Статья опубликована в № 4259 от 09.02.2017 под заголовком: Бразилия дарит надежду

Международный бизнес ринулся в Бразилию

Политические перемены дали инвесторам надежду на восстановление экономики

Несмотря на то что 2016 г. стал вторым годом рецессии в Бразилии, интерес зарубежных инвесторов к стране значительно вырос после импичмента президента Дилмы Руссефф и преобразований, начатых сменившим ее Мишелем Темером. По данным ЦБ Бразилии, прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в декабре достигли рекордных для этого месяца $15,4 млрд. Общий размер ПИИ в прошлом году вырос на 6% до $78,9 млрд. При этом опрошенные Центробанком в конце 2016 г. экономисты прогнозировали сокращение ВВП по итогам года на 3,49%.

Двухлетняя рецессия в Бразилии стала самым значительным спадом за столетие.

Страна продолжает вызывать интерес у долгосрочных инвесторов, поскольку ее экономика слишком велика, чтобы ее игнорировать, говорят эксперты. Инвесторы также надеются на проведение Темером структурных реформ. «Хотя бразильская экономика и не в лучшем состоянии, она настолько большая, что компании не могут себе позволить оставаться в стороне», – утверждает экономист Bank of America Merrill Lynch Дэвид Бекер.

Правда, данные о ПИИ в Бразилии могут быть обманчивыми. Отдельные крупные инвестиции, например в строительство металлургического завода, могут сильно исказить данные за какой-то месяц. Также значительную часть ПИИ в Бразилии составляют займы, которые зарубежные компании выдают аффилированным с ними местным. Как подозревают некоторые аналитики, часть этих денег специально «паркуют» в Бразилии, чтобы извлечь выгоду из высоких реальных процентных ставок (6-7%).

Несмотря на все это, «прошлый год был выдающимся в плане ПИИ», считает Бекер. Их приток помог курсу реала к доллару США вырасти примерно на 23% за последние 12 месяцев.

По мнению экономистов, одна из причин готовности долгосрочных инвесторов не обращать внимания на плохие данные по ВВП и продолжать вкладывать деньги в Бразилию – в том, что нынешний спад им представляется цикличным, а не структурным. А улучшить перспективы помогли, в частности, политические события. После ухода Руссефф правительство Темера занялось амбициозными реформами. Одна из них – закон, препятствующий росту бюджетных расходов, – уже одобрен конгрессом. Другую реформу, пенсионную, провести будет сложнее.

Кроме того, придать экономике импульс должно то, что Центробанк начал снижать процентные ставки, так как инфляция опустилась до целевого уровня. «Худшая часть цикла пройдена», – отмечает Маркуш Казарин из Oxford Economics. По его прогнозам, рост ВВП Бразилии составит 0,4% в 2017 г. и ускорится в 2018 г.

Оптимистично смотрят на долгосрочные перспективы Бразилии и стратегические инвесторы. Например, Jaguar Land Rover открыл завод стоимостью 240 млн фунтов ($300 млн) в штате Рио-де-Жанейро в прошлом году. «У Бразилии сильная экономика, и как только она справится со своими проблемами, снова начнет быстро расти, – считает директор по корпоративной стратегии JLR Ханно Кирнер. – У нее есть ресурсы, молодое динамичное население и все необходимое в долгосрочной перспективе».

Также в конце 2016 г. гендиректор Royal Dutch Shell Бен ван Берден встретился с аналитиками в Бразилии, чтобы рассказать об инвестициях компании в глубоководные нефтяные месторождения у побережья Рио-де-Жанейро. Китайская электроэнергетическая компания State Grid приобрела контрольный пакет акций бразильского конкурента CPFL Energia за 17,4 млрд реалов ($5,6 млрд), а нефтяная госкомпания Petrobras распродает активы международным инвесторам.

Настроение инвесторов может ухудшиться, когда в марте конгресс вернется к работе после каникул, а Верховный суд начнет рассматривать дела действующих политиков в связи с коррупционным скандалом вокруг Petrobras. Многие их них – члены правящей партии Темера, что увеличит политическую неопределенность. Но это может и не испугать инвесторов. «Ситуация в Бразилии всегда будет волатильной. Разница в том, что в 2011-2016 гг. это была волатильность с ухудшающейся тенденцией, а теперь будет с улучшающейся», – утверждает Казарин из Oxford Economics.

Перевел Алексей Невельский