Как российские топ-менеджеры работают из дома

Какие новые задачи им приходится решать

Пандемия и режим самоизоляции вынудили топ-менеджеров российских компаний перейти на удаленную работу. Мало у кого был опыт дистанционного управления – большинство руководили предприятиями из офиса. К тому же из-за стремительно развивающегося экономического кризиса высшему руководству приходится прикладывать гораздо больше усилий, чем прежде, чтобы удержать предприятия на плаву.

«Ведомости» поинтересовались, как топ-менеджеры предприятий из разных отраслей управляют компаниями дистанционно.

Длинный, длинный день

Опрос, проведенный в апреле службой исследований HeadHunter, показал, что только половина руководителей уверены, что эффективность их команд при управлении из дома не изменилась, 25% полагают, что она упала, и лишь 15% отмечают рост эффективности. В опросе приняли участие 700 работающих соискателей, среди которых было 162 руководителя.

Теперь на знакомство с новостями топ-менеджеры и предприниматели тратят больше времени, чем прежде. До пандемии рабочий день Владислава Чебурашкина, совладельца компании –производителя молочной продукции «Братья Чебурашкины», начинался в 8.30 с обхода цехов. Теперь он начинается раньше – с просмотра 3–4 иностранных телеканалов за завтраком. По мнению Чебурашкина, иностранные новости очень поучительны, потому что в России ситуация развивается с отставанием на несколько недель. Потом Чебурашкин читает российские новости в онлайне и переходит в кабинет. Он отвечает на письма и сообщения, затем просматривает отраслевые новости. Чебурашкин говорит, что каналы сбыта лихорадит, ситуация на рынке меняется ежедневно. Важно поддерживать все процессы на фермах и производстве и отслеживать изменения в поведении потребителей, партнеров и поставщиков.

Большинство собеседников «Ведомостей» рассказали, что трудиться в дистанционном режиме приходится больше часов, чем раньше. Игорь Нечаев, гендиректор компании – производителя минеральных удобрений «Еврохим», рассказал, что и он, и все остальное руководство «Еврохима» работают с перерывом только на сон.

Руководители также признаются, что тяготятся отсутствием живого общения с коллегами, им очень трудно совмещать семейную жизнь с рабочей. Дмитрий Горбачев, директор по развитию бизнес-системы «Северстали», две недели в апреле отработал из дома. Весь день он проводил в детском домике в комнате маленькой дочери, потому что там тише и легче сосредоточиться. «Жена сказала, что я больше проводил времени дома, когда работал в офисе. Работая удаленно, я дома фактически отсутствовал», – рассказывает он. Рабочий день Горбачева во второй половине апреля начинался в 8 часов утра с короткого онлайнового совещания с другими директорами по положению дел в компании, за ним следовали встреча с командой в Skype и обсуждение задач на день. Весь день был насыщен видеозвонками и работой с документами, освобождался Горбачев только в 9 часов вечера, говорит он.

Алексей Андреев, управляющий партнер брендингового агентства Depot, трудится на даче в отдельном кабинете. Его рабочий день растянулся до 12 часов в сутки вместо прежних 8 часов в офисе, но за это время он успевает сделать ту же работу, что успевал сделать раньше за 8 часов: производительность упала, говорит Андреев.

Андрей Филатов, гендиректор SAP в России и СНГ, дома старается работать так же, как и в офисе, – с 9 часов утра до 7 часов вечера. Но признается, что постоянно сидеть в домашнем кабинете тяжело. На работе можно перейти в комнаты для переговоров, сменить обстановку, пообщаться с коллегами, говорит Филатов.

Дистанционная работа размывает границы между личным и рабочим временем, полагает профессор компьютерных наук Дмитрий Зиновьев, из Университета Саффолк в Бостоне. Он почувствовал это на себе, когда студенты стали присылать электронные письма с вопросами и обращаться за советом через Zoom практически в любое время суток. Людям, работающим удаленно, только кажется, что у них стало больше свободного времени, и эта иллюзия приводит к ошибкам в планировании и усиливает прокрастинацию, говорит Зиновьев.

Но свободного времени у топ-менеджеров, работающих удаленно, стало меньше – по объективным причинам.

Новые задачи

Илья Корженовский, гендиректор «Воронежсинтезкаучука» (входит в «Сибур»), выделил две главных задачи, которыми ему приходится заниматься в дистанционном режиме: обеспечивать бесперебойность производства и безопасность производственного персонала, продолжающего трудиться в цехах. Решать первую помогает высокая степень цифровизации производства, говорит Корженовский. Справиться со второй – вовремя принятые превентивные меры: обязательная термометрия всего производственного персонала, дезинфекция помещений, доставка сотрудников на работу специальными автобусами, которые проходят санитарную обработку после каждого рейса, и т. п. По словам Корженовского, на удаленной работе ему не хватает обходов производства, общения с рабочими в цехах, а также неформальных бесед на рабочие темы с коллегами в коридорах и столовой.

Ввод процедур соблюдения безопасности и контроль за ними – большой вызов для топ-менеджмента производственной компании, полагает Нил Старрок, президент PepsiCo в России и СНГ. Сам Старрок регулярно проводит в онлайне 25-минутные совещания и обсуждает с топ-менеджерами 6–7 самых горячих тем дня, в том числе соблюдение правил безопасности.

Евгений Демин, совладелец и гендиректор компании – производителя зубной пасты Splat, среди задач, которые требуют сейчас его повышенного внимания, называет диверсификацию производства. По его словам, после ажиотажного спроса на товары первой необходимости, в том числе на зубную пасту, в феврале – марте продажи ожидаемо упали в апреле. И Splat занялась разработкой востребованных сейчас санитайзеров. В конце апреля начались первые поставки продукта в сети и работа вошла в более привычное русло, говорит Демин.

Группа «М.видео-Эльдорадо» превратилась в онлайн-ритейлера за считанные дни, рассказал управляющий директор сети Сергей Ли: все операции с покупателями перешли в онлайн, число курьерских доставок за пару недель выросло в несколько раз, вдвое вырос трафик сайта, а офлайновые розничные точки начали работать в нескольких разных форматах. В зависимости от ограничительных мер в конкретном регионе это может быть пункт выдачи онлайн-заказов, мини-склад или салон связи. По словам Ли, управление сильно усложнилось, потому что раньше у «Эльдорадо» было только два формата магазинов – онлайновый и офлайновый, а теперь их шесть. Он уверяет, что никогда прежде ему не приходилось запускать столько новых проектов одновременно, как в последние три недели. Полностью перейти на удаленный режим у него не получилось. Как и раньше, Ли вместе с менеджерами, отвечающими за работу магазинов, ездит и проверяет, как функционируют розничные точки.

Рабочий день партнера и содиректора издательства МИФ Дмитрия Утробина состоит из сплошных совещаний. За 8 часов рабочего дня он проводит до 10 встреч, обсуждая с коллегами изменения в работе с портфелем книг. Утробин говорит, что до пандемии издательство экспериментировало с разными проектами, но теперь сосредоточилось только на тех, что с наибольшей вероятностью принесут выручку, а также начало развивать направление онлайн-курсов.

Общение с властями

Сегодня руководителям среднего и крупного бизнеса приходится активнее общаться с органами власти, чем раньше. Нечаев уже месяц проводит регулярные онлайн-совещания с топ-менеджментом и с главами городов и районов, где находятся заводы «Еврохима». Компания создала оперативный штаб по противодействию распространению заражения коронавирусной инфекцией, он решает проблемы на местах и координирует сотрудничество с муниципалитетами. Например, в Ковдоре Мурманской области по просьбе районных властей «Еврохим» приобрел специальный автомобиль для дезинфекции улиц города, приводит Нечаев пример совместной работы компании и властей.

Больше, чем обычно, сейчас общается с органами власти и Чебурашкин. Его фермы расположены в Подмосковье. Районные и областные чиновники стали чаще присылать вопросы о производстве, продажах, ассортименте, кадрах, зарплатах – для сбора оперативной обратной связи. Они также информируют о мерах поддержки, присылают запросы на участие в обсуждениях, предписания и требования, говорит предприниматель.

Клиенты и их страхи

Больше времени у топ-менеджеров, руководящих компаниями удаленно, стало уходить и на переговоры с клиентами. Хотя те чаще всего откладывают подписание договоров до того момента, когда это можно будет сделать очно.

Олег Гощанский, управляющий партнер и предправления КПМГ в России и СНГ, отмечает, что его рабочий день стал гораздо насыщеннее. Ему приходится принимать нестандартные решения как по управлению бизнесом КПМГ, так и по продуктам для клиентов – у одних проблемы с логистикой поставок, другие не могут договориться с кредиторами о реструктуризации, третьи консультируются, как получить налоговую льготу, говорит Гощанский.

Владимир Сакович, гендиректор Skolkovo Ventures, каждый день с 9 часов утра до 7 часов вечера ведет онлайн-переговоры с инвесторами, обсуждает инвестпроекты, но до подписания сделок дело доходит реже. По его словам, инвесторы не понимают, какова глубина кризиса, и откладывают многие окончательные решения на потом.

Виртуальная кухня

А еще топ-менеджерам приходится прикладывать больше усилий, чем раньше, чтобы мобилизовать сотрудников. Алексей Андреев из Depot создал в программе Discord (мессенджере с поддержкой видеоконференций) виртуальный офис из четырех этажей – с переговорными, кабинетами, зоной отдыха и кухней. Теперь он назначает встречи то в виртуальной переговорной на четвертом этаже, то в зале для конференций на первом. По его мнению, привычные процедуры помогают 70 сотрудникам компании сохранить конструктивное рабочее настроение. С этой же целью проводится зарядка – йога и вечерние виртуальные встречи.

Старрок выступил на виртуальной конференции перед 4000 сотрудников бэк-офиса и отделов продаж PepsiCo из разных регионов. Компания одновременно запускала множество новых процедур обеспечения безопасности персонала более чем на 30 производственных площадках и более чем в сотне офисов продаж и дистрибуции PepsiCo и хотела получить обратную связь от сотрудников. Старрок произнес речь на русском, что было для него испытанием, а потом отвечал на вопросы. Ему задали больше сотни вопросов, во время конференции он успел ответить на 15. На остальные вопросы сотрудники получили письменные ответы в чате.

Большинство собеседников «Ведомостей» с нетерпением ждут, когда можно будет вернуться в офисы. Онлайновое общение не заменит офлайнового, уверен Чебурашкин, но вопросы не первой важности можно и в будущем обсуждать в режиме видеоконференций. А Горбачев из «Северстали» говорит, что будет работать только в офисе. Лучше работать в офисе, а дома – отдыхать, считает он.

Другие материалы в сюжете