Экономика
Бесплатный
Ольга Кувшинова
Статья опубликована в № 3933 от 07.10.2015 под заголовком: Приспособление к низости

МВФ: Миру нужно приспособиться к низким ценам на сырье

Рецепт адаптации – сочетание разумного бюджетного стимула и институциональных реформ

МВФ ухудшил прогноз роста мировой экономики на 2015 и 2016 гг. из-за снижения сырьевых цен (см. таблицу): адаптироваться к их низкому уровню предстоит всему миру. 2015 год станет пятым годом замедления мирового роста, в 2016 г. МВФ ожидает ускорения, но риски все еще высоки, а активный синхронизированный подъем остается недосягаемым, говорится в докладе.

Мировая экономика попала в порочный круг, пишет МВФ: темп ее роста замедляется из-за низкой производительности, производительность низка из-за недостаточного уровня инвестиций, инвестиции не растут из-за недостатка спроса, а спрос остается низким из-за замедления экономического роста. В одних странах дополнительный фактор, ограничивающий инвестиции, – старение населения, в других – институциональные недостатки или политическая нестабильность. И на все страны влияют три мощных фактора, перечислил главный экономист МВФ Морис Обстфельд: снижение цен на сырье, трансформация экономики Китая и предстоящее повышение ставок в США.

Рост остается неравномерным: развитые страны растут быстрее, чем в недавнем прошлом, развивающиеся, наоборот, замедляются. Ускорению развитых стран, в большинстве своем импортеров сырья, способствует снижение цен на нефть и мягкая денежная политика, но зеркальное замедление развивающихся стран снижает спрос на экспорт товаров из развитых экономик. Нефтяные фьючерсы указывают, что среднегодовая цена барреля Brent в 2016 г. снизится до $50,36 с $51,62 в 2015 г., а в 2017 г. вырастет до $55,42, пишет МВФ. Период низких цен на сырьевые товары будет затяжным, предупредила на днях директор МВФ Кристин Лагард, призвав политиков стран-экспортеров приспосабливаться к новым условиям: у кого есть резервы – использовать их для смягчения адаптации, у кого нет – пересматривать бюджетные приоритеты, позаботившись о защите наиболее нуждающихся. У стран-экспортеров перспективы наихудшие: из-за снижения цен на сырьевые товары темпы роста стран, экспортирующих биржевые товары, в 2015–2017 гг. будут ежегодно сокращаться на 1 п. п., а темпы роста стран, экспортирующих энергоносители, – на 2,25 п. п. Это замедление не только циклическое, но и структурное, а значит, экономическая политика должна заключаться не только в поддержке спроса – возможность которой к тому же у многих стран ограничена нехваткой бюджетных средств и риском ускорения инфляции, – но прежде всего в реформах, нацеленных на повышение инвестиций и ускорение роста производительности, пишет МВФ.

МВФ ухудшил прогноз по России на 2015 г., в 2016 г. теперь ожидает не околонулевого роста, а спада. Накануне аналогичные изменения сделал Всемирный банк. Двухлетней рецессии ожидает и российский ЦБ, к этому же склоняются эксперты: недавно обновившие прогнозы участники консенсуса Bloomberg ожидают спада в 2016 г. в среднем на 0,1% (с учетом более ранних прогнозов консенсус предполагал рост на 0,3% в 2016 г. после спада на 3,8% в 2015 г.). Минэкономразвития остается оптимистом: после спада на 3,9% в этом году ожидает в 2016 г. роста на 0,7%, говорил министр Алексей Улюкаев об обновленном прогнозе.

Исходя из прогноза МВФ, экономика России к 2017 г. останется ниже уровня 2012 г., а средний темп за 2014–2016 гг. составит минус 1,3%. Нефтяной шок стоил экономике потери $150 млрд (12% ВВП) нефтегазовых доходов бюджета и $50 млрд (4% ВВП) притока капитала, посчитал руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич. Но, по его мнению, адаптация экономики – за счет бюджетного ужесточения и умеренно жесткой политики ЦБ – в целом успешна и завершится в этом году, основная проблема – среднесрочные и долгосрочные перспективы. Рост заблокирован слабостью рыночных институтов, сращиванием бизнеса с государством и экономической политикой, замкнутой на распределение бюджетных ресурсов вместо создания стимулов для инвестиций и развития, перечислил он на конференции Ассоциации независимых центров экономического анализа. Без решения этой проблемы долгосрочный потенциал роста России – 1–2% в год, заключил Гурвич: «Или реформы – или путь в провинциальные экономики». Амбиции правительства должны бы быть выражены в том, чтобы Россия в среднесрочном периоде сохраняла свою долю в мировой торговле и ВВП, считает президент РСПП Александр Шохин: год назад на саммите G20 страны решили повысить темпы мировой экономики на 2,5 п. п. в сравнении с текущими 3–4%, и России, чтобы не отстать, нужно расти на 4–5%. Радикальное улучшение делового климата, в частности реформирование контроля и надзора, – тоже фактор роста, указал Шохин, уже в 2016 г., при прогнозе роста на 0,5–0,7%, темпы за счет улучшения деловой среды могли бы возрасти и до 1%.

С начала 1990-х среднегодовой темп роста России составил 0,7%, посчитал главный экономист ВЭБа Андрей Клепач: «Мы стагнируем уже 24 года – это провал всех экономических моделей». К созданию новой модели надо подходить аккуратно, справедливый суд и честная полиция – это хорошо, но отказ от бюджетного и монетарного стимулирования спроса – путь в тупик, возразил он Гурвичу. Так, при продлении замораживания индексации зарплат бюджетного сектора они к 2018 г. вернутся на стартовый уровень 2012 г., все повышение будет нивелировано, сказал Клепач: «Если это адаптация – то за счет деградации экономики и социально ориентированных секторов».