Экономика
Бесплатный
Фердинандо Джулиано

Центробанки Европы экспериментируют с отрицательными процентными ставками

Это наименее изученный инструмент денежной политики, есть опасения по поводу обоснованности риска

Долгие годы отношение центральных банков к возможности установления отрицательных процентных ставок соответствовало общепринятому представлению о том, что температура не может опуститься ниже абсолютного нуля. Им казалось, что они не могут их ввести, иначе вкладчики будут попросту забирать деньги из банков и хранить наличные. Однако риск дефляции заставил центробанки еврозоны, Дании, Швеции и Швейцарии опустить процентные ставки ниже нуля. Поэтому вопрос теперь не в том, возможны ли отрицательные ставки, а в том, насколько низкими они могут быть.

Критики опасаются, что подобные беспрецедентные эксперименты с процентными ставками могут привести к необоснованным побочным эффектам – образованию пузырей на рынках и серьезным сбоям в работе банковской системы. «Отрицательные ставки – это инструмент денежной политики, о котором мы знаем меньше всего», – говорит экономист Лондонской бизнес-школы Лукреция Рейхлин. Их необходимо рассматривать только как экстренную, временную меру, добавляет она.

Первым отрицательные процентные ставки после мирового финансового кризиса ввел центробанк Дании. В июле 2012 г. он начал взимать с коммерческих банков 0,2% за хранение депозитов. Это было необходимо для сохранения привязки курса датской кроны к евро. Однако эксперимент приобрел совершенно иной масштаб в конце прошлого – начале этого года, когда ЕЦБ опустил ставку по депозитам до -0,2% и объявил о программе денежного стимулирования. Это заставило центробанки соседних стран сильно увести процентные ставки на отрицательную территорию, чтобы избежать риска широкомасштабного притока капитала.

В результате в январе центробанк Швейцарии опустил ставку по депозитам до -0,75%, а центробанк Швеции ключевую процентную ставку репо – до -0,25% в марте. Банк Дании, который ранее ненадолго сделал ставки положительными, теперь взимает с коммерческих банков за хранение денег 0,75%.

Вероятность появления отрицательных ставок растет, поскольку у хранения и страхования денег существует цена, говорят экономисты. Вкладчики будут продолжать хранить деньги на банковских счетах, пока это дешевле, чем в депозитных ячейках. Возможно, они будут готовы платить и больше, поскольку так деньги удобнее использовать для платежей. По словам Марвина Барта, начальника отдела валютного анализа Barclays в Европе, это можно увидеть на примере комиссий, которые эмитенты кредитных карт взимают с магазинов и пользователей. «Эти комиссии в среднем составляют 2-3%, поэтому вполне возможны отрицательные процентные ставки на уровне 2-3%», – считает он.

Хотя у центробанков есть экономические основания для введения отрицательных ставок, у этого процесса есть политические ограничения. До сих пор они взимали плату только с части резервов коммерческих банков, что позволяло тем облагать комиссией депозиты вкладчиков. Но чем больше банки будут платить, тем меньше они будут готовы щадить клиентов. «Ни один центральный банк не хочет первым ввести новый налог на своих граждан», – отмечает Барт.

На практике вопрос предела снижения процентных ставок зависит от эффективности используемых мер по стимулированию экономического роста и ускорению инфляции. Но ситуация на континенте неоднозначна. Так, в Дании, где целью центробанка является защита привязки курса кроны к евро, стратегия отрицательных ставок работает. Поэтому нет причин для их дальнейшего понижения, утверждает главный экономист Danske Bank Стен Босиан: «Главный вопрос в том, когда центробанк начнет поднимать ставки. По нашим прогнозам, это произойдет в ближайшие три-шесть месяцев».

Но в соседней Швеции ситуация сложнее. В мае индекс потребительских цен там вырос на 0,1% (в апреле снизился на 0,2%), но многие аналитики полагают, что центробанку придется предпринять дополнительные шаги для ускорения инфляции. С аналогичными проблемами сталкивается и Национальный банк Швейцарии, который в этом году возобновил покупку иностранной валюты ради снижения курса франка, увеличения экспорта и борьбы с дефляцией, составляющей -1,2%. Мирия Кириаку из Bank of America Merrill Lynch не исключает, что ему придется еще сильнее увести процентные ставки на отрицательную территорию.

В конечном счете денежная политика в этих европейских странах, не входящих в еврозону, может зависеть от ЕЦБ. Его руководители исключили дальнейшее понижение ставки по депозитам (сейчас она равна -0,2%), и экономика региона в I квартале ускорилась, поэтому аналитики полагают, что ЕЦБ не придется этого делать. «На данном этапе ЕЦБ может быть доволен нынешней ситуацией», - говорит Жиль Моэ из Bank of America Merrill Lynch.

Перевел Алексей Невельский

Читать ещё
Preloader more