Статья опубликована в № 4260 от 10.02.2017 под заголовком: Налоговики нашли новых плательщиков

Налоговые риски для бизнеса могут вырасти

Благодаря Верховному суду налоговики смогут взыскивать недоимку с любого, кому досталось имущество должника

Определение Верховного суда открывает ящик Пандоры, ужасается старший юрист «Щекин и партнеры» Виктор Андреев. Дело уникальное, единодушны опрошенные «Ведомостями» юристы. До сих пор налоговики взыскивали недоимки с компаний, на которые должник переводил бизнес, – это известный способ спрятать активы от бюджета.

Теперь зона риска расширилась. В споре с ООО «Авторитет-авто», которое дошло до Верховного суда (он отказался передать дело на рассмотрение коллегии и поддержал решения апелляции и кассации), налоговики пошли дальше и взыскали долг компании с формально независимого от нее банка.

В 2013 г. они проверили компанию и доначислили 34 млн руб. налогов и пеней. Спустя год она была признана банкротом, в марте 2016 г. налоговики обратились в суд с требованием взыскать недоимку с ООО «Авторитет-авто+», на которое был переведен бизнес. За последние годы была примерно сотня таких дел, вспоминает партнер адвокатского бюро КИАП Михаил Успенский, подавляющее большинство налоговики выиграли.

Но в этом деле налоговики отошли от привычной практики – заменили ответчика и потребовали взыскать недоимку не с «Авторитет-авто+», а с СКБ «Примсоцбанк», утверждая, что он связан с компанией. Банк кредитовал «Авторитет-авто», даже когда компания перестала платить по долгам, следует из материалов суда. Частично долг перед банком был погашен во время налоговой проверки – через однодневку, созданную сотрудниками банка, он получил по заниженной цене имущество компании (см. врез на стр. 04).

Налоговики все активнее взыскивают недоимки, в том числе и с реальных бенефициаров компаний. Но третьим лицам претензии до сих пор не предъявляли, удивляется Андреев: компании рискуют быть признанными взаимозависимыми по любым основаниям.

Любая сделка сможет считаться признаком взаимозависимости, продолжает Андреев, хотя Конституционный суд в 2003 г. решил, что, признавая лиц взаимозависимыми, суд должен пользоваться основаниями, указанными в законе, а отношения между ними должны объективно влиять на сделки. Сама возможность банка оказать влияние может быть достаточным основанием для признания лиц взаимозависимыми, утверждали налоговики, сказано в материалах дела.

Признаки зависимости

Учредителем «Авторитет-авто+» был работник банка Кирилл Шелестов, а его мать – гендиректором компании, учредителем которой был председатель правления банка Дмитрий Яровой, следует из материалов суда. В качестве уставного капитала компания получила вексель на 10 млн руб. от связанной с банком компании. Банк с претензиями не согласился: передача актива, ранее принадлежавшего «Авторитет-авто», не может быть доказательством взаимозависимости. Суд первой инстанции с ним согласился. Но апелляция и кассация решение отменили: банк был связан с «Авторитет-авто+» и был конечным бенефициаром всех операций между компанией и банкротом. Верховный суд отказался передать спор на рассмотрение коллегии по экономическим спорам.

В создании и управлении обеими компаниями участвовали одни и те же люди (см. врез), в сделках не было экономической цели, а цены были занижены, считает Антон Зыков из KPMG. В цепочке вывода активов участвовало несколько компаний, но взыскали долг именно с банка, так как он был конечным бенефициаром операций – раз именно он получил имущество, объясняет сотрудник налоговых органов, знакомый с материалами дела. По его мнению, это развитие положений статьи 45 Налогового кодекса, которые раньше налоговики не использовали.

Подход в деле справедливый, но суды могут начать применять его широко, опасается юрист международной компании. В практике встречается около двух десятков признаков взаимозависимости юридических лиц: схожие учредители или их родственники, переход всех сотрудников из старой компании в новую, одинаковые телефоны, перечисляет Успенский.

Но иногда претензии предъявляют даже не связанным с должником компаниям, делится опытом Юлия Литовцева из «Пепеляев групп», – только из-за того, что они начали работать с клиентами банкрота. Суды могут достаточно вольно толковать понятие зависимости, согласна руководитель правового департамента Heads Consulting Диана Маклозян.

В зоне риска и банки, и другие кредиторы, которые совершали сделки с должниками, предупреждает Зыков: клиенты во время проверок уже спрашивают о рисках взыскания налога с взаимозависимых лиц. Претензии не грозят, если сделки совершены по рыночным ценам и с деловой целью, уверен Успенский, но предупреждает, что, если сделка заключена по рыночной цене со слишком большой отсрочкой оплаты, это может стать поводом для претензий. При каждой второй проверке налоговики обращают внимание на соответствие цен рынку, отмечает Зыков.

При наличии малейшей взаимозависимости и особых, необъяснимых условий, например кредита, в 90% случаев сделки будут оспорены именно так, уверена Маклозян. Подходы нынешнего судебного решения будут применяться, предупреждает и сотрудник налоговых органов, знакомый с материалами дела.

Представитель ФНС не комментирует решение суда, представители «Авторитет-авто+» и СКБ «Примсоцбанк» не ответили «Ведомостям».