Суд признал резидента России налоговым агентом за иностранный товарный знак

Апелляционный суд подтвердил решение в пользу налоговой службы в споре из-за налогообложения средств, которые российская компания заплатила иностранной за использование товарного знака. По мнению инспекции, российская компания должна была заплатить налог как налоговый агент. В будущем это может привести к удержанию российского налога не с суммы роялти за право использования интеллектуальной собственности, а с полной выручки за продажу товара или технологии в Россию, прогнозируют юристы.

Выездная налоговая проверка ЗАО «Бриджтаун фудс» (крупный производитель снеков, входит в «КДВ групп») по налогу на прибыль и НДС за 2012-2014 гг. выявила нарушения, приведшие к доначислению 19 млн руб. налога на прибыль и НДС. Компанию также оштрафовали на 293 000 руб. и начислили пени. Арбитражный суд Владимирской области, где ЗАО «Бриджтаун фудс» обжаловало это решение, частично удовлетворил претензии компании, отменив решение ФНС доначислить 1,4 млн руб. НДС и 2,9 млн руб. налога на прибыль. В удовлетворении остальной части требований было отказано. Компания подала апелляцию.

По мнению «Бриджтаун фудс», инспекция и суд неправильно посчитали, что организация является налоговым агентом в отношениях с иностранной компанией Klevedon Limited (Маршалловы острова) в части средств, перечисленных ей за оплату стоимости товарного знака «СМАК». Ссылаясь на пункт 2 ст. 309 Налогового кодекса (НК) (Особенности налогообложения иностранных организаций, не осуществляющих деятельность через постоянное представительство в РФ и получающих доходы от источников в РФ), ООО указывает, что доходы, полученные иностранной компанией от продажи товаров, а также имущественных прав на территории России, не подлежат обложению налогом у источника выплаты.

ЗАО «Бриджтаун фудс» считает, что право использования исключительного права оформляется лицензионным договором, а не договором об отчуждении исключительного права, говорится в материалах суда. По мнению заявителя, только доход в виде лицензионных платежей за право использования исключительного права (роялти) подлежит обложению налогом.

Кроме того, заявитель считает ошибочным вывод суда первой инстанции о том, что отсутствие договора об избежании двойного налогообложения между Россией и Маршалловыми островами свидетельствует о наличии у компании обязанности налогового агента.

Инспекция настаивала, что при выплате вознаграждения владельцу исключительного права на товарный знак резидент России обязан уплатить в РФ налог по ставке 20% (с выплаченных доходов в пользу иностранной организации) как налоговый агент.