Статья опубликована в № 3816 от 21.04.2015 под заголовком: «Мы остались, по сути, без центрального банка»

«Умные часы – это отличная возможность для нашей индустрии»

Ник Хайек об особенностях современной часовой промышленности и ее будущем
Ник Хайек показывает часы Swatch Touch Zero One
FABRICE COFFRINI / AFP

Минувший год вновь стал рекордным для Swatch Group – крупнейшего в мире производителя часов: швейцарская группа отчиталась о росте продаж за 2014 г. на 4,6% – они впервые превысили отметку в 9 млрд швейцарских франков; группа создала 2100 новых рабочих мест. Прибыль, правда, не побила показатели 2013 г., потому что в том году Swatch Group включила в отчетность более 400 млн франков, отсуженных у американской Tiffany & Co. за разрыв соглашения о производстве часов.

Нынешний год начался для Swatch Group, как и для всей швейцарской промышленности, с шока: Национальный банк Швейцарии, несколько лет поддерживавший курс франка к евро на уровне 1,2/1, в январе этого года неожиданно объявил о прекращении этой практики, и швейцарская валюта в одночасье стала дороже евро – что стране, ориентированной на экспорт промышленной продукции и туризм, сулит огромные проблемы. Впрочем, Хайек утверждает, что для его группы новая ситуация больших рисков не несет, поскольку более 50% издержек Swatch Group – не во франках.

Ник Хайек
Генеральный директор Swatch Group
  • 1954
    Родился в Швейцарии. Учился в бизнес-школе Университета Санкт-Галлена. Окончил Высшую киношколу CLCF (Париж) по специальности «кинорежиссер»
  • 1985
    Создает продюсерскую компанию Sesame Films, выступает в качестве режиссера и продюсера ряда фильмов
  • 1998
    Вступил в должность президента компании Swatch Ltd.
  • 1998
    Вступил в должность президента компании Swatch Ltd.
  • 2000
    Вошел в совет директоров Swatch Group
  • 2003
    Занял пост генерального директора Swatch Group

Еще один вызов для часовщиков – выходящие на рынок умные часы, которые могут не только показывать время, но и соединяться с другими электронными устройствами своего владельца. Но по мнению гендиректора Swatch Group, которым он поделился c корреспондентом «Ведомостей» во время часовой выставки Baselworld 2015, умные часы – это быстро устаревающая бытовая техника и она не станет конкурентом механическим часам, которые служат десятилетиями и передаются из поколения в поколение. К тому же крупнейшие люксовые группы – Kering, LVMH, Richemont Group, Swatch Group – теперь контролируют не только производство часов, но и их дистрибуцию и сохранят многомиллионные вложения в рекламу и маркетинг.

Вдобавок в рукаве у владельцев Swatch Group припрятан туз – аккумуляторные батареи нового поколения, инициатором разработки которых выступил еще Ник Хайек-старший, основатель Swatch Group: их промышленное производство должно начаться через несколько лет.

– Самая горячая тема часовой выставки Baselworld 2015 – умные часы: смогут ли они привлечь интерес покупателей, будут ли конкурировать с классическими механическими часами... Умные часы Swatch Touch Zero One должны появиться в продаже летом. Можете рассказать подробнее о вашем видении умных часов?

– Swatch Group – пионер в выпуске подключаемых часов с дополнительными функциями: Swatch Access выпускаются на протяжении многих лет. В Swatch Group есть компания под названием EM Microelectronic, которая является поставщиком компонентов для многих производителей умных браслетов – Garmin, например, – а также для производителей смартфонов, название которых я не могу разглашать. То есть все технологии для умных часов у нас есть.

Умные часы существуют на рынке уже несколько лет – Samsung, Sony и т. д. Я, правда, ни разу не видел их на руке ни у кого. И тем не менее это отличная возможность для нашей индустрии, поскольку вновь появляется мода носить что-то на руке – особенно в США, где многие давно уже не носят часов. Умные часы вы не можете носить постоянно: их нужно заряжать, они не водонепроницаемые – т. е. вам придется снимать их и заменять чем-то другим. Это хороший шанс для часовой промышленности. Конкурентоспособного продукта в секторе умных часов я по-прежнему не вижу: это все бытовая электроника.

Наши умные часы Swatch Touch Zero One появятся на рынке летом. Oни ориентированы на людей, увлекающихся пляжным волейболом: у них есть порт Bluetooth, и через него часы могут соединяться со смартфонами, работающими и под iOS, и под Android. Следом появятся новые версии Swatch Touch: Zero Two, Zero Three, Zero Four, ориентированные на другие виды спорта – серфинг, горные лыжи, – и не только на спорт, но, например, на кулинарию. А часы Swatch Touch Zero Six, возможно, будут называться «Камасутра». Эти часы считают, сколько калорий вы сжигаете в какой позиции и нужно ли вам менять вашего партнера. Разумеется, они могут продаваться только за пределами Соединенных Штатов. (Смеется.) Батарейка у таких часов сменная, вам не требуется ее подзаряжать. Сенсорное стекло. Все технологии – наши собственные. Но в первую очередь это красивые швейцарские часы, которые будут стоить 135 франков.

Наш следующий продукт, который должен появиться в конце лета, – Swatch NFC: часы, с помощью которых можно будет осуществлять платежи. Мы ведем переговоры с Visa, MasterCard и китайской UnionPay. Причем внешне они не будут отличаться от обычных часов Swatch. Нет необходимости в батарейке, система инертна. А чип часов пользователь сможет конфигурировать сам под собственные потребности. Например, часы можно будет использовать как электронный пропуск для входа в офис. Или программу лояльности. Философия очень проста: это часы-ключ, мы сознательно не стали делать в них дисплей, поскольку дисплеи и так нас окружают повсюду. Сейчас умные часы можно снабдить любыми функциями, но вам придется снимать их с руки и подзаряжать в лучшем случае раз в день. Плюс такие часы открыты для рекламы. А вы хотите получать сообщения от каждой близлежащей пиццерии, что у них для вас спецпредложение?

– Конкурентами механических часов умные часы не станут?

– Нет. Вот уже 16 месяцев в рядах производителей смартфонов переполох: они боятся, что Apple выпустит свои умные часы, а их доля на рынке смартфонов уменьшится. Они боятся – не производители часов! И вот Apple показала свои умные часы, и никакой больше паники среди компаний бытовой электроники, так как они увидели, что никакого революционного решения Apple не предложила: их часы нужно подзаряжать каждый день.

Неправильные сигналы

– Почти три месяца прошло с того момента, как Национальный банк Швейцарии решил больше не поддерживать курс швейцарского франка по отношению к евро. На ваш взгляд, как это решение уже повлияло на швейцарскую экономику, и в частности на швейцарскую часовую промышленность, и как повлияет в будущем?

– Во-первых, надо разделять швейцарскую экономику и Swatch Group. Если бы я был эгоистом, я бы сказал: «Swatch Group это вообще не касается, поскольку на нас это решение не оказало огромного влияния». 80% нашего бизнеса находится вне еврозоны, и более 50% наших издержек не во франках: наши фабрики в Швейцарии, но продажи – по всему миру: Swatch Group Russia, Swatch Group China плюс американская Harry Winston... Наши маркетинговые затраты в других странах – в местных валютах, соответственно, при удорожании франка эти издержки становятся меньше. Мы покупаем [за пределами Швейцарии] золото, мы покупаем сталь – это тоже стало дешевле.

Swatch и любовь

У Swatch давняя традиция выпуска часов на любовную тематику: в коллекции марки есть, например, часы под названием French Lover («Французский любовник»). Но самой известной «сексуальной» моделью Swatch стала Bannysutra – часы с мультяшными совокупляющимися кроликами: если щелкнуть по корпусу, часовая и минутная стрелки соединятся, опишут круг и укажут одну из шести поз. В 2004 г. рекламу этих часов Swatch разместила на Таймс-сквер в Нью-Йорке, где находится магазин марки. «Естественно, мы знали, что в США это вызовет скандал, – рассказывал ранее Ник Хайек «Ведомостям». – И мне начали приходить письма с такими выражениями: «Это ужасно! Я больше никогда не буду покупать Swatch! Как я смогу объяснить детям, что там изображено?!» А я отвечал: «Скажите им, что без этого они просто не появились бы на свет». В то время одной из главных достопримечательностей Таймс-сквер был певец кантри по имени Голый Ковбой – его сценический костюм состоял из трусов, ковбойских сапог и шляпы. «Телевизионщики спросили у него, что он думает про наш постер, и он ответил: «Это ужасно и отвратительно!» – вспоминал со смехом Хайек. – Представляете, мужик, который ходит по улице в трусах, говорит, что наши рисованные кролики аморальны. Такова реальность Соединенных Штатов. Но в то же время мне приходило из США много писем от людей, которым очень понравилась Bunnysutra».

СвернутьПрочитать полный текст

Таким образом, мы хорошо захеджированы – для нас ситуация более-менее осталась той же самой. Спрос в других странах остается стабильным. До тех пор пока мы не делаем глупостей – не поднимаем цены с бешеной скоростью или не опускаем цены, как некоторые другие уже сделали. Да, в каких-то странах, например в России, мы сейчас зарабатываем меньше. Мы подняли в России цены, но не так сильно, как другие, – и наши клиенты продолжают покупать. Для Swatch Group это самое важное.

Итак, на бизнес Swatch Group решение Национального банка Швейцарии оказало незначительное влияние. Но такого нельзя сказать про всю экономику Швейцарии. На туристическую отрасль удорожание франка влияние уже оказало. На малые и средние компании – тоже. Но что самое страшное в этой ситуации – повторюсь, не для Swatch Group, а для страны – что теперь мы остались, по сути, без центрального банка: Банк Швейцарии сам себя выключил из игры. В США, например, ФРС сильна и независима: они делают, что говорят, и делают это в интересах национальной экономики. То же самое в Европе. То же самое в России, в Японии и проч. В Швейцарии сильная экономика, сильная валюта, но наш центробанк вдруг заявил: «Нет, мы недостаточно сильны». То есть наш центробанк продемонстрировал всему миру, всем спекулянтам и хедж-фондам, что есть валюта, с которой можно играть в игры. И это я нахожу самой большой проблемой для швейцарской экономики.

– Некоторые часовые компании после того решения Банка Швейцарии поспешили объявить об увеличении цен и сокращении сотрудников. Как Swatch Group реагирует на новую экономическую реальность?

– Мы производим часы – товары, которые служат людям десятилетиями. Как можно принимать решения уже через неделю?! Это глупость – надо подождать и посмотреть, как будет развиваться ситуация. Нет в швейцарской часовой промышленности такой ситуации, что компании вынуждены сокращать производство, высвобождать людей! Мы все в хорошем положении, поскольку спрос на швейцарские часы в мире высок.

Анализировать рынок надо. Мы, например, подняли цены в Европе – поскольку не поднимали их на Omega, например, на протяжении трех лет – и, констатировав обвал евро, увеличили цены на 7–8%. Но то, что делают некоторые швейцарские часовые компании, – это, на мой взгляд, слишком поспешная и слишком радикальная реакция. Которая посылает неправильные сигналы в том числе сотрудникам этих компаний. Поскольку швейцарская часовая промышленность – больше не циклическая индустрия, в отличие от многих других. Посмотрите, как она вела себя последние годы во время предыдущих кризисов: были замедления, затем подъемы, но без резких взлетов и обвалов. Швейцарская часовая индустрия стала намного более стабильной, поскольку мы контролируем не только производство, но и дистрибуцию, а люди хотят покупать швейцарские часы. Ведь это эмоциональный продукт, не рациональный. А у людей всегда будут находиться деньги на эмоциональные продукты. Если вам не очень хорошо, вы пойдете и сделаете подарок себе или кому-то еще. Если у вас семейный кризис, вы пойдете и сделаете подарок жене. И тем более сделаете подарок, если у вас в семье все отлично. Это и делает часовую индустрию стабильной.

Отличная мотивация

– В последние годы, когда швейцарская часовая индустрия бурно росла, руководители многих часовых компаний жаловались, что им сложно находить часовщиков. Между тем Swatch Group отчиталась, что в 2014 г. она создала более 2100 рабочих мест, из которых 770 – в Швейцарии. Где вы находите людей?

– В этом числе – не только часовщики, но и инженеры, маркетологи, специалисты других направлений. Есть ряд специальностей, в которых непросто найти людей, – например, материаловедение. Что касается подготовки и найма часовщиков, то у нас есть множество часовых школ, программ повышения квалификации – на таких программах у нас обучается 430 человек. И для нас гораздо сложнее найти квалифицированных часовщиков, которые могли бы обслуживать наши часы в других странах – к России это тоже относится. Поэтому мы открыли свои часовые школы в Малайзии, США, Китае и проч.; в России еще нет – пока только тренинговый центр.

Swatch Group AG

Производитель часов и электроники
Крупнейшие акционеры: менеджмент компании (36,5% голосов). Капитализация – 23,5 млрд швейцарских франков ($24,6 млрд). Финансовые показатели (2014 г.): выручка – 9,2 млрд швейцарских франков ($9,6 млрд), чистая прибыль – 1,4 млрд швейцарских франков ($1,5 млрд). Образована в 1983 г. в результате поглощения компанией SMH (Swiss Corporation for Microelectronics and Watchmaking Industries Ltd.), основанной Николасом Хайеком, швейцарских производителей часов ASUAG и SSIH. Выпускает часы под 18 брендами, в том числе Breguet, Harry Winston, Omega, Longines, Tissot, Swatch.

В целом же у нас нет проблем с наймом персонала, поскольку мы предлагаем отличную мотивацию и карьеру. В Swatch Group можно начать карьеру часовщиком и продолжить ее в любом направлении – производстве, маркетинге, продажах. Как директор Swatch Group Russia Стефан Петер – он начинал работать часовщиком.

– Как украинский кризис влияет на ваш бизнес в Европе и в России?

– Конечно, он влияет и на российский бизнес, и на европейский – на весь бизнес, не только на наш. То, что происходит на Украине, было предсказуемо, и довольно давно. Конфликт можно было бы остановить на гораздо более ранней стадии, не доводя дело до такой эскалации, но надо было встречаться и вести переговоры – за закрытыми дверями, а не делая заявления перед телекамерами, кто кому позвонил. Здесь Евросоюз и США допустили серьезные ошибки.

Бизнес и дружба

– Я услышал здесь, в Базеле, что группа Mercury будет вновь торговать вашими часами марок Breguet и Blancpain в России. Это так?

– У нас множество ритейлеров. С кем-то мы прекращаем партнерство, затем они возвращаются – меняются условия, позиции – и мы возобновляем его. С Mercury у нас сохраняются контакты, так как они продолжают торговать Harry Winston – еще по контракту с предыдущим владельцем марки. Что касается новых марок, то у нас есть определенные условия: если ритейлер их соблюдает, он может получить бренд. Да, Mercury демонстрирует интерес, поскольку у нас самые сильные бренды, а мы не те люди, которые отказываются разговаривать. Это переговорный процесс: в одной или двух или скольких-то еще точках продаж Mercury наши бренды могут появиться. Но на обычных для всех наших ритейлеров условиях. И в любом случае наши прекрасные отношения с Михаилом Куснировичем (основатель группы Bosco di Ciliegi, которая среди прочих торгует брендами Swatch Group. – «Ведомости») остаются и останутся очень хорошими, поскольку это стратегическое партнерство. И что особенно важно, он настоящий друг!

– Антимагнитная технология, запатентованная Omega, позволяет создавать часы, выдерживающие магнитные поля свыше 15 000 гауссов. Получат ли другие марки Swatch Group доступ к этой технологии?

– Да, Breguet и Blancpain используют кремниевые элементы и также будут использовать детали с антимагнитной технологией. Но в первую очередь антимагнитная технология – для Omega. Для антимагнитных часов Omega мы разработали новую сертификацию Master Chronometer, осуществлять которую будет Швейцарский институт метрологии (METAS).

– С 2020 г. Swatch Group будет сама вправе решать, кому ей поставлять производимые группой механизмы, а кому – нет. Как это повлияет на вашу группу и на других производителей часов?

– Это то, чего мы всегда и добивались: мы будем поставлять механизмы и компоненты другим компаниям, но мы будем сами выбирать, кому мы хотим поставлять, а кому – нет. Все ведущие игроки швейцарской часовой индустрии могут на нас рассчитывать.

Возврат инвестиций – не первоочередная цель

– Как я понимаю, исследования Belenos Clean Power – компании, основанной вашим отцом для создания высокоэффективных батарей, – выходят на финишную прямую. Когда начнется промышленное производство этих батарей?

– Мы разрабатывали параллельно две технологии: аккумуляторные батареи и топливные элементы. Выстрелили батареи. Мы изобрели новый материал для батарей – в первую очередь для автомобильной промышленности, – который повышает эффективность батарей от 50 до 100%. Теперь мы приблизительно в четырех годах от их вывода на рынок. Мы будем делать это вместе с Renata (компания, входящая в Swatch Group и специализирующаяся на производстве батареек для кварцевых часов. – «Ведомости»). Теперь требуется инвестировать миллионы в первую производственную линию. К нам обращаются многие автопроизводители и предлагают сотрудничество – они заинтересованы в более эффективных и менее тяжелых батареях.

– Сроки разработки и внедрения вас устраивают, не слишком долго?

– Не забывайте: от появления первых прототипов до серийных образцов литий-ионных батареек прошло 10 лет и еще 10 лет понадобилось Sony, чтобы наладить крупномасштабное производство этих батареек. Сила Swatch Group – в глубоких знаниях в микроэлектронике, в первую очередь благодаря компаниям EM Microelectronic и ETA. Обладая серьезной экспертизой в производстве батарей – качественных, надежных и с привлекательной ценой, – мы можем варьировать их геометрию практически до бесконечности.

– Насколько большим может стать бизнес Belenos?

– Сложно сказать. Belenos создавалась моим отцом для того, чтобы обеспечить людям мобильность не в ущерб экологии. И мы видим, что экологические вызовы продолжают нарастать. Конечно, мы хотим вернуть свои инвестиции. Но это не первоочередная цель, так что точно не стоит ждать, что мы выведем Belenos на биржу, просто чтобы получить огромное количество денег.

Базель