Статья опубликована в № 4290 от 29.03.2017 под заголовком: «У нас нет никаких причин отбирать чемпионат мира у России»

«У нас нет никаких причин отбирать чемпионат мира у России»

В первом интервью российскому СМИ новый генсек FIFA рассказывает о своей карьере, изменении бизнес-модели FIFA и будущих Кубке конфедераций и чемпионате мира в России

Кандидатура нового генерального секретаря Международной федерации футбольных ассоциаций (FIFA), обнародованная в мае прошлого года, стала, без преувеличения, сенсацией. Уроженка Сенегала Фатма Самура, 21 год проработавшая в ООН (где занималась вопросами продовольственной помощи беднейшим странам) и занявшая пост генсека по приглашению нового президента FIFA Джанни Инфантино, стала в FIFA «четырежды первой»: первой женщиной, первой чернокожей, первой африканкой и первой мусульманкой, занявшей главный коммерческий пост в самой представительной организации на планете (в FIFA входят 211 национальных футбольных ассоциаций/союзов, в ООН – 193 страны-члена).

Перемены в руководстве FIFA стали результатом скандала, разразившегося в мае 2015 г. Тогда несколько членов исполкома FIFA были арестованы в Цюрихе прямо перед началом очередного конгресса федерации по обвинению в коррупции, позже из-за аналогичных обвинений были отстранены от своих постов и отлучены от футбола многолетний президент FIFA Йозеф Блаттер и президент Союза европейских футбольных ассоциаций (UEFA) Мишель Платини, считавшийся преемником Блаттера в FIFA. А на выборах нового президента FIFA, состоявшихся в феврале 2016 г., победу одержал генеральный секретарь UEFA швейцарец Джанни Инфантино. Который пригласил на главный коммерческий пост в FIFA Фатму Самуру.

Задача президента FIFA – дальнейшая популяризация футбола, привлечение новых игроков и болельщиков, организация новых международных турниров. Генсек FIFA отвечает за финансовое обеспечение этих планов путем увеличения продажи билетов на соревнования под эгидой федерации, продажи телеправ и лицензионной продукции, привлечения новых спонсоров. Главный источник доходов FIFA – проводящийся раз в четыре года мужской чемпионат мира по футболу, самое популярное спортивное соревнование на планете. FIFA – это уже многомиллиардный бизнес. Но он должен стать еще больше, обещает Самура, – чтобы было больше средств на развитие и популяризацию футбола, в том числе женского.

Прибыв в Санкт-Петербург на празднование 100 дней до начала Кубка конфедераций FIFA, столицей которого станет город на Неве, генеральный секретарь FIFA встретилась с корреспондентом «Ведомостей». Вопросы, относящиеся к компетенции президента FIFA, – популяризацию футбола, возможные изменения правил игры – мы не обсуждали, сосредоточившись на коммерческих аспектах деятельности FIFA, за которые отвечает Самура.

– Почему после 21 года дипломатической карьеры вы решили радикально изменить свою жизнь и заняться футболом, присоединиться к FIFA?

– Я провела в ООН 21 год, путешествуя и работая в разных странах – в первую очередь в странах, находившихся в кризисных ситуациях. Я люблю футбол, и моя семья имеет давнюю футбольную историю в Сенегале. Благодаря моему многолетнему опыту в защите прав человека, полученному в системе ООН, и любви к игре я приняла решение присоединиться к FIFA в правильное время, когда организация провозгласила программу реформ в футболе, в том числе и защиту прав человека.

– Кто именно сделал вам предложение стать генеральным секретарем FIFA?

– Лично президент FIFA.

– С дипломатической работы вы ушли в коммерцию: на посту генерального секретаря FIFA вам нужно вести переговоры с вещателями, выжимать больше денег из спонсоров – т. е. демонстрировать иные навыки, нежели в ООН, не так ли?

От чего очищается FIFA
От чего очищается FIFA

Йозеф Блаттер был президентом FIFA с 1998 г. Последний раз он был избран на пятый срок в мае 2015 г., но уже 2 июня был вынужден уйти в отставку из-за коррупционного скандала и ареста некоторых высокопоставленных чиновников федерации. В сентябре 2015 г. федеральное бюро юстиции Швейцарии открыло дело в отношении Блаттера. Он подозревается в незаконном переводе тогдашнему президенту UEFA Мишелю Платини 2 млн швейцарских франков в 2011 г. Арбитражная палата комитета по этике FIFA и апелляционный комитет FIFA запретили Блаттеру участвовать в любой деятельности, связанной с футболом, сроком на шесть лет. Блаттер год назад подал апелляцию на это решение в Спортивный арбитражный суд (CAS) в Лозанне. СМИ сообщали, что обвинения в коррупции с Блаттера и Платини сняты, но они признаны виновными в нарушениях кодекса поведения FIFA и оштрафованы на 50 000 и 80 000 швейцарских франков соответственно. В июне 2016 г. юридическая фирма Quinn Emanuel, нанятая FIFA для проведения внутреннего расследования, сообщила, что трое бывших руководителей FIFA – Блаттер, генеральный секретарь Жером Вальк и его заместитель, а также финансовый директор FIFA Маркус Каттнер в 2011–2015 гг. организовали выплату самим себе необоснованных вознаграждений. Сумма на троих составила, по подсчетам расследователей, $80,8 млн.

– Я считаю, что в сравнении с тем, чем я занималась в ООН, в FIFA много похожего. Чтобы работать с кризисными странами с нестабильными политическими режимами, нужно тоже быть хорошим переговорщиком. А до ООН я восемь лет работала в компании, которая торговала удобрениями по всему миру. Тот опыт сегодня для меня тоже оказывается полезен. Коммерческая команда FIFA составлена из настоящих профессионалов, способных обеспечить привлечение дополнительных ресурсов и рост доходов FIFA как непосредственно от проведения соревнований, так и путем поиска новых партнеров.

– Джанни Инфантино был избран президентом FIFA в феврале 2016 г., вы были назначены на пост генерального секретаря в мае того же года. Насколько с тех пор изменилась FIFA?

– Многое изменилось с тех пор, как президентом был избран Джанни Инфантино.

FIFA находится в середине процесса реформирования, который включает в себя большую прозрачность в том, как FIFA ведет бизнес, в том, какое вознаграждение получают ее руководители. Мы также создали в FIFA новое подразделение, которое будет заниматься исключительно женским футболом. В октябре прошлого года мы представили новую стратегию FIFA 2.0: The Vision for the Future, в соответствии с которой на развитие футбола в течение ближайших 10 лет FIFA выделит $4 млрд.

Более 70% национальных ассоциаций, входящих в FIFA, уже получили финансирование для продолжения операционной деятельности. И мы ожидаем, что каждая ассоциация в июне подпишет соглашение о наших совместных целях, что позволит им получать дополнительное финансирование для организации соревнований и развития футбола – путем организации турниров для молодежи и женщин.

Спонсоры для FIFA

– $4 млрд инвестиций в течение 10 лет – внушительные цифры. Как вы собираетесь обеспечить финансирование программы FIFA 2.0?

– Эта программа будет финансироваться из доходов от проведения чемпионата мира по футболу и других соревнований, которые мы проводим ежегодно, – у нас 16 разных турниров. И, конечно, в эту сумму входит не только то, что мы заработали на последнем чемпионате мира, но и новые ресурсы, которые мы привлекаем и привлечем.

– Это значит, что FIFA нужно больше спонсоров?

– Конечно, мы ищем новых спонсоров. Например, для женского чемпионата мира по футболу. До сих пор основным генератором наших доходов выступает чемпионат мира по футболу среди мужчин. Наша цель – начиная со следующего чемпионата мира по футболу среди женщин [в 2019 г. во Франции] – сделать эти соревнования прибыльными. Чтобы они смогли зарабатывать деньги, которые потом будут направлены на развитие и популяризацию женского футбола во всем мире. В том числе среди девочек и девушек, которые смогут выбрать карьеру профессиональных футболисток.

– Я полагаю, что в последние годы президентства Зеппа Блаттера спонсоры FIFA должны были выражать неудовольствие теми скандалами, что происходили в самой федерации и на соревнованиях под ее эгидой. Это недовольство должно было еще больше усилиться после скандальной отставки Блаттера в 2015 г. Что вам говорили спонсоры, впервые встретившись с вами в должности генерального секретаря FIFA?

– Главный запрос спонсоров после коррупционного скандала, серьезно повредившего имидж FIFA, заключался в большей прозрачности FIFA. И это было одной из причин, почему в FIFA появился комитет комплаенс, подчиненный непосредственно генеральному секретарю FIFA. Мы также проводим образовательную работу среди наших членов для того, чтобы процедуры комплаенс были внедрены и у них, каждый цикл [между чемпионатами мира]. Каждый год мы в произвольном порядке выбираем 40 национальных ассоциаций, которые проходят централизованную оценку. Эта работа будет вестись систематически. Я также надеюсь, что новые годовые отчеты о деятельности FIFA, заверенные аудиторами, которые будет получать каждый член FIFA, будут соответствовать в том числе и всем требованиями комплаенс.

Фатма Самура
Родилась в 1962 г. в Сенегале. Окончила Университет Лиона
  • 1995
    директор по логистике продовольственной программы ООН, впоследствии была представителем программы в Джибути и Камеруне
  • 2007
    заместитель координатора гуманитарных программ управления по координации гуманитарной помощи ООН в Восточном Чаде
  • 2009
    представитель продовольственной программы ООН и страновой директор программы в Гвинее
  • 2010
    с октября координатор и представитель программы развития ООН на Мадагаскаре
  • 2016
    генеральный секретарь FIFA c 20 июня

– Аудиторскую компанию FIFA поменяла?

– Да, теперь это PwC. Это решение конгресс FIFA должен утвердить в мае.

Смена бизнес-модели

– FIFA собирается радикально менять нынешнюю модель организации чемпионатов мира и продажи билетов на эти соревнования, с тем чтобы иметь больше контроля над процессами. Какие перемены нас ждут и когда они могут быть реализованы?

– Эти изменения будут реализованы уже после чемпионата мира в России. Сейчас мы находимся в середине процесса оценки того, какие ресурсы нам действительно потребуются, если мы хотим самостоятельно контролировать билетную программу. И также к середине цикла подготовки к следующему чемпионату мира – 2022 мы собираемся изменить систему, в соответствии с которой чемпионаты готовили национальные оргкомитеты. Чемпионат мира в 2026 г. мы будем организовывать уже самостоятельно.

– Если можно, о последнем подробнее. Зачем FIFA собирается ломать существующую систему и вместо локальных оргкомитетов, взаимодействующих со штаб-квартирой FIFA, создать постоянное подразделение в штаб-квартире, которое будет руководить организацией чемпионатов из Цюриха?

– Потому что мы проводим чемпионаты мира каждые четыре года. Каждые четыре года мы сотрудничаем с новой страной и там с нуля создаем новую структуру. Это сложно, затратно, и иногда у страны-организатора нет возможности использовать компетенции созданной структуры после окончания чемпионата мира: если какая-то страна и получает право на повторное проведение чемпионата мира, это происходит десятки лет спустя. Мы больше не хотим каждый раз создавать новую структуру с нуля, напротив, мы хотим иметь постоянно действующую профессиональную команду, которая будет владеть всеми компетенциями, как организовывать и сочетать данный опыт с местным ноу-хау. Что будет также означать для нас больший контроль и большую эффективность – не нужно будет каждый раз проходить юридические и таможенные формальности, создавать новую команду, выстраивать новые партнерства...

– То есть вы собираетесь создать систему, подобную той, что уже работает в UEFA, когда чемпионаты Европы организуются из Ньона?

– Что-то похожее есть, но также существуют различия. В FIFA есть собственная программа наследия, которая учитывает задачи и потребности каждой страны-организатора после проведения чемпионата мира.

– Но вы уверены, что новая структура FIFA будет эффективной, тем более в глобальном масштабе? Все-таки Европа – это один континент с похожей ментальностью, большая часть стран входит в ЕС. Локальные оргкомитеты способны наладить более оперативный и плотный контакт с правительствами своих стран, без сомнения, лучше знают местную специфику. Возьмем, например, столкновения между болельщиками на последнем чемпионате Европы по футболу во Франции. Из Москвы кажется, что это 100%-ная недоработка организаторов турнира, у которых не хватило ресурсов и понимания реалий, чтобы просчитать возможные последствия, наладить взаимодействие с полицией, развести болельщиков и не допустить драк и беспорядков.

– Я не думаю, что проблема была в непонимании организаторами британской культуры или русской культуры. Просто должны были быть приняты дополнительные меры безопасности. Мы выводы тоже делаем. Без сомнения, в каждой стране – организаторе чемпионата мы будем пользоваться знаниями местных специалистов. Тот факт, что у нас будет собственная организационная структура, совершенно не значит, что мы не будем работать с местным сообществом, с представителями страны – хозяйки чемпионата.

– Программы гостеприимства для VIP-болельщиков, которые сейчас продает компания Match Hospitality, FIFA также будет продавать самостоятельно?

– Некоторые контракты по программам гостеприимства действуют до чемпионата мира – 2022, те же программы, действие которых истечет в 2018 г., впредь будут реализовываться FIFA.

– Собираетесь ли вы также изменить процедуру выборов страны – организатора чемпионата мира?

– Мы не собираемся менять ее, но мы хотим привести процедуру выборов в соответствие с новыми правилами, в которых уделено больше внимания правам человека, многообразию, защите окружающей среды. И так как мы будем проводить все больше чемпионатов мира, мы хотим, чтобы этот наш опыт находил отражение и в процедуре выборов стран-хозяек. На выборах должны использоваться лучшие практики, которые мы накопили за эти годы.

Чемпионат мира для 48 команд

– FIFA приняла решение расширить с 2026 г. число команд – участников чемпионата мира с 32 до 48. Можете ли вы перечислить по пунктам, в чем плюсы такого расширения для FIFA, для стран-организаторов, для вещателей и спонсоров, для команд и их болельщиков?

– Расширение числа участников означает, что болельщики из большего числа стран смогут увидеть свои сборные в матчах за Кубок мира. Это значит, что новые нации будут инвестировать в развитие футбола в надежде выиграть кубок. И это будет крупнейшее соревнование в мире, фестиваль футбола.

Плюсы для партнеров FIFA и самой FIFA понятны: больше игр – значит больше зрителей, т. е. больше внимания и доходов. Дополнительные доходы FIFA реинвестирует в футбол, в национальные ассоциации, которые смогут проводить больше соревнований на детском и юношеском уровне, среди профессиональных мужских и женских команд.

– Вы полагаете, что в мире есть 48 сравнимых по силе сборных, что мы не станем свидетелями новых избиений младенцев профессионалами, как это было на Кубке конфедераций FIFA – 2013, когда сборная Испании разгромила сборную Таити – 10:0?

– В спорте любая команда прилагает все силы для победы, хочет использовать все свои шансы. Я приведу вам другой пример, с последнего чемпионата Европы, – сборную Исландии. Вспомните, как далеко прошла сборная этой маленькой страны. Так что понятия «малых» или «нефутбольных» стран, на мой взгляд, больше нерелевантны. А дополнительные доходы, которые мы получим от расширения чемпионата мира, мы потратим в том числе на популяризацию футбола в «малых» и «нефутбольных» странах. Возможность принять участие в финальных матчах чемпионата мира изменит менталитет футболистов и болельщиков этих стран.

– И вы думаете, что футболисты этих стран будут счастливы, если им придется проходить многомесячное сито отборочных матчей, затем полгода готовиться к финальному турниру, проиграть в нем два матча и отправиться домой? И болельщики будут счастливы отправиться за своей командой на другой конец света ради двух матчей?

– Я думаю, есть много стран, футболисты и болельщики которых будут счастливы участвовать хотя бы в одном матче финального турнира чемпионата мира. Кстати, минимальное количество матчей для команды – участницы финального турнира – два, максимальное – семь: как видите, эти числа не сильно отличаются от нынешних, когда чемпионат проходит в формате 32 сборных.

– Больше команд-участников означает и большие расходы для организаторов.

– Именно поэтому на заседании совета FIFA в октябре мы одобрили идею совместного проведения чемпионата мира несколькими – двумя или тремя – странами. Больше команд и больше матчей совсем не означает большего количества стадионов: если чемпионат будет разделен между несколькими странами, это, наоборот, означает меньшее давление на страны-организаторы.

Футбол в России. И в Крыму

– Когда вы впервые посетили Россию в должности генерального секретаря FIFA и что на вас произвело самое большое впечатление?

– За 21 год работы в ООН я неоднократно посещала республики бывшего СССР – Таджикистан, Киргизию, Казахстан и др., но, как ни удивительно, ни разу не была в России. Теперь моя мечта побывать в России наконец осуществилась. Конечно, я впечатлена не только размерами, но и культурой вашей страны. А одним из самых ярких впечатлений для меня стало первое посещение Казани, а именно гармоничное сосуществование разных религий: видеть стоящие рядом мечети и христианские храмы очень отрадно.

– В конце прошлого года у FIFA были претензии к качеству выкатного поля стадиона «Санкт-Петербург», на котором пройдут главные матчи Кубка конфедераций, – сообщалось, что поле вибрирует. Этот недостаток организаторам удалось устранить?

– Пятый операционный визит по стадионам Кубка конфедераций завершился [в начале марта], серьезных претензий нет ни по темпам подготовки, ни по степени готовности стадионов и средств размещения. Матч «Зенита» против «Урала» 23 апреля станет настоящей проверкой стадиона.

– Допускаете ли вы вероятность бойкота со стороны тех стран, которые не согласны с тем, что право проведения ЧМ-2018 получила Россия?

– У нас нет никаких причин отбирать ЧМ у России. Сегодня [в день празднования 100 дней до начала Кубка конфедераций, в котором принял участие двукратный чемпион мира Кафу] мы получаем новые подтверждения, как хочет Россия провести этот турнир. Участие таких звезд, как Кафу, снижает риск бойкота. Мы регулярно приглашаем мировые СМИ в Россию, чтобы они увидели не только то, как идет подготовка к ЧМ, но и то, что Россия – это прекрасная и безопасная страна.

– Футбол в Крыму после присоединения полуострова Россией оказался в подвешенном состоянии. Как FIFA собирается развивать футбол в Крыму? Может ли Крым стать 212-м членом FIFA?

– Я думаю, что каждая нация хочет войти в число членов FIFA. Критерий – существование национальной сборной. FIFA может принимать национальные ассоциации в свои члены, но не может создавать национальные сборные. Очевидно, что для некоторых национальных ассоциаций, которые недавно стали членами FIFA, стало проще развивать футбол, потому что благодаря нашей программе фондирования они получают финансирование на том же уровне, что и [старые] члены FIFA.

Инвестфонды для FIFA

– Сообщалось, что FIFA собирается изучить целесообразность создания собственных инвестиционного и венчурного фондов. Зачем и в какие сферы могут инвестировать подобные фонды?

– Зачем – потому что это правильная вещь. Доходов от чемпионата мира нам недостаточно, чтобы реализовать нашу цель и увеличить размеры глобальной футбольной семьи – игроков, тренеров, судей, болельщиков и партнеров – с нынешних 45 до 60% населения планеты. Для этого требуется привлекать дополнительные финансовые ресурсы у частного сектора, банковской системы. Мы уже начали анализ, как мы можем привлекать и использовать эти средства через фонды FIFA. И у нас уже есть люди, которые работают в этих сферах в международных организациях и выразили готовность помочь нам.

– То есть FIFA начала нанимать инвестиционных банкиров?

– Еще нет. Пока с нами работают финансисты – их можно назвать волонтерами – из Всемирного банка, ООН, глобальных компаний, которые помогают нам создать нашу финансовую стратегию.

– Так куда будут инвестировать ваши фонды и как тратить заработанное?

– Главный источник расходов – популяризация игры, с тем чтобы сделать ее доступной для каждого и для каждой в любой стране. Возможно, эти фонды будут предоставлять странам – членам FIFA кредиты на развитие футбола под очень умеренные проценты. Естественно, и правительства этих стран должны будут участвовать в этом процессе, предоставляя гарантии по кредитам. Это общая идея – практические пути реализации еще предстоит определить, чтобы понять, какие организации могут участвовать в деятельности этих фондов, и чтобы сделать механизм кредитования максимально привлекательным и жизнеспособным. Мы не хотим подменять собой МВФ или Всемирный банк, мы лишь хотим развивать футбол и стремимся, чтобы механизмы этого были максимально доступны всем. Пока миллионы людей по всему миру, которые обожают футбол, не имеют возможности активно им заниматься.

– То есть речь идет о том, что не только FIFA может быть учредителем/инвестором этих фондов – соучредителями могут быть и коммерческие организации, и правительства других стран? И фонды будут выдавать кредиты на развитие футбола – строительство стадионов и проч. – в странах, правительства которых поручатся по этим кредитам?

– Очевидно, что те ресурсы, которыми FIFA располагает сейчас, не позволяют нам финансировать строительство стадионов – это может быть только фонд, который будут формировать частные или полугосударственные организации. Мы уже расходуем 70% наших доходов на организацию турниров, визитов и на поддержку национальных ассоциаций – членов FIFA. Мы не банк, по швейцарским законам FIFA – некоммерческая организация, и мы не можем получать доход иначе как от проведения соревнований. То есть нам нужны будут международные партнеры для создания этих фондов.

– Расширяя свою глобальную деятельность, FIFA собирается открыть 11 региональных офисов в ключевых для себя регионах. Появится ли офис FIFA в России?

– Мы откроем девять офисов в таких странах, как Индия, Малайзия, Барбадос и др., где еще предстоит многое сделать для развития футбола. Учитывая, что в Европе развитие футбола находится уже на достаточно высоком уровне, других офисов FIFA кроме нашей штаб-квартиры в Цюрихе в Европе не будет.

Женский футбол

– К 2026 г. FIFA собирается удвоить число футболисток в мире – до 60 млн. Каким образом?

– Созданный департамент, который будет заниматься развитием женского футбола, является очень важным шагом для достижения этой цели. Его возглавляет очень способная женщина Сара Берман, бывший заместитель генерального секретаря Конфедерации футбола Океании, и ее департамент также является частью команды, которая разрабатывает процесс реформ в FIFA. Мы также работаем над образовательными программами для женщин, над созданием сети компетентных специалисток, которые могли бы делиться своим опытом и претендовать на управление футболом на самых высоких уровнях.

При этом мы реализуем программы для будущих футболисток, такие как Live Your Goals, которая ориентирована на девочек от шести лет, – чтобы при содействии министерств образования и министерств спорта привлекать их к занятию футболом. Учитывая, что сейчас женский футбол развивается внутри футбольных федераций, мы можем ставить задачи, чтобы часть доходов от мужского футбола шли на развитие женского. Таким образом, чтобы к 2026 г. число футболисток в мире удвоилось до 60 млн и развитие женского футбола финансировалось бы из многих источников – средств правительств, неправительственных фондов, ассоциаций и федераций, спонсоров.

– Сейчас существует огромный разрыв в доходах между футболистами и футболистками. FIFA может как-то повлиять на это или это чисто коммерческий вопрос?

– Пока это чисто коммерческий вопрос: женские соревнования не собирают такую же кассу, как мужские. Но это также вопрос культуры и мотивации: женщины – это половина населения земли. Мы не можем больше заниматься женским футболом как нелюбимым ребенком. Но при этом, развивая его, мы не должны повторять ошибок, которые мы сделали с мужским футболом: двигателем не могут выступать только деньги, надо осознавать и огромную социальную роль, которую несет женский футбол.

– В FIFA создана команда для разработки цифровой и мобильной стратегии для федерации. Электронный спорт растет бурными темпами, в 2015 г. его оборот приблизился к $1 млрд. Сейчас у FIFA только один партнер в этой сфере, Electronic Arts (EA), который выпускает для FIFA две игры – FIFA 17 и FIFA Interactive World Cup. Нужно ли вам больше партнеров, больше игр?

– В настоящий момент мы полностью удовлетворены сотрудничеством с EA. Благодаря электронным играм мы получаем многие миллионы новых болельщиков, которые могут узнать, что такое FIFA и для чего существует. Без сомнения, будущее коммуникаций – в цифровизации и социальных сетях, и мы хотели бы иметь больше партнеров в этих направлениях. Чтобы иметь возможность привлечь новых болельщиков во всех возрастных категориях – от восьми до 80 лет.

– Игра, где будут женские футбольные команды, появится?

– Надеюсь. Кажется, наш партнер уже думает над этим, но подробнее на эту тему я пока не могу говорить.

– Кстати, насколько велики роялти от EA по сравнению с платежами других спонсоров?

– Цифры я разглашать не могу, но это весьма неплохие доходы.

– Ваша дочь начала играть в футбол, перейдя в международную школу в Цюрихе. На какой позиции она играет и довольны ли вы ее прогрессом?

– Я очень довольна, что она подхватила «вирус футбола». И я очень довольна, как у нее получается: в октябре ей исполнится 14 лет, она играет в полузащите и мечтает быть капитаном команды.

Расширенная версия. Опубликованный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)