации может стать отдельным судебным эпизодом, но ее размер вряд ли сможет покрыть понесенные расходы оператора.

Федюкин также отмечает, что решение Европейского суда юстиции, скорее всего, серьезно не повлияет на дела с участием других газотранспортных проектов. «Оператор «Северного потока – 2» пытался обезопасить себя от малоизученной на тот момент газовой директивы ЕС, а новые проекты будут заходить на рынок с уже устоявшимся представлением о газовой директиве», – говорит он.

Сейчас ЕС поставил цель уйти от зависимости от энергоносителей из России. Обойтись без российского газа сложнее всего, но ЕС рассматривает различные альтернативные источники газа – как сжиженного, так и трубопроводного.

Заместитель гендиректора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач называет директиву ЕС дискриминационной по отношению к российским нефтегазовым проектам и не ожидает изменений к лучшему в ситуации с «Северным потоком – 2». «Директива предполагает поддержку любым проектам, потенциально увеличивающим возможности импорта газа не из России, в то время как для российских проектов постоянно выдумываются дополнительные ограничения», – считает он. Эксперт не исключает, что взаимная зависимость РФ и ЕС в газовой сфере может стабилизировать текущую непростую ситуацию.