Экономика
Бесплатный
Бенуа Фокон| Стэйси Мейчтри|Аса Фитч

Правительство Ирана борется со стражами исламской революции за контроль над экономикой

Вооруженное формирование активно занимается бизнесом, отпугивая иностранных инвесторов

Экономика Ирана резко ускорилась с тех пор, как в 2015 г. было подписано международное соглашение об ограничении его ядерной программы. Многие международные санкции были сняты, и теперь правительство президента Хасана Роухани заново открывает двери иностранным компаниям.

Однако за годы, что страна находилась под санкциями, созданный в 1979 г. Корпус стражей исламской революции (КСИР) создал сеть предприятий, доминирующих в различных отраслях – от энергетики до телекоммуникаций. Чтобы привлечь западные инвестиции, правительство Роухани пытается восстановить контроль над экономикой, потеснив консервативный КСИР.

Роухани и командир КСИР Эбадалла Абдоллахи на публике отрицают разногласия. Но официальные лица с обеих сторон отмечают конфронтацию из-за активного участия этого военного формирования в бизнесе. По словам пресс-секретаря правительства Мохаммеда Багера Нобахта, роль КСИР «должна быть ограничена теми областями, в которых частный сектор недееспособен или не заинтересован». Но советник Абдоллахи считает, что «правительство пытается изолировать КСИР, а не сосредоточено на развитии экономики». Сам Абдоллахи в декабре заявил, что желающие инвестировать в Иран компании думают лишь о собственной выгоде.

Две стороны

Закулисная борьба отражает более широкие споры по поводу будущего Ирана. Сторонники Роухани стремятся к либерализации общества и улучшению отношений с Европой и США. Президент отмечает преимущества отмены санкций, увеличения экспорта нефти и иностранных инвестиций. Но КСИР и консерваторы по-прежнему не доверяют Западу. Так, духовный лидер аятолла Али Хаменеи призывает к «экономике сопротивления», основанной на самодостаточности.

Рост ВВП Ирана был нулевым в 2015 г., согласно МВФ. Пятилетний план правительства предполагает его ускорение до 8% в год, но любое вмешательство КСИР может этому помешать, отмечает экономист Института международных финансов Гарбис Ирадян. Именно по этим причинам он снизил прогноз экономического роста Ирана с 5,5% до 4% в этом году. «Их [КСИР] позиция – препятствие для существенного восстановления экономики», – говорит Ирадян.

Последние десятилетия КСИР заключал соглашения с нуждавшимся в нефти Китаем и другими странами, которые не поддержали режим санкций. Также к нему перешли многомиллиардные контракты иностранных компаний, которые были вынуждены покинуть Иран. Но теперь влияние КСИР может помешать Тегерану привлечь иностранных инвесторов. Одна из причин – США не снимают санкции с основных подразделений КСИР и некоторых аффилированных с ним организаций, обвиняя их в нарушении прав человека. Это означает, что желающие сотрудничать с Ираном западные компании должны избегать КСИР. К тому же, многие из них просто боятся с ним конкурировать.

В центре разногласий находится Khatam al-Anbia, инженерно-конструкторская и строительная компания КСИР. Она была создана в 1989 г., чтобы трудоустроить демобилизованных после ирано-иракской войны солдат, среди которых был и Абдоллахи, и восстановить разоренные районы. Вскоре Khatam стала участвовать в крупнейших инфраструктурных проектах. Влияние компании выросло, когда в 2005 г. президентом был избран Махмуд Ахмадинежад. Кроме того, страны ЕС и ООН вслед за США ввели экономические санкции.

В 2010 г. европейские энергетические компании вышли из проекта по разработке газового месторождения «Южный Парс» стоимостью $21 млрд, и большую часть контрактов получил КСИР. Но с избранием Роухани президентом в 2013 г. правительство стало больше контролировать подобные контракты. Когда в марте 2014 г. было достигнуто предварительное соглашение об ограничении ядерной программы Тегерана, госкомпания National Iranian Gas Co. (NIGC) разорвала контракт с Khatam на строительство газопровода на $1,3 млрд. Как рассказал тогда управляющий директор NIGC Хамид-Реза Араки, Khatam почти не продвинулась в его выполнении. Хасан Даргахи, управляющий директор по нефти и газу Khatam, винил в этом недостаточное государственное финансирование, а проект до сих пор не завершен.

Аналогичная судьба постигла контракт Khatam стоимостью $970 млн на строительство моста длиной 2,3 км к острову в Персидском заливе. Оно началось в 2011 г., но через три года правительство раскритиковало Khatam за отставание от сроков строительства и потребовало вернуть деньги.

Железнодорожное противостояние

Одним из главных начинаний КСИР был проект высокоскоростной (250 км/ч) железной дороги стоимостью $2,7 млрд, которая должна соединить Тегеран, священный город шиитов Кум и древнюю столицу Исфахан. В 2010 г. госкомпания Islamic Republic of Iran Railways (IRIR) выдала основной контракт китайской China Railway Engineering Corp., которая стала сотрудничать с КСИР.

В начале 2015 г. правительство наняло консалтинговую компанию изучить контракт, говорят знакомые с ситуацией люди. Консультанты предложили снизить максимально допустимую скорость и закупить пассажирские вагоны не в Китае, а у Siemens по более низким ценам. Кроме того, проверка выявила, что в контракте не были полностью определены технические характеристики, рассказал в интервью замминистра транспорта Асгар Кашан.

Абдоллахи в письме вице-президенту Исхаку Джахангири пожаловался, что доклад был политически мотивированным, и предупредил о рисках задержки проекта, роста расходов и сокращениях рабочих, утверждают два источника. Во время интервью в мае Абдоллахи заявил, что никогда не писал такого письма, но сообщил, что регулярно обсуждает проблемы с Джахангири. Кроме того, Абдоллахи говорил местному новостному агентству Fars, что Иран приобретет за границей только то оборудование, которого нет в стране: «Почему мы должны [импортировать товары] в страну, у которой все есть?»

China Railway и представители Джахангири не ответили на запросы о комментариях.

После проверки контракта Тегеран начал вести переговоры о поставках вагонов и другого оборудования с Siemens и итальянской госкомпанией Gruppo Ferrovie dello Stato Italiane, сказал Кашан. Siemens подтвердила это, но не стала раскрывать детали. Также представитель немецкой компании заверил, что у нее нет никаких деловых отношений с компаниями, связанными с КСИР, и что она очень аккуратно подходит к сотрудничеству с Ираном. В свою очередь, Gruppo Ferrovie в марте заключила контракт на 700 000 евро на предоставление технической поддержки и будет консультировать IRIR в переговорах с China Railway по условиям контракта. Также в апреле Иран подписал рамочное соглашение о строительстве еще двух высокоскоростных железных дорог на 2,7 млрд евро, утверждает близкий к ситуации человек.

Постепенные перемены

Хоть Абдоллахи и оспаривает необходимость иностранных инвестиций, некоторые аффилированные с КСИР компании начинают нанимать западных консультантов и иранских менеджеров с умеренными взглядами. Делают они это, по словам информированных чиновников, чтобы, воспользовавшись сближением Ирана с Западом, отхватить кусок будущего пирога, сотрудничая с иностранным бизнесом, а не сопротивляясь его приходу. Так, контролируемая КСИР Telecommunication Company of Iran в 2014 г. наняла французскую Sofrecom, чтобы модернизировать сети и улучшить качество услуг, выяснила The Wall Street Journal из оказавшихся в ее распоряжении документов. Orange, материнская компания Sofrecom, не подтвердила эту сделку, но призналась, что вела переговоры в Иране.

Также некоторые энергетические компании, аффилированные с КСИР, начали переманивать молодых инженеров у компаний, не связанных со стражами, говорит управляющий директор государственной Pars Oil & Gas Акбар Шабанпур: «Им приходится это делать, если они хотят быть частью нового Ирана».

Перевел Алексей Невельский

Читать ещё
Preloader more