Статья опубликована в № 4101 от 23.06.2016 под заголовком: Стратегия ВЭБа: государство поможет

Финансово ВЭБ продолжит опираться на государство

Но обещает сократить масштабы бизнеса и задолженности

«Ведомостям» удалось ознакомиться с новой стратегией Внешэкономбанка (ВЭБ), которую рассмотрит сегодня его наблюдательный совет. Банк сосредоточится на инвестициях в инфраструктуру, в промышленные проекты высоких переделов, на поддержке экспорта, а также постарается разгрести старые проблемы, следует из документа.

Переход на новую бизнес-модель потребует еще около пяти лет и не обойдется без помощи государства. «Государственные средства имеют критически важное значение и для решения проблем старого портфеля, и для кредитования новых проектов», – говорит чиновник, близкий к наблюдательному совету.

Финансовая модель ВЭБа, разработанная его новым руководством, в основном и базируется на государственных деньгах: банк намерен получать средства в капитал, привлекать дешевое длинное финансирование, включая льготные средства фонда национального благосостояния и Центробанка, получать средства на субсидирование процентных ставок кредитов, использовать средства госпрограмм. Это финансирование рассматривается как основное, поскольку позволяет кредитовать инвестпроекты по приемлемой цене, говорит сотрудник ВЭБа.

Банк рассматривает и рыночное финансирование (внутренние облигации ВЭБа, средства негосударственных пенсионных фондов, депозиты крупных клиентов), но пока будет ограничивать его привлечение, продолжает сотрудник ВЭБа: оно слишком дорогое. Внешние заимствования тоже будут ограничены, они рискованные и возможны только при хеджировании валютного риска.

Реформируют и «дочек» ВЭБа. В 2016–2017 гг. он избавится от РФПИ и «МСП банка». В 2017–2018 гг. из ВЭБа выведут украинский Проминвестбанк, белорусский БелВЭБ, Связь-банк, «Глобэкс», «ВЭБ инновации», «ВЭБ Азия».

В группе сохранятся Российский экспортный центр и его «дочки» Росэксимбанк и «Эксар», а также Федеральный центр проектного финансирования, «ВЭБ инжиниринг», «ВЭБ капитал» и Фонд развития моногородов. «ВЭБ лизинг» требует реструктуризации и дополнительных решений.

У ВЭБа два сценария развития на срок действия стратегии и новые ключевые показатели эффективности (KPI) для кредитования новых проектов, экспортных кредитов и управления пенсионными накоплениями. Финансовую деятельность новый менеджмент оценит по отношению затрат к активам и по стоимости неработающих активов.

В 2017 г. ВЭБ хочет профинансировать новые проекты на 80 млрд, а к 2021 г. – нарастить портфель новых проектов до 200 млрд руб. Методику расчета и целевых значений поддержки экспорта, качества портфеля, отношения операционных расходов к активам менеджмент обещает разработать позже.

Спецпроекты – без денег ВЭБа

Для работы со спецпроектами ВЭБ предлагает создать отдельное юридическое лицо (некоммерческую организацию или фонд – окончательно форма еще не утверждена), учредителем его станет государство, а ВЭБ будет лишь управляющим за «адекватное вознаграждение», рассказывает человек, близкий к наблюдательному совету. ВЭБ не будет финансировать эту структуру и не войдет в число ее учредителей, спецпроекты не будут отражаться на его балансе, продолжает он: финансироваться спецпроекты могут и из бюджета в размере от 20 млрд до 50 млрд руб. ежегодно, и из других источников, не предполагающих полной возвратности.

Господдержка понадобится и для выплат по внешним долгам. В 805 млрд руб. до 2021 г. оценивает новый менеджмент ВЭБа размер госсубсидии на эти цели (240 млрд в 2017 г., 265 млрд в 2018 г., 160 млрд до 2020 г., 35 млрд в 2021 г.). В 2016 г. господдержка составит 150 млрд руб. (половина из них уже перечислена), кроме того, ВЭБ планирует распродать непрофильные активы. Еще около 300 млрд руб. потребуется на выплаты по внешним займам в 2022–2025 гг. Долг ВЭБа будет выплачиваться в нужном объеме и в установленные сроки, говорит представитель Минфина: предварительно на 2017 г. в бюджете заложена поддержка в 150 млрд руб.

Если цены на нефть будут примерно такими же, как сейчас, государство сможет помогать ВЭБу – деваться некуда, предсказывает главный экономист БКС Владимир Тихомиров: дефолт ВЭБа будет приравнен к дефолту суверенного заемщика. Но если цены на нефть опустятся, возникнут проблемы, их пик придется на 2018 г., продолжает он, остается надеяться только на смягчение санкций.

Новая команда обещает продолжить работу по расчистке баланса ВЭБа от плохих долгов. В основном это убытки от так называемых специальных проектов ВЭБа (см. врез), к которым относятся украинские кредиты, олимпийские стройки и убытки «ВЭБ лизинга». Риски по ним оцениваются в 700 млрд руб. В прошлом году чиновники называли ВЭБ «банком плохих долгов», и руководство госкорпорации говорило, что ей необходима господдержка на 1,5 трлн руб.

Ключевой структурной проблемой банка была текущая бизнес-модель, по факту связанная с кредитованием низкорентабельных проектов, объясняет аналитик S&P Карен Вартапетов. Новая бизнес-модель, по сути, предполагает постоянную бюджетную поддержку ВЭБа, констатирует он: это квазибюджетный фонд, из которого финансируются приоритетные, с точки зрения правительства, расходы.

Представитель ВЭБа не ответил на запрос «Ведомостей».