Экономика
Бесплатный
Маргарита Папченкова|Алина Фадеева
Статья опубликована в № 3959 от 13.11.2015 под заголовком: Скидка на Россию

Центробанк предупредил о рисках для бюджета

Поставки с Востока давят на котировки российской нефти

В четверг ЦБ в бюллетене «О чем говорят тренды» предупредил о дополнительных рисках для бюджета – они связаны с ценами на российскую нефть Urals. Дисконт Urals с поставкой в Роттердам к Brent вырос до $3,35, обычно же он не превышал $2, пишет ЦБ. Причина – увеличение предложения: Саудовская Аравия в октябре начала поставки нефти в Польшу, традиционный регион для российской нефти.

Минфин согласен с ЦБ в оценках бюджетных рисков. Баррель Brent в четверг стоил $44,6, цена Urals колеблется в районе $42. Бюджет-2016 верстался исходя из цены Urals в $50. «Но есть риск такого сценария: низкосернистая нефть вроде Brent и WTI будет чувствовать себя лучше вследствие снижения добычи в США, а высокосернистая нефть вроде Urals будет под давлением роста поставок из Саудовской Аравии, Ирака и Ирана», – пояснил «Ведомостям» замминистра финансов Максим Орешкин. Уже за последний месяц спред между котировками Brent и Urals приближался к $4, замечает он.

В таком случае, продолжает Орешкин, доходы бюджета могут оказаться ниже прогнозируемых (13,6 трлн руб.): более низкие цены будут компенсированы более слабым рублем, но не в полной мере. По его оценке, при сохранении цены на текущих уровнях (около $42) и курса в диапазоне 65–66 руб./$ выпадающие доходы могут достичь 800–900 млрд руб. Минфин предупредил о таких рисках правительство в письме, писал «Коммерсантъ» со ссылкой на неназванные источники. Факт письма «Ведомостям» подтвердил участник бюджетных совещаний.

Минэкономразвития и Минфин долго спорили, на основе какой цены нефти верстать бюджет. При прогнозе Urals ориентировались на конъюнктуру на всем рынке, а не в отдельных сегментах, а также на традиционный спред между сортами, объясняет федеральный чиновник. Дополнительный дисконт в $1,35 в 2016 г. может обойтись бюджету в 200 млрд руб. (при курсе 63,5 руб./$), оценивает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук.

Параметры бюджета на 2016 г. из-за этих рисков меняться не будут, говорит высокопоставленный чиновник. Орешкин призывает учитывать риски структурного изменения спреда Urals к Brent хотя бы при формировании бюджета на 2017–2018 гг. Есть риски, что резервный фонд будет исчерпан еще быстрее, чем ожидается, и придется ускоренными темпами тратить ФНБ, предупреждают чиновники финансового блока.

Аналитики расходятся в оценках. Последние три года средний спред между Brent и Urals составил примерно $1,2, приводит данные директор нефтегазового московского центра EY Денис Борисов. В 2006–2008 гг. – $3,2, в 2004–2005 гг. – более $4, вспоминает гендиректор Vygon Consulting Григорий Выгон. «Исходя из ценности нефти дифференциал должен составлять $2–3, но все зависит от спроса и предложения», – объясняет консультант Vygon Consulting Дарья Козлова. В январе 2012 г. было введено эмбарго ЕС на поставки нефти из Ирана (аналог Urals по плотности и сере), снижение предложения и уменьшило спред, но одно только соглашение о снятии санкций в июле 2015 г. расширило его с нулевых значений до $1–1,5 даже до начала поставок, продолжает она, нефть от саудитов еще больше увеличит спред.

В долгосрочном плане риски для Urals преувеличены, считает Выгон: арабы сейчас продают нефть на нетрадиционных для себя рынках из-за избытка нефти, но в дальнейшем европейские НПЗ не смогут заместить российскую нефть арабской, так как она будет дороже. При поставках в Европу из региона Персидского залива транспортные расходы гораздо выше, поэтому саудиты не смогут долго удерживать цены на этом рынке ниже российских или даже на том же уровне, продолжает он: мы сегодня для Европы безальтернативны и по трубопроводным поставкам, и по морским.

Есть закономерность, отмечает Борисов, спред расширялся в отдельные периоды: например, в 2004–2005 гг. или в первой половине 2011 г. В определенных условиях НПЗ готовы доплачивать за качество нефти больше обычного, считает он. Прогнозировать сложно, осторожен Полищук, не исключено, что Иран может прийти вслед за саудитами на традиционные российские рынки, а может поставлять нефть в США и Азию.