Суд отпустил из-под домашнего ареста топ-менеджера «Траста» Хабарова

Басманный суд Москвы смягчил меру пресечения главному исполнительному директору банка непрофильных активов «Траст» Михаилу Хабарову, обвиняемому в мошенничестве в особо крупном размере, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на пресс-службу суда.

Вместо домашнего ареста топ-менеджеру избрана мера пресечения в виде запрета определенных действий, а именно запрет на выход из дома в ночное время суток без письменного разрешения следователя, а также использование телефона с доступом к интернету и общение с другими фигурантами дела.

В декабре 2021 г. газета «Коммерсантъ» со ссылкой на источники сообщала, что прокуратура отказалась утверждать обвинительное заключение по делу Хабарова. По данным издания, первому заместителю генпрокурора Анатолию Разинкину хватило десяти дней, чтобы вернуть 70 томов уголовного дела в Главное следственное управление СК при том, что максимальный срок для оценки работы следствия составляет 30 суток. Ранее Разинкин направил замглавы СК Эдуарду Кабурнееву требование устранить нарушения в расследовании. Прокуратура пришла к выводу, что в основе расследования лежит «гражданско-правовой спор, искусственно переведенный в уголовную плоскость», сообщил адвокат банкира Владимир Слащев.

Уголовное дело против Хабарова было возбуждено в конце сентября 2020 г. по заявлению его делового партнера — совладельца «Деловых линий» Александра Богатикова. В октябре того же года Хабаров был арестован. В основу обвинения легло заявление Богатикова о том, что Хабаров похитил у него 845 млн руб., принудив заключить соглашение об опционе на передачу 30% в компании «Деловые линии», пригрозив в случае отказа проблемами с налоговыми и правоохранительными органами.

В Генпрокуратуре решили, что следователи не дали должной оценки показаниям потерпевшего, сообщало издание. Если деньги передавались для подкупа должностных лиц, то Богатиков не может быть потерпевшим по делу о взятке. Если же речь идет о мошенничестве, то оно доказывается только его словами. Кроме того, по словам Слащева, прокуратура усмотрела в деле признаки фальсификации Богатиковым доказательств и указала на противоречия в его показаниях, данных в Лондоне и России. В его действиях также усмотрели признаки взяточничества.

Генпрокуратура также нашла противоречия в показаниях совладельца Богатикова. Изначально он утверждал, что передавал Хабарову 845 млн руб. для решения проблем своей компании, которую СК и ФСБ обвиняли в уклонении от уплаты налогов. Однако дело прекратили в связи с погашением недоимки, после чего партнер и обвинил Хабарова в мошенничестве.

Рассылки «Ведомостей» — получайте главные деловые новости на почту

Я хочу подписаться