Экономика
Бесплатный
Маргарита Папченкова|Юрий Нехайчук
Статья опубликована в № 3960 от 16.11.2015 под заголовком: Банк плохих долгов

Экономический блок правительства и ЦБ пока не готовы поддержать ВЭБ на 1,5 трлн рублей

А вот проблемные активы госкорпорации могут перейти государству

Об идее докапитализировать ВЭБ на 1,5 трлн руб. с помощью ОФЗ и передать государству проблемные активы написал в пятницу «Коммерсантъ» со ссылкой на участников совещания у первого вице-премьера Игоря Шувалова. ВЭБ должен получить и право закладывать эти ОФЗ по репо с ЦБ. Помощь ВЭБу обсуждается секретно и уже после внесения бюджета-2016 в Госдуму.

Минфин выступит против, уверяют три его чиновника. «Обсуждаем разные варианты, схему с ОФЗ не поддерживаем», – говорит высокопоставленный чиновник финансового блока. Это сильно увеличит госдолг, добавляет его коллега.

По похожей схеме государство поддерживало банки, выделив в прошлом году на их докапитализацию 1 трлн руб. в виде ОФЗ (затем сумма была снижена). Но сейчас схема очень сильно смахивает на эмиссию, признают чиновники. ВЭБу не нужны ОФЗ в капитал, у него нет нормативов по достаточности капитала, как у коммерческих банков, объясняет один из чиновников, госкорпорации нужны деньги ЦБ под залог бумаг, чтобы платить по долгам. Придется просто напечатать деньги, если ЦБ согласится увеличивать лимиты под такие сделки репо, продолжает чиновник.

ЦБ же против схемы, знают два чиновника. Дискуссия по докапитализации ВЭБа продолжается, заявила председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. Представитель ЦБ отказался от комментариев.

В администрации президента к схеме с ОФЗ тоже относятся настороженно, говорит один из чиновников, обсуждается поддержка без выпуска бумаг. Другой чиновник считает приемлемой поддержку ВЭБа для выполнения им текущих обязательств – для этого могут потребоваться деньги, но гораздо меньше 1,5 трлн руб.

В ответ на вопрос, сколько ВЭБу предстоит погасить по внешним долгам, его представитель прислал высказывания председателя госкорпорации Владимира Дмитриева весной: $2,5 млрд, «пик погашений придется на III–IV кварталы», в их числе – синдицированный кредит на $800 млн (общий внешний долг – $9 млрд). Замминистра финансов Алексей Моисеев в пятницу заверил, что ВЭБ рассчитается по всем обязательствам в этом году – все решения для этого будут приняты.

Опрошенные чиновники утверждают, что заливать деньгами ВЭБ не будут. «Решено провести масштабную реструктуризацию его активов», – говорит высокопоставленный чиновник. Иначе эта «черная дыра» будет вечно тянуть деньги, добавляет другой чиновник. Обсуждается идея передать ряд проблемных активов ВЭБа государству. Ни Минфин, ни администрация президента в целом не против, говорят участники дискуссии.

Токсичный капитал

Существенная часть проблемных активов – украинские кредиты (суммарный риск на Украину – около $11 млрд), отмечает Лопатин, кредиты на сочинские объекты – около 220 млрд руб. на конец июня, покрытие их резервами – около 40%.

Представители Минфина и Росимущества не ответили на запрос. Представители Шувалова (который, по словам чиновников, поддерживает идею докапитализации) и ВЭБа отказались от комментариев.

"Точно есть консенсус, что для поддержки ВЭба выпуска ОФЗ в таком большом объеме не потребуется", - сказал помощник президента Андрей Белоусов, отвечая на вопрос, есть ли решение выделить 1,5 трлн руб. Внешкономбанку. О каких суммах идет речь, он не уточнил. Окончательный план по поддержке ВЭБа будет сформирован и представлен премьер-министру на следующей неделе, после его возвращения их командировки, рассказал Белоусов.

Докапитализация необходима на фоне большого объема неработающих кредитов, в том числе связанных с олимпийскими стройками, а также проблемами «Трансаэро» (у нее обязательства перед «ВЭБ лизингом»), отмечает Карен Вартапетов из S&P. Последние годы госкорпорация постоянно получала помощь – из бюджета, ФНБ, от ЦБ. Есть проблема с финансированием, доступ к внешним рынкам перекрыт санкциями, говорит Антон Лопатин из Fitch Ratings. На рынке восемь выпусков ВЭБа в долларах, два – в евро, один – в швейцарских франках, ближайшая дата погашения – февраль 2016 г. – выпуск на 500 млн швейцарских франков.

ВЭБу нужны ОФЗ как источник не только ликвидности, но и капитала. Это позволит создать резерв и/или списать проблемные кредиты, связанные с олимпийскими проектами, а также с «ВЭБ лизингом», объясняет аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай. Хотя формально ВЭБ не должен соответствовать требованиям по капиталу, этот норматив заложен в ковенанты выпусков евробондов, объясняет сотрудник госкорпорации.

Само по себе выделение ОФЗ – техническая операция, но увеличение бюджетной помощи госинституту может оказать давление на рейтинги России, продолжает Порывай. Дальнейшие последствия зависят от того, как ВЭБ использует бумаги. Первый вариант: ВЭБ привлекает у ЦБ под ОФЗ рубли и конвертирует их для погашения внешних долгов – это будет означать денежную эмиссию, которая негативно скажется на инфляции и курсе рубля, но влияние будет зависеть от суммы, рассуждает Порывай. Второй: ВЭБ привлекает у ЦБ валюту и направляет эти деньги на выплату по внешним долгам – тогда эффект на инфляцию и курс равен нулю. Но тогда ЦБ, скорее всего, сократит предоставление валюты другим участникам рынка, предупреждает Порывай. Наконец, третий вариант: ВЭБу для проектов нужны рубли и доллары, которые он будет по мере необходимости брать у ЦБ, заключает Порывай.

ОФЗ лишь временно стабилизируют проблемы ВЭБа, нужны структурные меры, согласен с чиновниками главный аналитик «Нордеа банка» Денис Давыдов: ВЭБ перегружен генерирующими потенциальные убытки проектами, зачастую их цель – социальный эффект. Решения банк принимал на основании решений наблюдательного совета, т. е. фактически правительства, замечает Вартапетов.

Это, по сути, квазисанация, считает Давыдов, но создание фонда токсичных активов – не панацея, а перекладывание проблем, государство, как заказчик проектов, остается с ними на балансе. В начале этого года правительство хотело создать банк плохих долгов на базе АСВ, но отказалось от идеи в том числе из-за проблем с управлением – нет кадров и ресурсов для антикризисного управления, объясняли чиновники.