Как компании обходят санкции в отношении России

За год с прошлого Петербургского экономического форума бизнесмены приспособились к «новой норме» в западно-российских отношениях
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Год назад одним из главных вопросов, который обсуждали на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) руководители многих российских и ряда приехавших на него зарубежных компаний, были перспективы развития бизнеса после введения санкций Соединенными Штатами и Европейским союзом, которые объявили о визовых ограничениях и заморозке активов ряда российских политиков и компаний. Позднее, в конце июля и в сентябре, Запад ввел секторальные санкции, которые закрыли для крупных российских компаний и банков доступ на рынки капитала, ограничили поставки технологий и оборудования военного и двойного назначения, запретили определенные виды сотрудничества в энергетической сфере.

Как выясняется, для работающих в России американских и европейских компаний жизнь в условиях новой нормы оказалась более сносной, пусть и сопряженной с бóльшими рисками и сложностями, чем опасались их руководители год назад. Хотя у банков, по словам их представителей, бизнес практически остановился, этого нельзя сказать о многих компаниях из других секторов. «Товары и услуги, в теории подпадающие под санкции, в реальности могут и поставляться. Компании, похоже, находят обходные пути. И совершенно очевидно, что [некоторые западные правительства] закрывают на это глаза, – говорит Крис Уифер, основатель Macro-Advisory. – Думаю, основной посыл здесь такой: если не будешь слишком высовываться, все у тебя будет в порядке».

Хотя юристов и специалистов по соблюдению регулирующих и законодательных норм покорежили бы такие слова, подобную позицию разделяют сотрудники отделов продаж многих иностранных компаний в России. «Есть законные, полузаконные и незаконные способы [обхода санкций], и все они широко распространены», – говорит высокопоставленный сотрудник зарубежной бизнес-ассоциации в Москве. По словам менеджеров двух иностранных компаний, они теперь перенаправляют экспорт некоторых товаров в Россию через страны, не вводившие санкции: одна – через Турцию, вторая – через Бразилию.

Владимир Путинпрезидент России, на ПМЭФ-2014
«(Инвесторам) Думайте о своих выгодах и о возможных дивидендах работы в России, не поддавайтесь давлению, шантажу, – идите своим путем, и вы добьетесь успеха, а мы вам будем помогать».

Как рассказал менеджер европейской энергетической компании, некоторые из ее конкурентов теперь иногда выполняют на заводах в третьих странах поступающие из России заказы, которые в противном случае попали бы под ограничение поставок продукции двойного назначения. В частности, по его словам, для этого используются заводы в Китае и Индии.

Один из наиболее популярных обходных путей – создание попавшими под санкции российскими компаниями других компаний для закупки соответствующей продукции на Западе. Как рассказал работающий в России менеджер по продажам одной французской компании, после того как его компания проинформировала в феврале российскую госкомпанию, которая давно была ее клиентом, что не может поставить ей запрошенное оборудование, вскоре с ней связалась другая российская компания, попросившая ровно о такой же сделке. «Мы ранее никогда не слышали ни о ней, ни о ее акционерах, но они попросили точно такую же продукцию, что и наш предыдущий клиент, они знали спецификацию, цену и с кем нужно об этом разговаривать, – рассказывает менеджер. – Мы провели быструю проверку и выяснили, что ни один акционер из реестра этой компании не входит ни в один черный список. Это все, что мы можем сделать, хотя в общем-то мы можем догадываться, что тут происходит».

По словам юристов, все подобные операции могут привести к проблемам. «Тактика страуса», при которой вы заявляете, что не знали конечного владельца, не работает», – говорит Брайан Зимблер, управляющий партнер американской юридической фирмы Morgan Lewis в Москве.

Иностранным компаниям также бывает сложно убедить своих российских сотрудников не рисковать. Об этом говорит Доминик Сандерс, партнер британской юридической компании Linklaters в Москве, поясняя: тем сложно понять, что их коллеги – граждане стран ЕС могут быть обвинены в уголовном преступлении. «Российские сотрудники иностранных компаний читают российские газеты. Они воспринимают заявления, что все это скоро закончится, и решают, что пойдут на этот риск как на любой другой коммерческий риск», – говорит Сандерс.

Наказания не будет

В отличие от 2014 г., когда Белый дом от лица президента США Барака Обамы призвал американских бизнесменов бойкотировать Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ), сегодня запрета на его посещение нет, утверждают чиновники и бизнесмены из США. По словам одного из дипломатов, власти по-прежнему не поощряют присутствие руководителей американских компаний на форуме, «но если те не спросят [стоит ли им ехать], ничего не будет». Два топ-менеджера американских компаний, работающих в России, подтвердили, что правительственные чиновники сказали им: если их генеральные директора поедут на форум, «никакого наказания не будет». ПМЭФ открывается 18 июня. Согласно предварительному списку, с которым ознакомилась Financial Times, на нем будут председатели советов директоров AT Kearney, Boston Consulting Group, PwC, EY. Также в нем собираются принять участие генеральные директора Royal Dutch Shell, BP, Total, Societe Generale, Metro, Carlsberg и ряда других ведущих европейских транснациональных корпораций. Правда, некоторые компании сохраняют осторожность. Так, PepsiCo, для которой Россия — второй по величине рынок после США, отправит туда руководителя европейского подразделения, а Telenor пошлет исполнительного вице-президента. На ПМЭФ будет немало представителей компаний из стран Азии, Латинской Америки, Ближнего Востока, в том числе Аргентины, Китая (включая основателя Alibaba Джека Ма), Индии, Ирана, Монголии, Турции, Чада, Ямайки и др.

СвернутьПрочитать полный текст

Разбираться с санкциями компаниям помогают и изменения в регулировании. В энергетическом секторе европейские власти одобрили некоторые проекты, связанные с сотрудничеством европейских компаний с российскими; по словам источника в отрасли, фактически они даже получат возможность работать в Арктике, хотя формально им запрещено помогать российским госкомпаниям добывать там нефть и газ.

На стартующем 18 июня Петербургском форуме может быть объявлено о покупке британской ВР у «Роснефти» 20% в проекте по разработке сибирского месторождения Таас-Юрях за $700 млн. И если санкции США имеют обратную силу (поэтому ExxonMobil пришлось заморозить 9 из 10 проектов с «Роснефтью»), то европейские – нет. Поэтому европейские власти дали добро Eni и Statoil на продолжение работ в проектах с «Роснефтью», а Shell, сотрудничающая с «Газпром нефтью» в проекте «Салым петролеум», получила согласие Нидерландов на работу и в других российских проектах.

Офис по контролю за иностранными активами министерства финансов США, который следит за исполнением санкций, пояснил банкам и экспортерам, что российские компании, попавшие под секторальные санкции, все-таки могут регулярно привлекать кредиты на срок до 30 дней, если каждый раз полностью погашают их в срок. «Фактически это разрешение постоянно давать им кредиты в виде 30-дневных траншей», – говорит Зимблер.

По словам источников в банковской и энергетической отраслях, западные трейдинговые компании пользуются этим разрешением. «Мы настаиваем, чтобы между этими 30-дневными кредитами всегда был перерыв в 3–5 дней, потому что не хотим, чтобы создавалось впечатление, будто мы следуем только букве, а не духу [санкций], – говорит старший риск-менеджер иностранного банка в Москве. – Но мы знаем, что некоторые нефтетрейдеры это делают».

Перевел Михаил Оверченко