Экономика
Бесплатный
Маргарита Папченкова

Госкомпании смогут не делиться прибылью

Прежде надо оценить их инвестпрограммы, считает вице-премьер Игорь Шувалов

Первый вице-премьер Игорь Шувалов против повального повышения дивидендов для всех госкомпаний до 50%. Доходы от этой меры Минфин уже заложил в бюджет. С каждой госкомпанией нужно работать индивидуально на предмет размера дивидендов, заявил вице-премьер агентству Bloomberg.

До 2016 г. все госкомпании платили дивиденды в размере 25% прибыли, в прошлом году была принята антикризисная мера - компании должны были заплатить не менее 50% прибыли по МСФО и РСБУ (от большой из величин). Некоторые госкомпании уговорили правительство сделать для них исключение. Летом Минфин решил продлить эту норму навсегда, только теперь 50% от прибыли по МСФО. Распоряжение еще не принято, но Минфин уже заложился на эти дополнительные доходы, Минэкономразвития против этой меры концептуально до сих пор не возражало.

Однако в начале январе Шувалов заявил, что он сам против. Проект постановления был возвращен Минфину на доработку.

«Я поддерживаю позицию министра экономического развития Максима Орешкина, который говорит, что не нужно принимать решения, которые изобилуют исключениями. У многих госкомпаний есть свои доводы, почему они не могут столько платить (50% ): ссылаются на важные планы развития и инвестпрограммы», - пояснил вчера вице-премьер. Шувалов предлагает по наиболее крупным компаниям - основным донорам - провести работу, утвердить конкретный список, «чтобы определить, кто может заплатить более высокие, чем в прошлом году, дивиденды».

Минфин не ответил на запрос «Ведомостей». Минфин будет настаивать на повышении. Возможные выпадающие доходы (с учетом, что со всех компаний удалось бы собрать 50%) составят 150-200 млрд руб. ежегодно, предупреждал ранее чиновник Минфина. Минфин в принципе против идеи, что госкомпаниям нужно оставлять больше на инвестиции: инвестировать нужно из заемных средств, а если проект их не окупает, то он изначально неэффективный. Пониженные дивиденды Минфин называл дивидендной субсидией для госкомпаний - об этом министерство писало в Основных направлениях бюджетной политики (ОНБП) прошлой осенью (Орешкин тогда был замминистра финансов, основным разработчикам документа).

«Ведомостям» Орешкин пояснил свою позицию: «Вице-премьер сослался на мое мнение в той части, что не надо принимать решения, которые не выполняются. Надо отработать кейсы крупных компаний, оценить их финансовое состояние и потом только принимать общее решение», - объяснил он.

На Гайдаровском форуме на прошлой неделе Орешкин указал на то, что соглашение нефтедобывающих стран по заморозке добычи положительно скажется на прибыли нефтяных компаний - «отрасль чувствует себя сейчас гораздо лучше, поскольку цены на нефть выросли и доходы стали больше». «А с точки зрения инвестиций, когда добыча замораживается, это означает, что агрессивные инвестиции тоже делать не нужно», - подчеркнул Орешкин. Вдобавок сейчас Центральный банк может начать покупать валюту, изменившаяся динамика курса положительно отразится на денежном потоке компаний, добавляет в разговоре с «Ведомостями» Орешкин. Что касается «Газпрома» (получил исключение в прошлом году из общего распоряжения о дивидендах. - «Ведомости»), на его денежный поток также может положительно влиять динамика курса и рекордные поставки на экспорт в этом году, добавляет министр.

Два крупных плательщика дивидендов, получившие исключение в прошлом году, - « Газпром» и «Транснефть». «Газпром» отдал около 24% прибыли по МСФО. Тогда компания воспользовалась лазейкой в распоряжении - оно призывало при выплате дивидендов учитывать инвестпрограмму компаний, у «Газпрома» она обширная. Исходя из прогнозной прибыли «Газпрома» по Fitch на 2016 г. – 800 млрд руб. Государство может получить напрямую от компании (дивиденды через «Роснефтегаз» оно получит в 2018 г.) до 172,3 млрд руб., без повышения планки получит в два раза меньше.

Инвестпрограмма «Газпрома» из-за проектов «Северный поток – 2», «Турецкий поток» и «Сила Сибири» может вырасти до 1,55–1,6 трлн руб. в этом году, по прогнозам «Ренессанс капитала». Денежный поток «Газпрома» будет нулевой или отрицательный, так что ему, по прогнозам аналитиков, при любом уровне дивидендов придется занимать. При дивидендах в 50% - 550–600 млрд руб. (не считая рефинансирования краткосрочного долга), прогнозирует аналитик «Ренессанс капитала» Ильдар Давлетшин. Тем не менее чистый долг «Газпрома» пока низкий - увеличится всего до 1,6 EBITDA.

«Транснефть» в прошлом году отдала на дивиденды 100% прибыли по РСБУ, которая в разы меньше прибыли по МСФО, – бюджет недополучил 60 млрд руб. Здесь причина не в инвестпрограмме, а в препятствиях в законе об АО.

Этим двум компаниям легко сопротивляться, так как их инвестиционная программа имеет полную политическую поддержку Кремля, считает главный экономист БКС Владимир Тихомиров: с одной стороны, Путину хочется иметь резервы, с другой - чтобы страна была крупным энергоэкспортером с разветвленной системой поставок по всему миру. В 2019 г. заканчивается газовый контракт с Украиной, поэтому хотелось бы иметь альтернативные поставки, все это требует инвестиций, объясняет он. И хотя долг у «Газпрома» низкий, наращивать его, попадая в зависимость от иностранных кредиторов, Кремлю не хочется, полагает экономист.

Инвесторы решением Шувалова разочарованы: повышение дивидендов повысило бы дивидендную доходность российских госкомпаний. «Это пока что звучит скорее как игра в поддавки с менеджментом госкомпаний, такая позиция подает такой сигнал: правительство считает, что оно не сможет добиться приближения дивидендов к 50% прибыли, а тем более сверх этого», - описывает Александр Бранис из Prosperity Capital. Это решение только раздразнит корпоративных лоббистов, предупреждает Бранис. А принятие постановления в редакции Минфина, напротив, подало бы компаниям четкий сигнал о том, чего ожидает государство, считает он. В других странах госкомпании на дивиденды направляют 50-70% прибыли, по его словам. Никто серьезно не закладывал, что, например, «Газпром» будет платить 50% безусловно, более спокоен Владимир Цупров из «ТКБ инвестмент партнерс»: всем понятно, что идет торг. Теперь и правительство в этом призналось, берут пример с премьер-министра, который любит честно и открыто говорить правду, иронизирует Цупров.

Решение о приватизации и дивидендах было прямо связано с резким падением цены на нефть, напоминает главный экономист БКС Владимир Тихомиров: «Поэтому логично, что как только цена на нефть подросла и появился излишек, который к тому же, как заявил министр финансов, решили не тратить, все расслабились». Что лучше с точки зрения экономики - оставлять деньги госкомпаниям или изымать в бюджет - философский вопрос, продолжает Тихомиров: «Есть точка зрения, что увеличение дивидендов повышает дисциплину и эффективность и заставляет компании снижать издержки, эта точка зрения побеждает в период низких цен на нефть. Есть мнение, что лучше оставлять деньги компаниям, а не собирать их в бюджет». Деньги пойдут на инвестиции, а так бы они оказались в бюджете и неизвестно, на что пошли бы, рассуждает Тихомиров, с другой стороны, если бы их потратили, к примеру, на военные расходы, это тоже бы было драйвером для роста экономики в нашей стране.

«Для инвесторов и акционеров важны не столько сами решения по дивидендам, сколько предсказуемость и последовательность политики правительства. Когда представители Минфина и других ведомств многократно заявляют о 50%-ных дивидендах как о решённом вопросе, а после этого вице-премьер выступает за совершенно другое решение, инвесторы перестают доверять госорганам. Это неправильно. Хромает стратегия коммуникации правительства с рынком», - считает представитель UCP Ирина Ланина. «При этом 25% прибыли по МСФО - само по себе позитивное решение при условии, что оно будет реально исполнено. В прошлом году и с исполнением были проблемы», - добавила она.