Кудрин обосновал пользу досрочных президентских выборов

По его оценке, новый мандат доверия позволил бы провести радикальные реформы
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

На первой панельной сессии Петербургского экономического форума 18 июня "Экономика: честные ответы на злободневные вопросы" первый вице-премьер Игорь Шувалов, президент Сбербанка Герман Греф и председатель Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин пытались дать те самые ответы.

Все трое играли важную роль в изменениях, происходивших последние 15 лет, напомнил модератор, главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков, а теперь как раз представляют три разные стороны – государство, вырабатывающее экономическую политику, бизнес, который на нее реагирует, и экспертное сообщество. 

Один из наиболее конкретных ответов на вопрос "что делать?" дал Кудрин: по примеру президента Казахстана Нурсултана Назарбаева провести президентские выборы досрочно, как и думские, а затем представить долгосрочную программу реформ "100 шагов". "Структурные реформы – это не просто написать хороший документ. Нужна политическая воля, нужна команда, нужен президент, который все эти точки разделяет <...> Почему бы нам, мне кажется, если мы выборы Думы приближаем, не приблизить выборы президента и не объявить новую программу реформ, которую легче проводить с мандатом доверия?" – сказал Кудрин.

Программы без будущего

Программа действий уже есть, напомнил Шувалов. В качестве реактивного инструмента был утвержден антикризисный план правительства, а программа решения структурных проблем заложена в Основных направлениях деятельности правительства (ОНДП). Неплохо, что такие программные документы есть, признал Кудрин, но и ОНДП рассчитаны лишь на три года, а за такой срок структурные проблемы не решаются. Греф призвал смотреть еще дальше в будущее: "Мы обсуждаем ситуацию, которая была вчера, но никто не обсуждает, что будет завтра". В мире складываются зоны инновационной экономики: Силиконовая долина в США, кластеры в Израиле, Сингапуре, Скандинавии, перечислял он. А в России отток капитала и, что страшнее, – отток интеллектуального капитала, сетовал он: говорить о проблемах вчерашнего дня уже "неинтересно".

Кризис не поможет

Кризис – все же не лучшее и не самое удобное время для реформ, признали все три участника дискуссии. Это проблемы с капиталом, а без него не сможет развиваться инфраструктура, не идут инвестиции, напомнил Греф. "Единственное, что дает кризис, – это мощный стимул к тому, чтобы наконец большое количество людей среди управленцев в государстве и в бизнесе наконец были обязаны совершать какие-то изменения, потому что нормальное качество любого менеджера – это каждый день делать какие-то перемены", – сказал президент Сбербанка. Ведь кризис – всегда результат плохого менеджмента, как в личной жизни, так и в экономике: "Если печеночка пошаливает, значит, вы где-то злоупотребляли".

Хуже другое: мало того, что не строится что-то новое и лучшее, ухудшаются имеющиеся условия, продолжал Греф: растет налоговое бремя, административные барьеры, ухудшается климат для инвесторов.

Отдельные действия перечеркивают все попытки выйти из кризиса, указал Кудрин: например, деофшоризация росту не поможет, а проверочная нагрузка на бизнес вырастет. "Где-то работает генератор идей запретительного и ограничительного характера", – констатировал он.

Правительство под президентом

От намеков Кудрин прямо перешел к критике парламентских инициатив, ухудшающих инвестиционный климат, и обратился к Шувалову: если Дмитрий Медведев одновременно возглавляет и правительство, и партию "Единая Россия", как соотносится порой разнонаправленная работа исполнительной и законодательной ветвей власти? Шувалов в ответ признался, что у него самого отношения с парламентом непростые, постоянно приходится в чем-то убеждать, но и Медведев не руководит правительством исходя из установок "Единой России". "У нас правительство под президентом", – завершил свое объяснение Шувалов.

Разворот на Восток

"Нет никакого разворота на Восток, мы просто сейчас работаем в условиях, когда действительно у нас есть ограничения по торговле с западным миром, но это предложено не Российской Федерацией, – заявил Шувалов. – У нас никогда не было повестки, что мы должны сворачивать свою торговлю с западным миром. Поэтому все, кто говорят вот именно так, – это неправильная интерпретация".

Неожиданного разворота российской политики на Восток и не было, крупные контракты с Китаем, после которых заговорили о «развороте на Восток», готовились несколько месяцев, а то и лет, это был подготовленный шаг, а не вынужденный из-за санкций, говорит топ-менеджер крупной российской сырьевой компании. «Мне кажется, позиция России всегда была – находиться где-то между Западом и Востоком, чтобы они не подружились», – добавляет он.