«Мы купили бренды, потому что они нам нравятся»

Камилло Пане рассказывает о том, что поменяется в Coty после покупки брендов P&G, и о новой структуре компании, а также о том, почему штаб-квартира переезжает из Нью-Йорка и зависит ли от цены духов стойкость аромата
Камилло Пане, главный управляющий Coty /Максим Стулов

Парфюмерно-косметический гигант Coty начинался с духов, сделанных основателем компании Франсуа Коти. Первый аромат он создал в 1904 г. в Париже, в своем доме, который позднее превратился в парфюмерную фабрику. Стратегия Коти была простой: сделать доступные духи в красивой упаковке. Для этого он стал сотрудничать с французским ювелиром Рене Лаликом и производителем хрусталя Baccarat. Огромное распространение продукция Coty получила после Первой мировой войны, когда солдаты вернулись домой с подарками для невест, жен, сестер и матерей – французскими духами. Сейчас у компании 77 брендов, которые продаются в 130 странах: парфюмерия, декоративная косметика, средства для ухода за волосами. Такие бренды, как духи Calvin Klein, Gucci и Hugo Boss, косметика Max Factor и Bourjois, средства для волос Londa, Wella, знамениты во всем мире.

Coty Inc.

Производитель парфюмерии и косметики
Акционеры (данные компании на 22 сентября 2016 г., голосующая доля): JAB Cosmetics B.V. (97,6%).
Капитализация – $13,8 млрд.
Финансовые показатели (девять месяцев финансового года, закончившиеся 31 марта 2017 г.): выручка – $5,4 млрд,
чистый убыток – $117,4 млн.

Основана в 1904 г. парфюмером Франсуа Коти. Компания представлена более чем в 130 странах мира.

Более половины впечатляющего портфеля появилось у Coty в последние два года. Она купила весь косметический и парфюмерный бизнес компании P&G – 41 бренд, лицензию на бренд Burberry Beauty и контрольный пакет компании прямых продаж Younique. Предполагается, что покупка брендов P&G вдвое увеличит выручку от продаж.

Сейчас Coty возглавляет итальянец Камилло Пане. Он жил и работал в США, Бразилии, Великобритании, Франции и других странах. Пане считает, что этот мировой опыт помогает ему в управлении глобальной компанией. Большую часть своего времени он проводит в командировках по всему миру. Одна из поездок пришлась на Москву, где он и дал интервью «Ведомостям».

В разговоре также участвовали президент в категории косметики массового сегмента Coty Лоран Клейтман и гендиректор Coty в категории косметики массового сегмента по России и СНГ Иоаннис Калогиру.

– После сделки с P&G интеграция, как я понимаю, еще идет. Как она движется, что сейчас происходит?

– Интеграция идет хорошо, но это очень сложный процесс. Объединение бизнесов такого масштаба затрагивает сотни стран, поэтому процесс займет определенное время. Интеграция не происходит за три месяца или полгода, для этого требуется несколько больше времени. Пока все идет по плану. Мы объединили сотрудников с 1 октября 2016 г. Процедура заняла несколько месяцев, но теперь она полностью завершена. Это означает, что сотрудники уже работают вместе, все процессы налажены, все на своем месте. Мы сделали все это в период с октября по декабрь, и теперь сосредоточились на интеграции систем. Мы должны гарантировать, что компания управляется с точки зрения систем как единое целое. В начале мая мы успешно завершили интеграцию систем в США, в начале июля наступила очередь Европы, в том числе и России.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью