Статья опубликована в № 4150 от 31.08.2016 под заголовком: Египет без валюты

В Египте расцвел черный валютный рынок

Из-за сокращения инвестиций и туризма, приносивших в страну доллары, на него выходят даже крупные компании

Традиционные для Египта источники твердой валюты – инвестиции и туризм – иссякают год от года после смены власти во время «арабской весны» в 2011 г. Поэтому в стране теперь процветает черный валютный рынок несмотря на попытки властей бороться с ним. Даже малый и крупный бизнес в Египте вынуждены обращаться на черный рынок, чтобы удовлетворить потребности в иностранной валюте.

Так, Ezz Steel, крупнейшему производителю стали в стране, приходится получать большую часть иностранной валюты через «параллельный рынок», признается Камель Галаль, отвечающий за отношения с инвесторами. «Это довольно тяжелое бремя, когда дело касается фактических платежей», - говорит он.

Египет, который крайне важен для политической и экономической стабильности на Ближнем Востоке, испытывает проблемы в последние годы. Согласно Moody's, приток прямых иностранных инвестиций в страну сейчас ниже уровней 2006-2010 гг. По туристическому сектору сильно ударила политическая неопределенность после восстания в 2011 г., а теракты в последние месяцы только усугубили ситуацию.

После «арабской весны» валютные резервы Египта сократились примерно вдвое до $15,5 млрд на конец июля, по данным центробанка страны. В августе Каир договорился с МВФ о трехлетнем займе на $12 млрд. Кроме того, Фонд развития Абу-Даби (ADFD) разместил депозит в размере $1 млрд в египетском центробанке, чтобы поддержать финансовое состояние и национальную валюту страны. Также Египет ведет переговоры с другими организациями, включая Всемирный банк и Африканский банк развития, о дополнительном финансировании, чтобы закрыть дефицит бюджета, который, по оценкам властей, составит $21 млрд в следующие три года. Правда, аналитики Fitch Ratings оценивают ежегодные потребности Египта в финансировании примерно в $10 млрд.

По прогнозам Всемирного банка, ВВП Египта вырастет примерно на 4% в 2016 г. Но это не очень много для страны, где инфляция в июле достигла 14%, а уровень безработицы превышает 10%, согласно статистическому бюро Египта. В апреле МВФ прогнозировал, что инфляция в Египте замедлится с 11% в 2015 г. до 9,6% в этом году. В понедельник специалисты бюро заявили, что туристов в Египте в июле было на 42% меньше, чем в июле 2015 г. Согласно официальной статистике, их число снизилось примерно вдвое после того, как террористы в октябре 2015 г. взорвали российский самолет, летевший из Шарм-эль-Шейха.

Ожидаемые экстренные денежные вливания почти не замедлили ослабления египетского фунта к доллару. Официальный курс остается равен 8,88 фунтов/$ с тех пор, как в марте центробанк девальвировал национальную валюту. Но на прошлой неделе некоторые дилеры на черном рынке продавали доллары примерно по 12,7 фунта и приобретали их по 12,3 фунта.

Египетская валюта ослабевает во многом из-за того, что многие экономисты и обычные египтяне скептически оценивают способность правительства достичь финансовых целей и провести радикальные экономические реформы. Президент Абдель Фаттах ас-Сиси недавно признал, что сделать это будет сложно. «Размер проблемы просто невообразим, а ответственность за ее решение ложится не только на мои плечи, это ответственность всех египтян. На кону будущее нации», - заявил он в интервью государственным СМИ в августе.

Египту потребуется принять меры, против которых, как ожидается, выступит бедное население и средний класс, составляющие большинство из 90 млн жителей страны. Когда было достигнуто предварительное соглашение с МВФ, Египет также согласился сократить госдолг и субсидии в энергетике, ввести налог на добавленную стоимость и перейти на плавающий валютный курс. По мнению Биляля Хана, старшего экономиста Standard Chartered по Ближнему Востоку, Северной Африке и Пакистану, из-за этих мер в Египте «социально-экономическая ситуация ухудшится раньше, чем улучшится».

Ослабление валюты, сокращение субсидий и налоговые реформы могут привести к ускорению инфляции и повышению процентных ставок, что увеличит стоимость займов для Египта и еще сильнее ударит по египтянам. «Не могу представить, как мы будем справляться. Всё уже и так слишком дорого», - говорит консьерж Хани Ахмед.

Выгоду в такой трудной ситуации извлекают дилеры на черном рынке. В последние месяцы власти закрыли десятки обменных пунктов, чтобы снизить давление на национальную валюту, и одобрили тюремные сроки и более высокие штрафы в качестве меры наказания за нарушение валютного контроля. Вынужденные работать подпольно дилеры продают доллары с высокой наценкой. «Это больше похоже на распространение наркотиков. Риск велик, но это хорошие деньги», - говорит дилер по фамилии Камаль, который продает чемоданы и сумки в пригороде Каира, а также доставляет наполненные долларами пластиковые пакеты, как только договаривается о курсе по телефону. Поэтому Камаль планирует зарабатывать на дефиците твердой валюты как можно дольше: «В конце концов [люди] во мне нуждаются, а я нуждаюсь в них».

Перевел Алексей Невельский