Экономика
Бесплатный
Александра Прокопенко| Филипп Стеркин|Екатерина Дербилова
Статья опубликована в № 4079 от 23.05.2016 под заголовком: Нет реформ – не будет и роста

Кудрин предложит президенту реформу судов, силовиков и бюджета

Это позволит достичь среднегодовых темпов роста экономики в 4%

«Ведомости» ознакомились с предложениями председателя Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексея Кудрина и министра экономического развития Алексея Улюкаева к заседанию президентского экономического совета, намеченному на 25 мая. В понедельник, 23 мая, состоится первое заседание рабочей группы совета под руководством Кудрина, которая должна предложить структурные реформы. Достичь среднегодовых темпов роста экономики в 4% (на такую цель ориентируется совет) можно, но потребуется целый комплекс мер, говорится в презентации ЦСР: судебная и правоохранительная системы должны стать более объективными, необходимы пенсионная реформа, снижение доли государства в экономике и административных издержек в международной торговле, бюджетная консолидация и перераспределение бюджетных расходов в пользу развития человеческого капитала и инфраструктуры, реформа госуправления. Улюкаев предлагает дополнить институциональные реформы бюджетным финансированием.

Подлинность материалов «Ведомостям» подтвердили три федеральных чиновника.

На счетах российских компаний скопились свободные ресурсы, сопоставимые с их годовыми инвестициями, сказал Кудрин в субботнем интервью телеканалу «Россия 1»: «Они дешевле даже, чем банковские кредиты, потому что это собственные средства предприятий. Но они не инвестируются». Иных ресурсов для роста Кудрин не видит: при нынешней структуре экономики рост ВВП в 2017–2019 гг. возможен исключительно за счет роста конъюнктурной составляющей (прежде всего цен на сырье), говорится в презентации ЦСР. А для ускорения темпов роста до 4% в 2019 г. требуется дополнительно привлечь в экономику 4,5 млн человек и 40 трлн руб. инвестиций в основной капитал (накопленным итогом за 2016–2018 гг., сверх прогноза Минэкономразвития), подсчитали для ЦСР эксперты Института экономической политики Егора Гайдара.

Здесь у Кудрина взаимопонимание с помощником российского президента Андреем Белоусовым, который говорил «Ведомостям», что видит ресурс для роста в большой нераспределенной прибыли компаний, которая сейчас лежит без движения на счетах. Бизнес не склонен инвестировать, говорит Наталья Акиндинова из Центра развития Высшей школы экономики: деньги станут вкладывать, только когда пойдет на спад инфляция и снизятся политические риски. Основной вызов бюджетной политики – адаптация к новым условиям торговли через снижение дефицита бюджета до 1% в ближайшие три года при изменении структуры расходов, считает Кудрин. Он описывает три варианта бюджетной консолидации к 2019 г. (см. графики). Наихудший для бюджета – сохранение номинальных расходов (15,9 трлн руб. в год) при росте ВВП согласно прогнозу Минэкономразвития (+0,8% в 2017 г., +1,8% в 2018 г., +2,2% в 2019 г.) и годовой инфляции на 1 п. п. выше прогноза. Но если исходить из прогноза Минэкономразвития и снижать дефицит до 1%, то номинальные расходы не только не вырастут, но и сократятся с 15,9 трлн до 14,2 трлн руб. При допущении, что рост ВВП достигнет 4% в 2019 г., а расходы бюджета сохранятся на номинальном уровне 2016 г., дефицит снизится до 0,8% ВВП. Снижение дефицита бюджета на 2–2,5 п. п. – серьезный вызов для налоговой и бюджетной политики, но и важнейший элемент доверия между государством и бизнесом, говорится в презентации.

Ключевым фактором долгосрочного развития Кудрин называет низкую и предсказуемую инфляцию – 3–4% в год.

Цена реформ

800 млрд руб. в год необходимо тратить на финансирование структурных реформ в здравоохранении, образовании, науке, оценивал зампредседателя ВЭБа, член Столыпинского клуба Андрей Клепач. Эмиссионное финансирование экономики, по его расчетам, - лишь часть этой суммы: «200–300 млрд руб. на рефинансирование ВЭБа и для банков – это бы переломило ситуацию с инвестициями. И кардинально параметры денежной политики не поменяло бы».

Если рост ВВП на 4% будет достигнут за счет госинвестиций, это не даст качественного улучшения экономики, не будет ни диверсификации, ни роста малого бизнеса, считает человек, близкий к совету.

Вместе с бюджетной консолидацией Кудрин предлагает проводить пенсионную реформу: пенсионный возраст нужно постепенно увеличить до 63 лет и для мужчин, и для женщин. Если повышать его постепенно – ежегодно добавлять по полгода, то для мужчин планка будет достигнута через шесть лет, а для женщин – еще позже, подсчитал он. С Кудриным согласен Улюкаев: повышение пенсионного возраста до 63–65 лет нужно не только для балансирования пенсионной системы, но и для снижения дефицита трудовых ресурсов.

Но стержнем программы достижения 4%-ного роста должна стать активная инвестиционная политика, говорится в предложениях Минэкономразвития. Она должна базироваться на трех китах: создании инвестиционного ресурса, макроэкономических и регуляторных мерах для трансформации сбережений в инвестиции и стимулировании инвестиций через механизмы господдержки. По расчетам министерства, оптимальное соотношение между текущим потреблением и инвестициями – 22–25% ВВП, для этого инвестиции в ближайшие годы должны расти на 7–8% в год, а уровень потребления – стоять на месте.

В качестве одной из мер бюджетной поддержки Улюкаев предлагает создать бюджетные фонды инфраструктурных инвестиций для софинансирования инвестпроектов в счет будущих налоговых поступлений от них. Это позволит исключить чистые госрасходы на инвестиции при оценке предельного ограничения расходов в бюджетном правиле: МВФ считает госинвестиции в инфраструктуру самоокупаемыми в долгосрочной перспективе.

Мощную финансовую поддержку Минэкономразвития призывает оказать экспорту (в том числе ежегодно докапитализировать Росэксимбанк, ЭКСАР и Российский экспортный центр), переключившись с господдержки проблемных предприятий на поддержку экспорта продукции и значительное упрощение процедур, связанных с экспортом: ускоренный возврат НДС, сокращение издержек и упрощение таможенного регулирования и экспортного контроля, снижение импортных пошлин на комплектующие и оборудование.

Окончательные предложения Мин­экономразвития еще прорабатываются, говорит представитель министерства. Переключение внимания политических элит с краткосрочных целей на долгосрочные означает, что страна входит в новое состояние, но запрос элит на реформы тоже источник неопределенности, считает президент партнерства «Новый экономический рост», бывший руководитель ЦСР Михаил Дмитриев: «Эта ситуация обещает много сюрпризов в российской экономической политике». В последние годы идеология роста вовсе сошла со сцены, страна потеряла амбиции в экономике, а сохранила только политические, сетует один из чиновников. «Как будто собрались деды и вспомнили, как гуляли в молодости: реформами будет заниматься та же команда, что и 15 лет назад», – говорил ранее другой чиновник. Рост ВВП на 1% в ближайшей перспективе и стабильная макроэкономика – слишком унылая повестка для президентских выборов 2018 г., считает он.