«Нафтогаз» назвал условие отказа от многомиллиардного иска к «Газпрому»

Украина готова обсуждать отказ от последних исковых требований к «Газпрому» на $12,2 млрд при условии получения компенсации. Об этом заявил исполнительный директор «Нафтогаза» Юрий Витренко. «Давайте рассматривать возможность того, как мы получим $3 млрд [которые "Газпром" должен выплатить Украине по решению Стокгольмского арбитража] и компенсацию. И если вы хотите, чтобы мы отказались от $12,2 млрд, то какую компенсацию мы получим?» – сказал Витренко в эфире телеканала «Украина».

Топ-менеджер также рассказал о разной готовности судов европейских стран рассматривать дела о принудительном взыскании с «Газпрома» $3 млрд. Например, проблемы с этим, по его словам, возникли в Германии, Польше и Молдавии. В некоторых странах приступить к принудительному взысканию «дипломатически сложнее», пояснил Витренко.

«Нафтогаз» подал новый иск против «Газпрома» в Стокгольмский арбитраж в начале ноября. В нем шла речь о встречных претензиях украинской стороны в рамках спора с российской компанией по поводу контракта на транзит газа. Сумма исковых требований «Нафтогаза» составила $12,2 млрд.

Министр энергетики России Александр Новак, комментируя это, заявил о необходимости обнулить взаимные претензии и не рождать новых абсурдных исков. В ответ на это председатель правления «Нафтогаза» Андрей Коболев сообщил о готовности украинской компании рассмотреть разные варианты, отметив, что она не собирается идти на обнуление решения арбитража.

Урегулирование взаимных претензий «Газпрома» и «Нафтогаза» — один из основных вопросов, по которому у Украины и России есть принципиальные расхождения в ходе переговоров о продолжении транзита по украинскому маршруту. Действующий транзитный контракт заканчивается в декабре. Сумма претензий Украины к российской компании по уже вынесенным судебным решениям и новым искам превышает $22 млрд. Российская сторона настаивает на обнулении этих требований как обязательном условии для заключения нового соглашения о транзите. Украинское правительство и топ-менеджмент «Нафтогаза» считают это требование несправедливым.